Main Menu

История одного решения

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

13 декабря в нашей газете под рубрикой  «Житейские сюжеты» был  опубликован материал «История одного решения». Откровенно говоря, не ожидали  такого  читательского  резонанса. Писали, звонили и допытывались: чем все-таки закончилась эта история одного  решения.
Пришлось обратиться  к автору публикации Инне Мардерфельд. И вот концовка всей этой  житейской истории.

Мария уехала к сыну в Алматы. Надежда перебралась к Ивану. Казалось, все хорошо и прекрасно. Пенсии Ивана, хоть и не очень большой, хватало на еду и оплату  коммунальных услуг. А самое главное, рядом была любимая женщина. Что еще  надо?
Но… «недолго музыка играла». Прошло месяца два. Иван затосковал. Все, что  ни делала Надежда, как ни старалась угодить Ивану, все было не так: и любимый борщ  не такой вкусный, как у Марии, и пироги  печет не так,  как  Мария, и  порядок не такой…  И даже комнатные цветы, не чувствуя прикосновения  ласковых рук Марии, загрустили: поникли, привяли, опустили головки. Надежда не оправдала надежды.
И для Ивана начались бессонные ночи. «Какой же я подлец? Что наделал? Как мог  предать самого близкого, родного человека?» — корил себя Иван.
И начал он строить планы  возвращения Марии домой.  По нескольку раз в день звонил в Алматы. Но Мария не подходила к телефону, не   брала трубку, не отвечала на звонки.  Тогда Иван решил обратиться к сыновьям. В  бой пошла «тяжелая артиллерия»: сыновья и невестки стали атаковать Марию, уговаривая  ее вернуться к отцу. Но Мария была непреклонна. Она не торопилась возвращаться в  родные пенаты: уж больно глубоко сидела обида в ее раненом сердце.
И вот однажды, когда Мария была дома одна, раздался звонок в дверь.  Почтальон принес телеграмму. «Мария, я люблю тебя. Прости меня. Прости. Возвращайся домой, тебя я умоляю. Твой Иван».
Что делать?  Как поступить? Ведь она до сих пор любит Ивана. И решила Мария  пойти в церковь, исповедаться.  Долго рассказывала она батюшке, как любила Ивана, как дружно они жили, как предал он ее и что сейчас просит прощения и зовет вернуться домой. И что она не знает, как ей поступить.
Внимательно выслушав исповедь Марии, батюшка произнес: «Надо уметь   прощать, дочь моя, сказано в Святом  писании». С облегченным сердцем вышла Мария из церкви и приняла решение  вернуться домой.
Иван был рад возвращению Марии. Жизнь вошла в привычную колею. В доме  все сразу преобразилось.
Я побывала в доме Марии и Ивана. Встретили меня приветливо. Тут тепло,  светло, уютно, во всем идеальный порядок. Поражает разноцветье комнатных растений. Цветы, как бы радуясь возвращению хозяйки, ожили, подняли  свои головки. И даже гимантус, который цветет один раз в году, в ноябре, расцвел раньше веселым ярко-оранжевым цветом.
На столе стоял фирменный пирог Марии с яблоками. Сели пить чай. Разговор поначалу не клеился. Но когда речь зашла о внуках, Мария и Иван оживились. А мне  все время хотелось задать вопрос: как вы сейчас живете? Но спрашивать было как-то  неловко. Иван, почувствовав это и приобняв Марию за плечи, произнес: «Живем мы сейчас с Марией, как в сказке, в добром здравии и ласке».
Дай-то вам Бог всего самого хорошего!

Инна МАРДЕРФЕЛЬД.
Бишкек.






Добавить комментарий