Main Menu

Любовь со второго курса

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Стоял ясный солнечный день. И только опавшие с деревьев листья напоминали о времени года. Осень, казалось, заплуталась в паутинах бабьего лета, да так и осталась стоять.

По долгу службы я должна была посетить одну из школ-новостроек. Выбрала школу в  жилмассиве. Встретившись с директором, попросила направить меня на урок русского языка в класс с кыргызским языком обучения.
— Хорошо, — сказала директор, — я думаю, вам интересно будет посетить урок русского языка учительницы Марии Ивановны Осмоновой.
«Странно, — подумала я, — Мария Ивановна и вдруг… Осмонова». Директор познакомила меня с  учительницей. Высокая, стройная, худощавая, светловолосая, явно славянского происхождения.  Начался урок. Прошел он, как говорится, на одном дыхании. Ни детей, ни учительницу не смущало  присутствие на уроке постороннего человека. Учащиеся показали глубокие  знания программного материала.
Проанализировав урок, я обратилась к учительнице:
— Мария Ивановна, извините, почему у вас фамилия нерусская?
— У меня муж — кыргыз. И я считаю, если ты — жена, то должна носить фамилию мужа.
Завязалась беседа. И Мария Ивановна рассказала интересную историю своего замужества.
“… Это было больше двадцати лет назад. Отец мой родом из Фрунзе, в прошлом военный. А  поэтому наша семья много поездила по разным городам и весям нашей необъятной чудесной Родины — бывшего Союза. После выхода отца на пенсию семья вернулась в его город Фрунзе. К тому времени я уже окончила школу и поступила учиться в Педагогический  институт русского языка и литературы.
Я училась на втором курсе. Перед Новым годом в актовом зале института готовился  бал-маскарад. Те предновогодние вечера, как никогда раньше, волновали меня, и я с замиранием сердца  ждала чего-то необычного. И дождалась. Все мы, девчата из нашей группы, красивые и нарядные, пришли на этот новогодний вечер. Заиграла музыка. Ко мне подошел молодой человек — высокий,  стройный, темноволосый. Большие карие глаза его внимательно смотрели на меня. Знакомясь, он  задержал мою ладонь в своей руке. «Он!” — забилось мое сердце. «Он!» — запела моя душа.
— Болот.
— Маша.
— Маша? Машенька! Мария! Какое чудесное имя!
Начался карнавал. Без слов он обнял меня, молча я положила руку на его плечо, и мы  закружились в вальсе.
Весь вечер Болот не отходил от меня и танцевал только со мной. Сколько радости давал мне  каждый танец с ним: рука в руке, глаза в глаза. Вышли мы из института поздно. Тихо падали  пушистые снежинки. Побродили по улицам заснеженного города. Болот долго не хотел отпускать  меня. В этот вечер мы узнали друг о друге почти все. Болот вырос в большой многодетной семье: три брата и пять сестер. Он старший. Семья дружная. Старшие помогают родителям ухаживать за  малышами. Я рассказала о себе, своей семье.
Началась наша дружба, а для меня — Любовь: сильная, большая, с первого взгляда.
Болот после службы в армии учился в этом же институте на курс ниже. Когда  заканчивались занятия и я выходила из аудитории, Болот всегда стоял у дверей, ожидая меня, чтобы  проводить до остановки. На всю жизнь запомнился такой случай. Закончились занятия, выхожу из аудитории, Болота почему-то нет. Вышла из здания института. Вижу: резко   меняется  погода. Небо потемнело, нахмурилось, будто обидевшись на кого-то. Вот-вот хлынет дождь. «Ну, — думаю, — зонта нет, промокну до нитки». И мысленно произнесла: «Болот, где ты?». И вдруг  неожиданно за спиной раздается знакомый голос: «Я здесь!». И над моей головой раскрывается зонт. Обнявшись и спрятавшись под зонтом, под проливным дождем мы добежали до автобусной   остановки. Так и осталось для меня загадкой, откуда в нужный момент у Болота появился зонтик.
Мы встречались почти каждый вечер: гуляли по городу, ходили в театры. Я познакомила его с  моими родителями.
В том году у нас была суровая зима, но ни мороз, ни позднее время, ни расстояние (он жил на другом конце города) не останавливали его.
После окончания мной института мы поженились. И вот уже скоро двадцать лет, как  вместе. У нас два сына: один уже взрослый, студент, второй — семиклассник. Я никогда не пожалела, что вышла замуж за Болота. Не было на то причин»…
Неожиданно Мария прерывает свое   повествование и предлагает пойти к ним домой.
— Наш дом недалеко от школы. Посмотрите, как мы живем. Скоро придет муж с работы,  познакомитесь с ним.
Я соглашаюсь, и мы идем к Марии Ивановне.
Живет семья Осмоновых в большом, добротном, ухоженном доме. И во дворе, и в комнатах  чистота, порядок, много цветов.
Мы с Марией сели пить чай. Через некоторое время с работы вернулся Болот. Познакомились. Рослый, красивый, общительный, с очаровательной белозубой улыбкой. Беседа продолжилась, теперь уже с Болотом.
— Болот, когда вы поняли, что Мария — ваша судьба?
— Наверное, сразу, как только увидел ее на том новогоднем вечере в институте.
— Почему вы решили стать учителем, и притом русского языка?
— Я учился в русской школе, служил в армии. У нас была замечательная учительница русского языка Елена Юрьевна. Она и привила любовь к русской литературе, русскому языку. К тому же отец у меня был учителем. Решил пойти по его стопам.
— Ну и…
— Окончил институт, но учителем работать не пришлось. Вы же знаете, какой была зарплата учителя  в 1990-е годы? А у меня  уже семья, надо было кормить ее, строить дом. Родные помогли  приобрести маршрутное такси. Права я получил еще до службы в армии. Вот и таксую уже столько  лет. Мне помогает старший сын в свободное от учебы время. Зато Мария сейчас работает в школе  за нас двоих.
— Болот, а как  отнеслись родители к сообщению о том, что вы решили жениться на  русской девушке?
— Отец молчал, справедливо считая, что это мое личное дело. Мать же была другого мнения.
— Как ты можешь? Ты ведь старший, какой пример подаешь младшим братьям?  Она ведь не знает нашего языка, наших обычаев, не умеет варить бешбармак. Тебе что, кыргызских невест не хватает?
— Мамочка, я тебя очень люблю, но прошу больше так не говорить. Я уже не мальчик и имею  право любить и связать свою жизнь, с кем захочу.
— А как ваша мама сейчас относится к Марии?
— Прошли годы, и мама поняла, что была неправа. Два моих брата женаты. Маша стала для мамы суймончук келин — любимая невестка. Очень внимательна, никогда не забывает поздравить   всех с днем рождения, с праздниками, и в первую очередь маму.
— А как же бешбармак?
— И бешбармак Машенька готовит не хуже других, и языком кыргызским овладела, правда, пока  еще на бытовом уровне, — закончил Болот, и на его лице появилась обворожительная улыбка.

И. МАРДЕРФЕЛЬД.

 






Добавить комментарий