ISSN 1694-5492
Основана 23 марта
1925 года

ЕДИНЫЙ КЫРГЫЗСТАН - ЕДИНЫЙ НАРОД

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА

Страх над городом


Новая рубрика посвящена наиболее интересным фактам, имевшим место в истории нашей милиции. Это и страшные преступления, и изнурительный труд сыщиков, и любопытные моменты биографии людей в погонах. А главное — это публикации о мужестве, силе духа, преданности профессии человека, до конца стоящего на страже закона. Также попытаемся порассуждать о причинах, толкающих людей на злодеяния. Открывает рубрику дело о серийном убийце-маньяке, который в 1963-1964 годах держал в страхе жителей столицы. Заняться его поисками поручили начальнику ОУР МВД полковнику Борису Горященко и главе уголовного розыска УВД Фрунзе полковнику Игорю Скорину. Расследование не раз заходило в тупик, однако, пережив ряд неудач и проявив упорство, милиционерам удалось-таки поймать и обезвредить опасного преступника.

 

 

Жуткая находка

 

Ранним утром 11 мая 1964 года на окраине Фрунзе в ложбине на поляне, от которой начинается улица Хвойная, обнаружили труп женщины, едва прикрытый кофточкой и разорванной юбкой. Глаза покойной завязаны лоскутом материи. По заключению судмедэксперта, смерть наступила от ударов тяжёлым предметом по голове и удушения. Женщина была изнасилована. Опергруппа столичного уголовного розыска быстро установила личность убитой. Выяснилось, что ей было двадцать три года, проживала на той же улице. Родственники заявили, что с её руки исчезли позолоченные часы с браслетом. Нашлись свидетели, которые накануне убийства ехали с ней в одном автобусе, вышли на остановке «Туббольница» и также направились в сторону Хвойной. Однако никто из них ничего не видел. Отыскали и место, где убийца напал на жертву. Неподалёку лежала белая туфелька, забрызганная кровью, а на примятой траве остался след волочения. В семидесяти метрах от места нападения располагался «пятак», где частенько собиралась молодёжь из окрестных домов. И в этот раз там тоже собралась весёлая компания, но никто из них не видел подозрительных людей и не слышал криков о помощи. Словом, поиск преступника (или преступников) по горячим следам ничего не дал.

 

Тогда милиционеры принялись опрашивать местных жителей, копаться в оперативных сводках, пытаясь отыскать ранее зарегистрированные аналогичные преступления. Установили, что 3 ноября 1963 года в том же районе преступник-одиночка напал на женщину, однако ему помешали прохожие, и он сбежал.

 

Пострадавшая посчитала, что это обычное хулиганьё, и не стала заявлять в милицию. Другой подобный случай произошёл 8 ноября того же года. На сей раз нападению подверглась сотрудница одного из заводов. Но и тут нападавший не сумел исполнить свой замысел: на крик женщины прибежали родственники. О случившемся девушка рассказала коллегам, однако в милицию обращаться не стала.

 

Несколько зарегистрированных подобных фактов члены опергруппы столичного ОУР выявили в Аламединском районе. Все преступления относились к разряду так называемых висяков. Самое последнее датировалось 8 мая 1964 года, когда насильник напал на продавщицу универмага, возвращавшуюся домой из вечерней школы. Около полуночи она вышла из автобуса в безлюдном месте, к ней сзади подбежал мужчина и ударил чем-то твёрдым по голове. Она потеряла сознание, преступник затащил её в тупик между забором и трансформаторной будкой, раздел и, завязав глаза, изнасиловал.

 

Стало абсолютно ясно, что в районе орудовал опасный преступник — сексуальный маньяк. Почему-то ранее никому в голову не приходило объединить все эти факты в одно дело (по методу совершения преступления). Никто их не анализировал, не сопоставлял.

 

Из воспоминаний начальника уголовного розыска УВД Фрунзе полковника милиции Игоря Скорина:

«Я собрал все эти нераскрытые преступления, проанализировал и передал дела в прокуратуру республики, где их поручили специально выделенному старшему следователю по особо важным делам. Вместе с ним мы разработали план совместных оперативно-следственных действий по розыску убийцы-насильника. Чем тщательнее изучались эти преступления, тем больше росла уверенность, что все нападения совершены одним и тем же лицом. В первую очередь мы попытались установить приметы преступника. С этой целью провели повторный допрос всех потерпевших, пригласили художника-портретиста и попросили на основании рассказов пострадавших нарисовать портрет преступника. Однако эта затея провалилась — никто из женщин не видел его лица…»

 

По следу ночного зверя

 

Тогда сыщики принялись за выявление почерка злоумышленника. Итак, все деяния были совершены под покровом темноты в одно и то же время — около полуночи. Преступник подкрадывался сзади и наносил удар по голове. После нападения душил, иногда завязывал жертве глаза. Насиловал женщин, находящихся в бессознательном состоянии, либо мёртвых.

 

В УВД собрали группу поиска из числа опытных сотрудников. В помощь им были отряжены опера из МВД республики во главе с начальником отдела Борисом Горященко. В таком составе и продолжили работу. Милиция сбилась с ног, проверяя лиц, в прошлом судимых за изнасилования или привлекавшихся за подобные деяния. Все тщетно. Тогда к изучению дел прокуратура подключила команду психиатров, которая пришла к выводу: насильник страдает некрофилией. Возможно, состоит на учёте в психиатрических учреждениях. Пришлось поднять там все материалы, проверить всех, кто состоял на учёте, но — никаких зацепок. Попутно раскрыли несколько разбоев и краж, а выйти на след маньяка не могли. Зато сам он напомнил о себе: 22 мая снова вышел на ночную охоту. Свою жертву он подкараулил на улице Чуйской.

 

После этого случая в народе поползли слухи о коварном маньяке. Паника охватила весь город, люди старались не появляться на улице затемно, женщины отказывались выходить на работу в вечернюю и ночную смены. По вечерам устраивались засады в местах наиболее вероятного появления преступника. Все были уверены: он не остановится, это всего лишь временная передышка. На ход поиска влияла нехватка сотрудников. Несколько десятков оперативников не могли охватить весь город. Опера выходили на улицы в полночь, возвращались к трём ночи, докладывали, а к девяти утра — снова на работу. На сыщиков накладывалась колоссальная нагрузка, было понятно: так долго люди не выдержат, ведь они параллельно вели и другие дела.

 

После последнего нападения Скорина вызвали в административный отдел ЦК Компартии Киргизии и потребовали доложить о ходе розыска. Он пожаловался на нехватку сотрудников, и ему выделили триста дружинников, передали в распоряжение весь офицерский состав министерства. После этого каждый вечер в дозор выходили около сорока групп, которым попадались грабители, воры, хулиганы и уличная шпана.

 

Преступность в столице резко пошла на убыль. Ночной город был запружен милиционерами и дружинниками, но… Неуловимый маньяк вновь дал о себе знать. Очередное покушение он совершил 1 июня на той же улице Чуйской, что и в последний раз.

 

Из воспоминаний полковника Скорина:
«Едва суточная сводка о происшествиях легла на стол начальству, меня вызвали в административный отдел ЦК КПК. Разговор оказался жёстким, меня обвинили не только в слабой организаторской работе, но и в отсутствии фантазии, и тут же предложили использовать в качестве приманки женщин, работающих в милиции. Вечером, разослав дружинников, я приехал домой, предложил жене отправиться «погулять» и взял с собой самый дальнобойный пистолет. Лора сразу сообразила что к чему и спросила:

 

— Гулять будем вместе или порознь?
— Порознь, конечно.
— Значит, я буду приманкой? Тогда дай и мне пистолет.

 

Отдал ей миниатюрный «Вальтер», которым она отлично владела.

 

Выехав на окраину города, вышли из машины и углубились в тёмный лабиринт улочек: она впереди, я следом. Побродили так некоторое время по округе — результат нулевой».

 

Не по уставу одеты

Утром на планёрке Скорин получил по первое число от начальства: дескать, проваливаете операцию, товарищ. Да и сама идея была признана неудачной, стоило ли рисковать жизнями женщин? Меж тем особая опасность преступника заставляла идти на крайние меры: кто знает, сколько человек пострадает от его рук. Посему было решено применить изобретательность: переодеть мужчин-оперов. Отобрали с десяток сыщиков помоложе и отправили в театр — гримироваться. Облачили их в лёгкие блузки и платья, натянули парики. Ну вот, можно и в бой! За каждым закрепили группу сопровождения и рассыпались по самым мрачным местам Аламедина.

 

В один прекрасный момент приманку, за которой следил Скорин, случайно заприметила женщина, выглянувшая из ближайшего дома. Постояв немного, она вернулась в дом. Через минуту вышла другая и быстренько направилась к телефонной будке. Скорин по рации связался с дежурным и осведомился о последнем звонке. Оказалось, звонила жительница Аламедина и сказала, что видела того самого убийцу, переодетого в женское платье. Поняв, что их засекли, группа сопровождения на машине подобрала несостоявшуюся приманку и предупредила остальных о сворачивании операции.

 

Ну не получалось ничего у сыщиков! Однако желание схватить преступника и освободить город от страха не пропало ни у кого. Для каждого это уже было делом чести. Тем более что, входя во вкус, маньяк стал совершать особенно дерзкие вылазки. Следующее нападение поразило своей небывалой наглостью.

 

15 июня. Припозднившаяся супружеская чета возвращалась из гостей. Выждав момент, преступник набросился на них и ударил по голове обухом топора сначала мужа, затем жену. Они упали, нападавший снял с них часы, а потом поволок женщину в сторону. Та, придя в сознание, попыталась оказать сопротивление, тем самым подписав себе смертный приговор. Тем временем патруль обнаружил раненого мужчину. Завидев милицейскую машину, душегуб бросил рядом с телом часы и топор и дал дёру.

 

Примерно через полтора месяца произошло аналогичное преступление. Тогда даже удалось задержать подозреваемого, но очень скоро выяснилось, что парень ни при чём. Зато на следующее утро на месте происшествия был обнаружен топор, а неподалёку и самодельное топорище — часть рукоятки лопаты. Вышли на владельца лопаты, но он сообщил, что недавно её позаимствовал сосед. Который в свою очередь объяснил, зачем ему понадобилась лопата: он строил дом. Инструменты хранил во дворе. Кто же мог ими воспользоваться? Оказалось, что мужик попросил своих родственников помочь ему. И все они вроде бы ночевали дома, никуда не отлучались. Правда потом вспомнил, что один из них, водитель грузовика, перевозивший гравий, заночевал в машине. Земля на месте стоянки авто была усеяна стружкой и щепками, а в соседнем огороде валялась и сама лопата.

 

Получив санкцию прокурора, сыщики произвели обыск дома, в котором проживал тот самый водитель, а Скорин с напарником отправились на автобазу, где он работал. Там-то его и взяли. Задержанный нисколько не нервничал, держал себя в руках и невозмутимо начал рассказывать о своих ночных похождениях. Позже вернулись опера, обыскивавшие дом, и принесли массу вещественных доказательств — одежду и прочие вещи жертв. Убийца пояснил, что хранил их в память о своих «подвигах».

 

 

Сентиментальный убийца

 

Причина его неуловимости — в нём самом. Проживал на окраине столицы. Не хулиганил, не дебоширил, всегда вежлив, скромен. Творческая личность: играл на аккордеоне и даже писал повесть. Впрочем название её наталкивает на мысли о происхождении его агрессии — «О неразделённой любви». А завязывал жертве глаза, так как верил, что в них может сохраниться его изображение.

 

Как рассказали ветераны милиции, суд длился два с половиной месяца, было собрано восемь томов уголовного дела. Всего тринадцать эпизодов. После тщательнейшего изучения судьи вынесли вердикт: высшая мера наказания.

 

Из воспоминаний полковника Скорина:

 

«В ближайшем посёлке проживали шесть наших осведомителей, которые его знали, встречались с ним, но даже не могли себе представить, что этот тихий и спокойный парень является наиопаснейшим преступником. Ему было предъявлено обвинение в трёх убийствах, в тринадцати покушениях на убийство и изнасилованиях. Убийца признан медэкспертизой вменяемым, приговорён к расстрелу, и приговор приведён в исполнение. А на душе у сыщиков, да и у меня тоже, осталось чувство неудовлетворённости своей работой. Не смогли мы быстро найти преступника, а он, пока мы его искали, совершал всё новые преступления».

 

Урмат КЕНЖЕСАРИЕВ.

Автор: -

Дата публикации: 14:57, 02-12-2022

ПОИСК ПО АВТОРАМ:

АбытовАйжигитовАрисоваАщеуловБайджиевБеляковБиялиновБоконбаевВоропаеваГоршковаНестероваДосалиевСапожниковКенжесариевКовшоваКузьминПетровПлоскихПоповаПрокофьеваСидоровстейнбергШаповаловШариповШевцовШепеленкоШириноваЭркебаев