Main Menu

Наркоборцы: ставка на профессионализм

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Назначение Рафика Мамбеталиева в июле прошлого года председателем Государственной службы по контролю наркотиков (ГСКН) не стало неожиданностью для наркоборцов. К руководству одной из самых профессиональных силовых структур, способных реально влиять на наркоситуацию в стране, пришел опытный оперативник, в свое время возглавлявший милицейские главки по борьбе с организованной преступностью, терроризмом и экстремизмом. Не умаляя роли антинаркотического подразделения МВД, можно смело сказать, что ГСКН является главным координирующим и контролирующим органом государства в системе наркополитики. Именно здесь реализуются действенные планы по противодействию наркоэкспансии во всех ее проявлениях, представляющую реальную угрозу стране, и в первую очередь молодому поколению.
Несмотря на плотный рабочий график, председатель ГСКН нашел время для встречи с нами, чтобы рассказать об уже достигнутых результатах деятельности возглавляемого им ведомства и поделиться планами на будущее.

SAMSUNG CAMERA PICTURES

SAMSUNG CAMERA PICTURES

     — Рафик Соорбекович, известно, что до вашего прихода в ГСКН была не совсем здоровая обстановка. — С чего вы начали? 
— Действительно, морально-психологический климат в коллективе тогда оставлял желать лучшего. Он делился на различные группировки, в том числе на так называемых приближенных к руководству, были сотрудники, не согласные с политикой начальников. Начал с оздоровления морально-психологического климата в коллективе, уделяя особое внимание кадровым вопросам.
На момент моего назначения 1 июля прошлого года в ГСКН имелось 37 вакантных должностей, из них 18 — руководящего состава: начальников отделов, управлений и так далее. Назначил на них не «пришельцев» со стороны, а из числа своих опытных сотрудников, отвечающих современным требованиям, способных принимать самостоятельные ответственные решения. Без лишней скромности отмечу, что не ошибся во вновь назначенных руководителях. Постепенно закрыл и другие вакансии.      Затем поставил перед личным составом принципиально новые задачи, что помогло закончить прошлый год хорошими показателями: тяжелых наркотиков изъято 5 тонн, на одну тонну больше, чем в 2014 году, а различных наркотических веществ и их разновидностей — 5,5 тонны. Это только по линии ГСКН. Во взаимодействии с соответствующими структурами других силовых ведомств изъято 28 тонн наркотиков. Ликвидированы 35 организованных преступных наркогруппировок, совместно с ФСКН России, АКН Таджикистана и ДБН Казахстана выявлено и пресечено 42 международных каналов незаконного оборота наркотиков.
     — Как у опытного оперативника, наверняка, у вас есть свое видение приоритетных задач и направлений деятельности вашего ведомства. Назовите их, пожалуйста. 
— Безусловно. Прежде всего ГСКН должна быть аналитической службой, способной оперативно отслеживать весь процесс незаконного оборота наркотиков и принимать адекватные меры по противодействию ему, уменьшать спрос на наркотики, жестко пресекать факты наркокоррупции в государственных органах, ликвидировать источники и инфраструктуру наркобизнеса. Теперь что касается стратегических направлений. Их у нас четыре. Кыргызстан находится на северном маршруте наркотрафика, по которому крупные партии наркотиков вывозятся через Казахстан в Россию и далее в Европу. Наша задача — создать эффективный заслон всем способам их транспортировки, задерживать и изымать. Второе направление — это выявление и ликвидация организованных наркогруппировок транснационального масштаба, финансовых источников и замораживание их счетов.
Нынешняя наркоситуация в стране резко отличается от той, которая была, скажем, пять лет назад. Увеличилось число желающих заняться весьма прибыльным бизнесом — транспортировкой и доставкой наркотиков. Изменился и сам состав преступных наркосообществ. Если раньше они формировались в основном по этническому признаку, то сегодня там сплошной интернационал. В-третьих, это борьба с наркокоррупцией в соответствующих госорганах и силовых структурах, когда их сотрудники, призванные бороться с наркобизнесом, сами его крышуют. В 2015 году выявлено 12 преступлений, связанных с наркокоррупцией, фигурантами которых проходят 18 спецсубъектов: сотрудники МВД, ГСИН, ГСКН и других ведомств. И, наконец, четвертое направление нашей деятельности — профилактика наркомании. Раньше этой проблеме уделялось второстепенное внимание, что и стало одной из причин увеличения числа употребляющих наркотики. Чтобы восполнить этот пробел, во всех регионах и областных центрах на постоянной основе проводим семинары-тренинги с участием полномочных представителей правительства, акимов, руководителей айыл окмоту, студентов и школьников, выпустили также шесть роликов по антинаркотической пропаганде на кыргызском и русском языках. Проводим конкретные спортивные мероприятия для того, чтобы здоровый образ жизни стал для всей молодежи Кыргызстана традиционным и перед ней не стоял «гамлетовский» вопрос: быть или не быть (тюрьма или смерть).
     — Кстати, в нашей молодежной среде довольно распространена пагубная привычка употребления так называемого спайса. Занимается ли этим ваше ведомство? 
— По нашему предложению эта вредная для здоровья по медицинским показателям курительная смесь внесена в реестр запрещенных психоактивных веществ. Таким образом, спайс считается наркотическим веществом и борьба с его распространением и употреблением тоже входит в функции ГСКН. Кроме этого, создали в Бишкеке общественное объединение «Антиспайс» из числа волонтеров и добровольцев, изъявивших желание разъяснять молодежи пагубность употребления этой курительной смеси и его последствий.
     — Сегодня практически во всех силовых структурах есть подразделения, призванные бороться с распространением наркотиков. Нет ли у вас ощущения, что каждое из них тянет одеяло на себя и в результате отсутствуют единый подход и взаимодействие в борьбе с этим злом? 
— Вы, наверное, имеете в виду конкурентные отношения между ведомствами такого профиля. Каждый занимается своим делом, но цель у нас общая. ГСКН работает в тесном взаимодействии с аналогичными структурами силовых ведомств. Вот один из примеров. К нам как координирующему органу в сфере государственной наркополитики обратились сотрудники Государственной таможенной службы с предложением провести комплекс совместных оперативно-разыскных мероприятий по обезвреживанию устойчивой наркогруппировки, длительное время занимавшейся поставками и сбытом крупных партий тяжелых наркотиков афганского происхождения из южных регионов республики в Бишкек и Чуйскую область. 11 января 2016 года в ходе совместной спецоперации в столице на улице Ибраимова была задержана автомашина «Тойота», в которой находились трое уроженцев Оша и бишкекчанин. При досмотре автосалона внутри подлокотника заднего пассажирского сидения оперативники обнаружили и изъяли полиэтиленовый пакет с героином общим весом около трех килограммов. Стоимость изъятого наркотика на черном рынке, по оценке экспертов, составляет более 3,5 миллиона. Подчеркну, мы работаем в тесном контакте не только с       отечественными антинаркотическими структурами, но и с соответствующими ведомствами ближнего и дальнего зарубежья. Необходимость международного тесного сотрудничества в борьбе с незаконным оборотом наркотиков обусловлена в том числе активизацией террористических и экстремистских организаций, имеющих свои интересы в контролируемом ими наркобизнесе. Известно, что так называемое ИГИЛ на наркотрафике и реализации наркотиков ежегодно имеет около 500 миллионов долларов, не считая доходов от реализации контрабандной нефти.
Один из основных наших партнеров — Федеральная служба по контролю наркотиков Российской Федерации. Как уже говорил, в большом объеме сотрудничаем с наркоборцами Таджикистана, Казахстана. Сейчас пытаемся установить связи с литовскими коллегами, потому что наркотрафик в Европу проходит в основном через прибалтийские страны.
     — Можно ли говорить об открытости и о прозрачности работы вашего ведомства? 
— В какой-то степени это возможно. И в первую очередь в формате объединения усилий гражданского общества и властных структур в борьбе с наркоугрозой. К сожалению, статистические данные говорят об увеличении числа наркозависимых в стране, в том числе инъекционных. Даже посадив наркомана, невозможно заставить его «соскочить» с иглы. Жесткие меры надо принимать в отношении тех, кто распространяет «дурь», зарабатывая на здоровье людей. Мы открыты для всех, кто имеет конкретные предложения по усилению борьбы с незаконным оборотом наркотиков.
     — Рафик Соорбекович, как решаются вопросы материально-технического обеспечения службы, обучения, переподготовки кадров, а также социальные проблемы сотрудников? 
— В связи с определенными трудностями в стране мы стараемся изыскать собственные ресурсы для решения этих вопросов. Так, по моей инициативе, ГСКН переданы 2 гектара земли в Карагачевой роще, принадлежавших одной из частей внутренних войск. Здесь с помощью ФСКН России будем строить филиал Красноярского юридического института по подготовке наркополицейских, квартиры для его преподавателей, а также учебно-тренировочный центр по повышению квалификации сотрудников. Опять-таки при поддержке российских коллег строим в Оше пятиэтажное здание южного управления ГСКН. Планируем сдать его в эксплуатацию в августе текущего года. Кроме этого, в рамках программы ПРООН достигнута договоренность с Управлением по наркотикам и преступности ООН о строительстве новых зданий ГСКН в Караколе, Таласе и Джалал-Абаде. Что касается учебы и переподготовки наших наркоборцов, то в этом плане уже наметился ряд положительных моментов. Все наши сотрудники прошли в свое время переподготовку в сибирском юридическом институте, специализирующемся по подготовке наркополицейских, а также в соответствующих вузах Турции, Кореи и Казахстана. По договоренности с ФСКН России в красноярском вузе на бюджетной основе обучаются 45 наших ребят, 20 из них его уже заканчивают учебу и этим летом пополнят ряды наркоборцов страны. В плане материально-технического обеспечения тоже есть определенные подвижки. На безвозмездной основе российские коллеги передали нам два беспилотника для контроля за посевами дикорастущей конопли и семь машин «Нива». Несколько из них отдали Государственной службе исполнения наказаний. У нас с ними подписан меморандум о взаимодействии по предупреждению переброса и проноса наркотиков в места лишения свободы.
И еще один очень важный момент. До последнего времени ГСКН не было выделено ни одной квартиры. По этому вопросу обратился лично к премьер-министру Т. Сариеву, полномочным представителям правительства в регионах и нашел полное понимание. Как говорится, процесс пошел: в Оше для сотрудников ГСКН выделено 10 квартир.
В заключение отмечу, борьба с незаконным оборотом наркотиков не преемлет временных разовых компаний, а требует комплексного подхода с участием всех государственных органов и общества. Поэтому мы сейчас разрабатываем стратегический план борьбы с наркобизнесом на 2016-2020 годы, где будут отражены основные направления предназначения государственной службы по контролю наркотиков.

Интервью взял Сергей СИДОРОВ.
Фото автора.






Related News

Ала качуу — несмолкающий стон кыргызских женщин…

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintНесколько дней назад общество сотрясла страшная весть об убийстве Айзады Канатбековой — очередной жертве алаRead More

Сильный Основной закон — сильное государство

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintПрезидент Садыр Жапаров проголосовал на выборах депутатов местных кенешей и референдуме по проекту новой КонституцииRead More

Добавить комментарий