ISSN 1694-5492
Основана 23 марта
1925 года

ЕДИНЫЙ КЫРГЫЗСТАН - ЕДИНЫЙ НАРОД

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА

Атыр несгибаемая


Поскольку омбудсмен — это должностное лицо, на которое возлагаются функции контроля за деятельностью правительственных учреждений, то контроль его самого равносилен дискредитации собственно омбудсменского института как понятия. И тогда зачем он? Для «показать лицо?» А потом размазать!

 

 

ПОКА ОНИ ВМЕСТЕ

 

Не так давно прошла научно-практическая конференция, приуроченная к 20-летию института омбудсмена Кыргызстана.

 

В пригородный отель на пару-тройку дней съехались омбудсмены Центральной Азии, Азербайджана, Молдовы, России, Дании. Выступали, делились опытом, разрабатывали общую концепцию, заключали меморандумы о взаимопонимании и сотрудничестве… И я там был, «мёд-пиво пил». Было интересно и чрезвычайно больно слушать рассказы защитников прав человека: о последствиях армяно-азербайджанского конфликта (угроза минных полей), о скоплении в Молдове беженцев и перемещённых лиц (результат специальной военной операции РФ в Украине), об участии российского омбудсмена Татьяны Москальковой в обмене военнопленными («просто 80 человек вернулись домой»), об активнейшей работе общественных организаций Дании по обеспечению всем необходимым обездоленных и сбежавших из своих стран граждан (их детей обязательно обучают в местных школах).

 

Наша Атыр Абдрахматова поделилась всем увиденным и услышанным после вооружённой агрессии Таджикистана, что никогда не должно больше повториться. Вопросы по рубежам следует решать только переговорным путём (и никаким иным).

 

И были обсуждения таких тем, как гендерное равенство и семейное насилие, преимущества и опасности современных технологий (виртуальное вовлечение в секты и вербовка боевиков), дети в мигрантской среде.
Складывалось впечатление, что съехавшиеся к нам специалисты вместе с нашими многое способны исправить в этом отнюдь не идеальном мироустройстве. Только надо не мешать, а помогать. Представитель Кабмина Эдиль Байсалов пожелал институту омбудсмена не скатываться к бумажной отчётности, не погрязнуть в формализме. А вести чёткую линию по защите прав человека. Для чего, мол, будет изменён нынешний Закон «Об омбудсмене».

 

ГРУБОСТЬ, ХАМСТВО, НЕДОВЕРИЕ, РАЗВЕ ЧТО НЕ МАТ

 

Ещё не успели высохнуть чернила подписей под меморандумами, ещё звучат в памяти правильные слова о защите прав и свобод, как разгорается скандал в родных пенатах вокруг личности омбудсмена. Не института, а именно личности. Медиаресурсы запестрели информацией о заявлении Атыр Абдрахматовой.

 

Дело в том, что в Генпрокуратуру пожаловались на омбудсмена из-за её реформ в аппарате. Прокурорские проверили деятельность руководства и сотрудников и не нашли нарушений. Проверка началась 28 сентября во время командировки Абдрахматовой на юг после военного вторжения Таджикистана в Баткенскую область. И проверяли около месяца. А, надо сказать, буквально за день до проверки, то есть 27 сентября, на портале ВБ было размещено анонимное обращение бывших сотрудников аппарата омбудсмена к руководству страны с просьбой принять меры в отношении Абдрахматовой. Адреса обращения: глава правительства, председатель ГКНБ, генпрокурор, спикер парламента.

 

Очень оригинальное начало: «По поручению сотрудников аппарата, которые не могут назвать своих данных из-за возможного применения к ним незаконных притеснений и гонений со стороны Абдрахматовой, к вам обращаются бывшие работники главного правозащитного органа страны». То есть бывшие работники, не назвавшие себя, ищут защиты прав для действующих, тоже без имён. И только вдуматься: правозащитного органа страны. Кто-то из анонимщиков явно белены объелся. И куда у нас идут по закону анонимные письма? По крайней мере, шли? В мусорную корзину или остаются без рассмотрения. А тут вдруг главный надзорный орган берёт анонимку в оборот и три недели мурыжит Атыр и её команду.

 

А раз проверяют, то по какому поводу? «…Сразу в день представления Абдрахматовой прозвучали грубые и ничем не обоснованные обвинения в претенциозности нашей деятельности, безграмотности и непрофессионализме всего коллектива. Даже не пробыв и часа, ни получаса (стилистика сохранена — Г. К.) в своей должности, Абдрахматова усомнилась в пригодности всех членов нашего коллектива для защиты прав человека и гражданина. В то же время действия и методы ведения работы Абдрахматовой вызывают множество вопросов не только у коллектива, но и у высшего руководства страны».

 

Ну, раз такое дело, анонимным заявителям и указать бы на претензии со стороны высшего руководства. Не указывают, зато называют свои: «Негативное отношение к коллективу в самые первые дни её работы стало наглядным, когда во время поздравления женщин с Восьмым марта она даже не появилась и не сказала несколько тёплых слов в адрес нашей команды… А на публику в своём видеообращении заявляет о невозможности исполнения своих обязанностей сотрудницами женской колонии без улучшения условий их работы… В своём же аппарате — попытки Абдрахматовой лишить коллектив заслуженной заработной платы по защищённым в госбюджете статьям «квартальная премия», что не поддаётся объяснению (с этого и надо было начинать — Г. К.). Единолично распределяя выплаты и доплаты сотрудникам, Абдрахматова разделила коллектив на тех, кому разрешает начислять выплаты, и тех, кому не разрешает. Причём выплаты сотрудникам из южных регионов полностью остановлены. А такие же выплаты сотрудникам из северных регионов начислены».

 

А вот и националистические тенденции: «Позволяя себе открытые притеснения сотрудников по национальному признаку и знанию кыргызского языка, Абдрахматова вынудила уволиться всех русских.

 

Одних якобы по достижению возраста, других — по незнанию госязыка. Хотя и та, и другая категории сотрудников есть и среди кыргызскоязычных сотрудников… Заменяя реальную работу (по заявлениям — Г. К.) приверженностью доверять и получать информацию из социальных сетей, иногда фейковую, Абдрахматова совершенно теряет суть реальной работы с гражданами через письменные заявления…

 

Абдрахматова не понимает того, что она руководитель государственного органа, а не блогер-одиночка или индивидуальный правозащитник, настроенный ко всему государственному критически».

 

В обращении анонимов доходит и до кляузных измышлений (на них же, имярек, в суд не подашь): «Не стесняется Абдрахматова кичиться и хвалиться поддержкой высокими чинами во власти страны.

 

Одновременно с этим распространяет вздор, что Президент страны не справляется с проблемами шести миллионов (?!) со своими администрациями и многочисленными командами в регионах, а ей это под силу сделать в одиночку. Наверняка такие выражения дошли до лиц, контролирующих (?!) моральный облик Абдрахматовой. А, возможно, вызывают удивление — кому доверено управлять аппаратом омбудсмена…

 

Звонки к Абдрахматовой с замечаниями вышестоящих лиц (?!) из органов управления страной воспринимаются ею как личные просьбы, на которые она реагирует очень неадекватно, угрожая публиковать записи просьб в открытом пространстве…»

 

То есть, даже сами того не желая, анонимщики сделали высочайший комплимент омбудсмену, работающей не за страх, а за совесть. И какая-то соразмерность, даже аляповатость, кроется в таком пассаже: «Претензии Абдрахматовой на исключительность своего существования, занимающей должность только потому, что за неё проголосовали 50 парламентариев и сотня человек поставила «лайки» в личном аккаунте в соцсетях, не даёт ей права унижать весь коллектив…» А посему: «Более 40 человек из штата в 80 сотрудников вынуждены были уволиться из-за вздорности Абдрахматовой». Так завершается семистраничное формата А-4 анонимное повествование, которое Генпрокуратура почему-то взяла на вооружение.

 

КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ

 

А ещё до публикации в ВБ к высоким властям в конце июня в Комитет ЖК по конституционному законодательству поступило заявление замомбудсмена Гульнары Жамгырчиевой: «В связи с тем, что в аппарате создался нетерпимый морально-психологический климат, я вынуждена пойти на решительный шаг — уйти досрочно». Опять про «нетерпимость». Когда в комитете ЖК стали разбираться, выяснилось, что её дочь Диляна Молдокматова долгое время работала у матери секретарём.

 

А вот что говорит сама Атыр: «Оказывается, когда проверила информацию, действительно, после избрания Жамгырчиевой заместителем омбудсмена в 2015 году её дочь была устроена её же секретарём и даже некоторое время получала доплату как водитель. Диляна по сей день числится в аппарате и находится в декретном отпуске. К сожалению, это очередной конфликт интересов, будет служебное расследование».

 

Но главный конфликт интересов не малых с большими, а больших с большими же. Вот ответ Генпрокуратуры по проверке аппарата омбудсмена: «За три недели не найдено каких-либо подтверждений жалобам о нарушениях в кадровых вопросах, финансово-хозяйственной деятельности, начислений зарплаты и т. д.». Единственное: «Генпрокуратура внесла представление о нарушениях по срокам и порядку рассмотрения обращений граждан».

 

Не промолчала на сей раз и Атыр, не подававшая голоса после анонимки в ВБ. Так вот: «Сложившаяся система бюрократии, отписок, к сожалению, всё ещё сохраняется в институте омбудсмена. При этом все сотрудники получают зарплату, а вопрос ежемесячной надбавки «за сложность, качество, результаты вклада, проявления инициативы и ненормированный режим работы» в размере 50 процентов к должностному окладу стал вопросом постоянных манипуляций и саботажа. Ранее все сотрудники при всех омбудсменах получали эти надбавки независимо ни от чего. В этом году Указом Президента увеличены размеры зарплат наших сотрудников. Вопрос надбавок упорядочен».

 

Атыр напомнила, что институт омбудсмена в большинстве стран, как и в Кыргызстане, является институтом одного человека — омбудсмена. Ибо он приносит присягу, несёт персональную ответственность перед народом в лице парламента за свою правозащитную работу. Поэтому аппарат должен обеспечивать его деятельность, а не писать жалобы-анонимки или саботировать, как было не раз в двадцатилетней истории института акыйкатчы. «Цель некоторых политических групп, используя недовольство отдельных сотрудников аппарата, дискредитировать мою работу, понятна и ожидаема, так как этот инструмент работает в системе госслужбы всегда», — считает Атыр Болотбековна. Она также вспомнила, как несколько месяцев назад один из работников аппарата сообщил, что к нему обращался представитель ГКНБ с просьбой написать жалобу на Абдрахматову. И якобы сказал, что требование дискредитировать омбудсмена любыми средствами, возбудить уголовное дело и попытаться снять с должности через парламент исходит от главы ГКНБ. А посему, как сказано в заявлении омбудсмена для СМИ: «Принимая во внимание высокую степень интриг и сплетен на госслужбе, для недопущения провокаций и необоснованных взаимных обвинений двух государственных органов и понимая, что всё руководство страны занято решением вопроса пострадавших вследствие вооружённой агрессии Таджикистана, от акыйкатчы направлено предложение о встрече при любой возможности в адрес Камчыбека Ташиева».

 

А ещё Атыр отметила, что в аппарате омбудсмена начались сборы подписей против неё: «При этом вновь звучит имя главы ГКНБ, Президента и председателя Кабмина. Попытки, используя политическую ситуацию в стране, а также имена должностных лиц, дискредитировать омбудсмена возобновились. И это на фоне проводимых изменений в структуре аппарата».

 

Чтобы сохранить институт омбудсмена, создана комиссия для проведения кадровых изменений в аппарате с участием парламентариев от каждой фракции, депутатской группы и трёх депутатов, не вошедших в какую-либо фракцию или группу, а также представителей администрации Президента, ГКНБ и правозащитных, неправительственных организаций. Результаты работы комиссии будут публичными.

 

РЕМАРКА

 

Каким всё-таки должен быть институт омбудсмена? Не таким же, когда в нём по двадцать лет работали тётки, периодически уходя в декретный отпуск, получая автоматом 50-процентную надбавку и мало-помалу низводя омбудсменство до серенькой штатной конторы, от которой ни холодно ни жарко. Как поделился мнением в соцсетях, видимо, не сторонний наблюдатель: «О том, что институт омбудсмена — это должность одного человека, говорилось с самого начала, но никто это не услышал. Дошло до того, что стали направлять представителей омбудсмена в суды, которые там сидели как пугало без всяких прав на участие в деле. Такой дурдом практиковался с приходом на должность Турсунбека Акуна. Этот ветврач не имел представления об омбудсменстве. Ему мерещилось, что омбудсмен — это аппарат управления, который рассматривает жалобы граждан. Аппарат ему был нужен, чтобы чувствовать себя неким начальником, и он добился штата управления в 75 единиц. Тогда как омбудсмен не должен иметь даже секретаря. Омбудсмен публично высказывает своё мнение, несогласие с тем или иным законом. Как-то другой экс-омбудсмен Турсунбай Бакир уулу публично заявил, что они рассмотрели 15 тысяч жалоб, и некому было спросить, кто вы такие, чтобы рассматривать жалобы. Похоже, Абдрахматова поняла такие проблемы, но всё равно тоже хочет иметь аппарат управления. И это плохо».

 

 

От себя добавим, на кону новый закон об НКО, проект которого омбудсмену следует направить в Венецианскую комиссию. Речь идёт о том, быть или не быть у нас некоммерческим, неправительственным организациям. Так, координатор проектов Фонда Ханса Зайделя в Центральной Азии Макс Георг Майер говорит: «Многие положения законопроекта, подготовленного администрацией Президента, противоречат Международному пакту о гражданских и политических правах, участником которого Кыргызстан является с 1994 года. И это окажет большое влияние на ежегодный страновой рейтинг и уменьшит инвестиции Запада в вашу страну. После консультаций с моими коллегами я должен отметить, что Кыргызстан может принять один из самых ограничительных законов об НПО на постсоветском пространстве. В конце каждого года я всегда с большой гордостью называл Кыргызстан в своём годовом отчёте «мой демократический остров в Центральной Азии». Из-за последних событий мне всё труднее и труднее использовать это обозначение».
По его мнению, законопроект очень радикален и недифференцирован. Не учитывает того, что 97 процентов НКО в Кыргызстане являются организациями, оказывающими услуги в сфере образования, социальной помощи, культуры, охраны окружающей среды. И только три процента имеют политическую повестку дня.
А мы говорим о контроле над омбудсменом, переворачивая всё с ног на голову. Если омбудсмен, находясь после реформы в другом качестве, и сама общественность не противостанут законопроекту об НКО, то начиная с мая, считают независимые эксперты, чрезвычайно высока вероятность того, что столь важные демократические институты, как свобода выражения мнений, свобода объединения и свобода мирных собраний, участие в управлении государством и общественный контроль, станут недоступны в нашей стране.

 

А нам это надо?..

 

«Гражданин КР Болот Темиров никаким образом и ни под каким основанием не мог быть насильно, против его воли выдворен за пределы государства. Генпрокуратура в срочном порядке должна принять меры по обеспечению неуклонного и единообразного применения гарантий Конституции КР для всех граждан без исключения, так как завтра по прихоти любого представителя правоохранительных органов под угрозой окажутся права полумиллиона граждан Кыргызстана, имеющих одновременно гражданство РФ».
1. Институт омбудсмена с самого начала уголовного преследования журналиста Темирова отмечает, что уголовные дела в отношении него необоснованны, противоречат принципам уголовного судопроизводства, предусмотренным национальным законодательством и Всеобщей декларацией прав человека, МПГПП, по следующим основаниям:

 

Органы следствия нарушили требования УПК, в соответствии с которыми уголовное дело не может быть возбуждено, а возбуждённое дело подлежит прекращению за истечением срока давности уголовного преследования по ч. 2 ст. 379 УК КР, поскольку предполагаемое преступление Темирова в виде «подделки документов» было совершено в 2008 году, а срок давности по нему истёк ещё в 2013-м.

 

Во всех уголовных делах в отношении Темирова было допущено много процессуальных нарушений и недостатков.

 

Институт отмечает, что если по некоторым делам правоохранители вышли за пределы установленных законодательством служебных полномочий, то по другим не в полной мере соблюли принципы уголовного преследования.

 

«Суды не могут восполнить следственные ошибки, процессуальные нарушения и недостатки следствия во время судебного разбирательства», — отмечается в обращении омбудсмена.

 

Как результат таких намерений — всё здравомыслящее общество страны стало свидетелем нарушения прав гражданина КР из-за приговора суда, вынесенного 23 ноября.

 

2. Приговор Бишкекского городского суда от 23 ноября 2022 года, по которому Болот Темиров был незамедлительно выдворен за пределы страны, вынесен в нарушение гарантий статуса гражданина, предусмотренных ст. 51 Конституции КР, ст. 15 Всеобщей декларации прав человека, требований УПК КР.
В отношении Темирова была применена мера, как будто он не является гражданином КР, хотя, согласно ст. 11 Закона «О гражданстве КР», он приобрёл гражданство по рождению, ведь факт его рождения в Оше в 1979 году никем не оспорен.

 

Институт акыйкатчы считает, что выдача Темирову общегражданского паспорта КР в 2008 году является лишь формальным подтверждением того факта, что он является гражданином КР. Аннулирование (постановлением следователя) по каким-то причинам национального паспорта, выданного на имя Болота Темирова, никак не может считаться лишением его гражданства КР.

 

По ч. 2 ст. 51 Конституции КР ни один гражданин не может быть лишён гражданства. Нормы Конституции и международного законодательства предусматривают гарантии запрета лишения гражданства против воли самого гражданина.

 

Бишкекский горсуд, назначая Темирову дополнительное наказание — выдворение, нарушил требования ст. 349 УПК КР, в соответствии с которой суд постановляет обвинительный приговор без назначения наказания в случае, если к моменту его вынесения истёк срок давности привлечения лица к уголовной ответственности за данное преступление.

 

Если даже следовать логике судей Бишкекского горсуда и проигнорировать факт наличия гражданства КР у Темирова, увидев лишь гражданство России, то судьи нарушили требование ст. 70 УК, по которой выдворение за пределы КР в отношении иностранного гражданина применяется только после отбытия наказания.

 

Что касается Темирова, то он не только не отбывал наказание, а оно ему вообще не назначалось.

 

3. Институт омбудсмена считает, что сотрудники правоохранительных органов превысили свои полномочия, злоупотребляя своим положением, самовольно толкуя приговор суда, сразу же после его оглашения применив грубую физическую силу, в принудительном и спешном порядке схватили Темирова и силой выдворили за пределы страны.

 

При незамедлительном выдворении Темирова сразу же после оглашения приговора суда сотрудники правоохранительных органов превысили полномочия, так как в приговоре суда не предусмотрено «незамедлительное» выдворение либо выдворение за пределы страны из зала суда. «Кроме этого, необходимо учитывать, что законодательство КР не предусматривает порядок принудительного выдворения за пределы страны гражданина КР либо гражданина КР, одновременно имеющего гражданство другого государства».

 

Сотрудники правоохранительных органов, нарушив права Темирова, лишили его возможности собрать необходимые для пребывания в другой стране документы, банковские карточки, деньги, вещи и иные средства первой необходимости, что привело к ограничению его возможности свободно передвигаться, быть в безопасности и не быть задержанным на территории другой страны», — считает институт омбудсмена.
В связи с вопиющими нарушениями гарантированного Конституцией статуса гражданина КР Болота Темирова институт омбудсмена официально обратился к генеральному прокурору КР с актом реагирования о привлечении к ответственности сотрудников правоохранительных органов, нарушивших права человека.
Также акыйкатчы Атыр Абдрахматова обратилась к уполномоченному по правам человека в России с просьбой оказать содействие в реализации прав Болота Темирова на своевременное документирование, правовую и иную помощь, необходимую для жизни в период нахождения на территории России.

 

Геннадий КУЗЬМИН.

Фото Атыр Абдрахмановой из интернета.

 

P. S. МВД сообщило подробности выдворения журналиста Болота Темирова. Ответ на свой запрос опубликовал депутат Дастан Бекешев.

 

Свердловский суд, вынося приговор о выдворении, возложил исполнение решения на МВД и погранслужбу. Сразу после суда 23 ноября вечерним рейсом Бишкек — Москва Темиров был выдворен из страны в сопровождении милицейского сотрудника.

 

При этом за 11 месяцев нынешнего года за пределы республики были высланы 13 иностранцев, в прошлом году — 19. И все за счёт личных средств. Таким образом, журналист Темиров единственный, чьи расходы на выдворение оплачены государственными средствами.

 

Да, «какое благо» для Темирова прокатится до Первопристольной за казённый счёт. И какой вред для республики, теряющей имидж «островка демократии», о чём лишний раз в своём обращении к генпрокурору свидетельствует Атыр Абрахматова.

 

Автор: -

Дата публикации: 15:54, 16-12-2022

ПОИСК ПО АВТОРАМ:

АбытовАйжигитовАрисоваАщеуловБайджиевБеляковБиялиновБоконбаевВоропаеваГоршковаНестероваДосалиевСапожниковКенжесариевКовшоваКузьминПетровПлоскихПоповаПрокофьеваСидоровстейнбергШаповаловШариповШевцовШепеленкоШириноваЭркебаев