Main Menu

Глобальные, региональные и национальные угрозы и вызовы: найти ответы

Глобальные, региональные и национальные угрозы и вызовы: найти ответы
ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

В Бишкеке 13-14 апреля этого года состоится международная конференция «Проблемы адаптации горных регионов Центральной Азии к глобальному изменению климата». Ожидается участие специалистов из всех стран Центральной Азии, Китая, США и Европы.

Должен заметить, что тема глобального изменения климата в её активной фазе обсуждается уже более десятка лет и почти во всех её аспектах: экологических, экономических, социальных, политических и уже стала тривиальной. О ней сегодня не говорят только ленивые. Данной проблемой как бы занимаются и государственные структуры, и многочисленные НИИ, и общественные организации. Заявления высших руководителей государств мира, в их числе и Центральной Азии, о необходимости принятия решительных мер по адаптации к изменению климата прозвучали на саммитах самого высокого международного уровня. Тем не менее, ситуация в глобальном и региональном измерениях не улучшается. Что же реально может сделать отдельно взятая страна Центральной Азии в условиях глобального экономического и экологического кризисов? Поскольку в нашем мире всё взаимосвязано, а речь о глобальном процессе, то и следовало бы, на мой взгляд, рассмотреть эту проблему шире — в геостратегическом, геополитическом аспектах. То есть в контексте кризиса второй, индустриальной, волны цивилизации (по Элвину Тоффлеру), в который вовлечены страны Центральной Азии и от чего они не смогут изолироваться. Кыргызская Республика на фоне перманентных экономических трудностей, последовавших после обретения суверенитета, культурно и технологически маргинализируясь, оказалась перед лицом сложных глобальных, региональных и национальных вызовов и угроз. Сможет ли она адекватно ответить на них?

Глобальные и региональные угрозы

Геополитические. Не требуется доказательств, что Кыргызстан на рубеже XX и XXI веков оказался в центре геополитических интересов глобальных и региональных игроков: Китая, России, США, Турции, Казахстана, Узбекистана, Таджикистана. Исход конфликта интересов, в том числе за богатые природные ресурсы гор, сложно предсказать. В последнее время резко обозначилась ещё одна большая угроза — различного рода радикальные течения, как реакция на негативные стороны глобализации.

Главная черта глобализации — унификация, или иначе стандартизация, всех сфер жизнедеятельности современных обществ, т. е. культуры, в широком смысле, как исторически сложившейся в конкретных физико-географических условиях среды обитания парадигмы хозяйственной и морально-нравственной жизнедеятельности этносов, народов. Однако тренд к однообразию в полном соответствии с законом необходимого разнообразия У. Эшби, Н. Винера и К. Шэннона ведет к росту энтропии в системе и к её гибели в соответствии с законами термодинамики и синергетики. В любых системах, в их числе и социальных, включаются естественные механизмы сопротивления росту энтропии. Если бы не работали эти механизмы, то давно бы наступила тепловая смерть Вселенной.

Между прочим, в подлинной демократии принцип необходимого разнообразия реализуется в достаточной мере. Естественное сопротивление социумов культурному и этническому единообразию процесса глобализации порождают в народах волну политического, экономического, конфессионального и этнического самоопределения, самоидентификации со всеми вытекающими из этого как положительными, так и негативными следствиями. Безусловно, опасными являются рост национализма, экстремизма, сепаратизма, радикализма и терроризма, как крайнего средства борьбы. Перечисленные негативные процессы, как мы видим, в прошлом веке и в настоящее время охватили Африку, Ближний Восток, Афганистан и уже все сильнее проявляются в государствах Центральной Азии.

Экологические. Деградация экосистем Земли, проявляющаяся в истощении всех природных ресурсов: земельных, водных, атмосферных, биологических, минеральных, — факт несомненный. Она вызвана экспоненциальным ростом численности человеческой популяции и связанной с этим процессом масштабной экономической экспансией на экосистемы. Ограниченность природных ресурсов Земли инициирует конфликт интересов. Практически все в истории войны, какими бы они лозунгами не маскировались: религиозными, идеологическими и иными, стали борьбой семей, родов, племен, государств за природные ресурсы, за жизненное пространство. Как известно, экосистемы обладают способностью к самовосстановлению, но до определенного критического порога, за которым они перестают предоставлять экономические услуги в требуемом количестве или вовсе разрушаются. Доказано, что, начиная с 1970 года, человеческая популяция стала потреблять ресурсы с превышением годового лимита и в 2015 году за восемь месяцев она (7,3 млрд. людей) потребила весь годовой запас природы. Кыргызстан не является исключением из общего правила. В нем проявлены практически все из указанных процессов. Более того, экосистемы горных стран, как известно, особо уязвимы к природному и антропогенному воздействиям.

Глобальное изменение климата в нашей республике проявляется в масштабном таянии ледников и снежников — основных источников водных ресурсов. О последствиях этого процесса написано и сказано много. И, тем не менее, позволю напомнить факты. По прогнозам зарубежных и отечественных специалистов к 2030 г. сток рек Кыргызстана сократится на 25-35%, а к 2050 г. еще на 30-40% и составит всего около 16 куб. км/год (в настоящее время — 53,9 куб. км/ год). Это в нашей республике. В Центральноазиатском же регионе, по моим расчетам, суммарный сток рек в 117-120 куб. км /год, формирующихся в горах Кыргызстана и Таджикистана, к 2030 году уменьшится вдвое; а к 2050 г. — вчетверо, до 35-36 куб. км/год. По данным других авторов, суммарный сток рек в 2050 г. прогнозируется в пределах 20,4-42,4 куб. км/год. Таким образом, главной угрозой стабильности и самой жизни в Центральной Азии уже к 2030-2050 гг. станет жесточайший дефицит питьевой и поливной воды, что неизбежно приведет к сложнейшим политическим и социально-экономическим следствиям. В первую очередь встанет проблема обеспечения продовольственной безопасности и поставит под сомнение ряд других долгосрочных программ развития, в частности в сфере энергетики и горнодобывающей отрасли. Как результат всего — политическая дестабилизация в ЦА, в которой веками шли так называемые «кетменные» войны за воду. Напомню: президент Узбекистана и авторитетные международные эксперты не единожды высказывались о вероятности в ЦА «горячей войны» за водные ресурсы.

Судя по всему, на уровне политики нет ясного понимания взаимосвязи и взаимозависимости наших стран. Каждая страна погружена во внутренние проблемы и полагает, что перед глобальными и региональными угрозами выстоит в одиночку. Также нет понимания того, что горы — далекие от равновесия, неустойчивые системы и масштабная деградация горных ледников Тянь-Шаня и Памира в засушливом Центральноазиатском регионе приведет к кардинальной трансформации всех экосистем ЦА: сработает «эффект домино». Таяние ледников, снежников, вечной мерзлоты в нивальной зоне гор — это первая кость в ряду домино, за ней последуют другие горные и равнинные экосистемы, а последняя кость в ряду — человеческие сообщества всего региона. Позволю информировать вас, уважаемые читатели, что ещё в 2002 году по инициативе вашего покорного слуги и академика А. Айдаралиева под председательством экс-президента, академика А. Акаева в Бишкеке состоялась конференция «Экологическая безопасность Кыргызстана, как фактор устойчивого развития государств Центральной Азии». В настоящее время мы, совместно с казахстанским отделением МАНЕБ, готовим монографию под этим названием.

Пользуясь случаем, хочу привести прозвучавшее на Совете безопасности страны в 1997 году мнение: «В XXI веке экологическая безопасность выходит на первый план в системе национальной безопасности».

К сожалению, при анализе вероятных сценариев экологических, социально-экономических и политических следствий глобальных угроз и вызовов XXI века не учитывается синергетический эффект, который может оказаться непредсказуемым.

Национальные (внутренние) угрозы

Они хорошо известны. Более трети населения (32%) проживает ниже черты бедности по официально установленному уровню для стран с догоняющей экономикой. Полагаю, что в связи с крайне неблагоприятной политической и экономической ситуацией, складывающейся в Евразийском экономическом союзе, уровень бедности в ближайшие годы начнет возрастать. Бедность, социальное неравенство, коррупция, поразившая все ветви власти, в том числе суды и правоохранительные органы, и резкое падение уровня образованности, просвещенности населения в совокупности порождают экстремизм, сепаратизм, радикализм, в том числе религиозный, и терроризм.

Недостаточная система управления — следствие масштабной маргинализации общества по горизонтали и, что особенно печально, по вертикали власти; отсутствие продуманной последовательной кадровой политики усугубляют проблемы устойчивого социально-экономического развития. Таким образом, перед Кыргызстаном стоят сложные проблемы сохранения государственности в условиях нового передела мира в борьбе за истощающиеся природные ресурсы и глобального изменения климата в стремительно глобализующемся мире. Не могу не напомнить, что некоторые политологи отнесли Кыргызскую Республику к несостоявшимся государствам и озвучили возможность её раздела между Казахстаном и Узбекистаном.

Парадоксальную ситуацию — бедность населения (источник множества бед) при богатейших природных ресурсах — можно выправить. Для этого следует изменить сложившуюся государственно-административную систему управления. Это трудно, так как, напомню сказанное выше, любая система — природная, социальная — имеет мощный арсенал защиты в виде отрицательной обратной связи. Однако при соответствующей политической воле это возможно. Методы, инструменты преодоления защитных барьеров системы — отдельная тема для обсуждения.

Все, что сказано мной выше, — не открытие. Это общеизвестные для научного сообщества факты. Проблема не в этом, а в том, что делать? Технологические методы решения проблем адаптации горных экосистем, их населения к трансформациям климата, сохранения и возобновления жизнеобеспечивающих водных ресурсов (ледников и снежников) в мировой практике есть, но они требуют огромных финансовых средств. Очевидно, что ни одна страна ЦА в одиночку, самостоятельно с таким масштабным проектом не справится. Мы привыкли рассчитывать на финансовую, техническую помощь международного сообщества. Между тем, страны ЦА, обладающие огромным экономическим потенциалом в виде самых разнообразных природных ресурсов, как мне представляется, могли бы сами решить не только экологические, но и социально-экономические проблемы. Для этого нужно понять взаимосвязь и взаимозависимость наших стран и проявить политическую волю для адекватного ответа глобальным и региональным угрозам в XXI веке.

Кулубек БОКОНБАЕВ.






Добавить комментарий