ISSN 1694-5492
Основана 23 марта
1925 года

ЕДИНЫЙ КЫРГЫЗСТАН - ЕДИНЫЙ НАРОД

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА

Превратятся пастбища в пустыни?


В нынешнем году Жогорку Кенеш принял закон о передаче 500 тысяч гектаровмалопродуктивных пастбищ для развития садоводства, высадки хвойных и других видов деревьев промышленного назначения. Оправдано ли принятие такого нормативного акта, не погубит ли решение парламентариев животноводство республики? На эти и многие другие вопросы нашему корреспонденту ответил генеральный директор Национальной ассоциации пастбищ Абдималик ЭГЕМБЕРДИЕВ.

 

— Мы не первый раз беседуем с вами на тему рационального использования наших альпийских лугов. Помнится, вы были категорически против того, чтобы джайлоо использовались в других целях. Но сейчас вашего голоса протеста что-то не слышно.

 

— До сих пор испытываю двойственное чувство. Убеждён, что пастбища — национальное достояние нашего животноводческого края, но в то же время больно наблюдать за продолжающейся деградацией горных выпасов.

 

— И сколько сейчас деградированных участков?

 

— Как известно, в Кыргызстане 9 миллионов гектаров пастбищ. Из них сильно деградированных — 17% от общей площади. А в начальной и средней стадиях — 50%.

 

— Ужасная цифра. Почему же мы так беспечно относимся к своему природному богатству?

 

— В советское время за каждым колхозом-совхозом был закреплён свой участок горных выпасов. Каждое хозяйство было обязано поддерживать травостой на нём в должном порядке. Ну а сейчас вольница…

 

Фермеры пасут скот несмотря на запреты там, где им вздумается. В результате придорожные луга основательно вытоптаны, а дальние заросли кураем.

 

В последние годы поголовье животных у крестьян значительно выросло. Если на одном условном участке, согласно всем зоотехническим нормам, должно пастись 300-400 овец, то фермеры пасут 1,5-2 тысячи. А у овцы, как говорили наши предки, пять ртов. Что она не съест, то вытопчет.

 

К тому же сейчас очень много беспородных, малопродуктивных овец — примерно 70-80 процентов от общего поголовья этих животных. Наша овца весит 30-35 килограммов, а за рубежом эти животные — 70-80 килограммов. В Европе с одной овцы получают 7-8 килограммов шерсти, наши чабаны в лучшем случае — три. На данный момент в Кыргызстане более пяти миллионов голов мелкого рогатого скота. Если наше животноводство и дальше будет развиваться по экстенсивному пути развития, то наступит пастбищный коллапс. Поэтому пришла пора племенное дело вновь отдать государству.

 

Более того, я предлагаю премировать фермеров, которые приобретают породистый скот, и, напротив, штрафовать тех, кто выращивает малопродуктивных животных.

 

Большие у нас претензии к тем чабанам, у которых есть высокие покровители. Эти животноводы, будем так говорить, принципиально пасут овец на самых лучших участках, вторгаются на участки других крестьян — близлежащих, с сочными травами. И никакие уговоры, призывы на них не действуют. В результате дальние выпасы зарастают сорной растительностью. Особенно опасна для здоровья животных трава под названием караган. Это настоящий яд.

 

— Картину вы нарисовали довольно мрачную. Но что в итоге — будем наблюдать за деградацией пастбищ и отдавать их частями садоводам и лесникам?

 

— Зачем вы так говорите? Ещё в 2009 году в Кыргызстане при поддержке международных организаций стали создаваться пастбищные (жайыт) комитеты. На сегодняшний день их в республике 454. Эти общественные организации получили от Всемирного банка, Международного фонда сельскохозяйственного развития, других доноров в общей сложности $100 миллионов. Деньги потрачены на приобретение тракторов, грейдеров, строительство мостов на труднодоступных участках, прокладку дорог, покупку компьютеров и другие цели. Основная обязанность жайыт комитетов — грамотно, рационально распределять пастбищные участки, следить за качеством травостоя.

 

Наша ассоциация занимается также обучением чабанов. На специальных курсах мы им доказывали, что если овца поедает свежую траву, то за год её привес составляет более 30 килограммов, а если пожухшую — то всего 15-17 килограммов.

 

Внедрили (правда, не везде) электронную систему под названием «Электронный пастух». Объясню, что это такое. Проводом, находящимся под небольшим напряжением, огораживается отдельный участок пастбища. Животное мирно пасётся внутри этого участка, но если захочет шагнуть за его пределы, то получит удар током. Слабый, едва чувствительный, но корова или овца сразу поймёт, что выходить за пределы участка больше не следует.

 

Эта система придумана на Западе для рационального использования травостоя. Пока один участок пастбищ отдыхает, на другом пасутся животные. Это мировая практика, теперь и мы пытаемся внедрить её.
Обеспечиваем также крестьян семенами трав, за что они нам бесконечно благодарны. У нас есть несколько пилотных жайыт комитетов, где выращивается посевной материал для последующего его распространения в других регионах страны.

 

— Где логика в ваших словах? В начале беседы вы говорили о деградации горных выпасов, несознательных чабанах, сейчас убеждаете в крепкой совместной работе крестьян, жайыт комитетов и вашей организации.

 

— Логика, как вы говорите, в человеческом факторе. Из 454 пастбищных комитетов 300-350 работают нормально, справляются со своими обязанностями, а вот работа остальных организаций оставляет желать лучшего. Эти цифры взяты не с потолка, а после проведения специального опроса среди фермеров. Подчас в работу жайыт комитетов вмешиваются руководители айыльных аймаков, районных администраций, да и не все директора пастбищных комитетов трудятся с полной отдачей. Так что проблем, как и достижений, хватает.

 

— А на какие средства существуют жайыт комитеты — зарубежные благодетели помогают?

 

— В основном за счёт взносов фермеров. В год за одну овцу они платят от 20 до 35 сомов, за корову — от 65 до 150 сомов. Одна треть от полученной суммы поступает в местный бюджет, две трети — в жайыт комитеты. Конечно, этих денег не хватает, но рачительные, толковые руководители все полученные средства расходуют рационально, с пользой для дела.

 

— А знаете, какой вывод я сделал после нашей беседы: депутаты правильно поступили, выделив 500 тысяч гектаров на разбивку садов и лесных угодий. Не могут чабаны грамотно использовать все пастбища, подчас даже портят их!

 

— В принципе, я согласен с вами. Пусть фермеры будут иметь дополнительные источники доходов в виде урожая фруктов и деловой древесины. Ну а вдруг на этих участках богатеи начнут строить себе дворцы и фазенды?

 

— Вам и карты в руки. Отслеживайте ситуацию, боритесь с этими негативными явлениями. Ваша ассоциация — независимая общественная организация. Кого вам бояться?

 

Вячеслав АНИКИН.
Фото автора.
На снимке Абдималик Эгембердиев.

Автор: -

Дата публикации: 15:55, 22-11-2022

ПОИСК ПО АВТОРАМ:

АбытовАйжигитовАрисоваАщеуловБайджиевБеляковБиялиновБоконбаевВоропаеваГоршковаНестероваДосалиевСапожниковКенжесариевКовшоваКузьминПетровПлоскихПоповаПрокофьеваСидоровстейнбергШаповаловШариповШевцовШепеленкоШириноваЭркебаев