Main Menu

Заблудившиеся в «зазеркалье»

Они не значатся ни в одних данных, реестрах и списках. Они люди-невидимки
ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Они не значатся ни в одних данных, реестрах и списках. Они люди-невидимки, хотя и вполне осязаемые, но государственная система их не замечает. Даже когда они обращаются к чиновникам и просят вернуть из «зазеркалья», в котором пребывают, им в этом отказывают. Потому что их нет ни в одном списке, ни в одном реестре. Люди без документов — тема этого материала.

С уроженцем Кара-Сууйского района Ошской области Нурбеком (свое настоящее имя мой собеседник попросил не упоминать) я познакомился в Центре защиты детей (ЦЗД). Молодому человеку 29 лет, и у него никогда не имелось официальных бумаг, удостоверяющих личность. У Нурбека есть еще брат и две сестры, и они тоже долгие годы жили, создавали свои семьи, рожали детей без документов, не пользуясь социальными благами, не получая должного образования, не участвуя в выборах. Как такое возможно при существовании госорганов, загсов, айыльных управ? Увы, возможно! Со слов моего собеседника, людей, имеющих такую же проблему, в его селе и районе немало. На судьбе Нурбека и его близких отразились хаотичные девяностые. Так получилось, что его мама не получила паспорта, работы не было, и, видимо, в сельской глубинке особой нужды в таком документе и не ощущалось. Без него женщина не оформила свидетельства о рождении на своих детей. Правда, Нурбек школу посещал, но только до пятого класса. После этого вместе с родителями уехал в Казахстан для работы на табачных полях, так как дома трудоустроиться не могли. Больше Нурбек в школе не учился.

— Как же без документов вы смогли пройти границу? — удивился я. По словам Нурбека, их провели за деньги через пропускной пункт.

— Работали мы, как и многие, без оформления всяких договоров. Часто это приводило к тому, что трудовые мигранты попадали в зависимость, им не платили зарплату, обманывали, — рассказал Нурбек.

После того как в Казахстане умерла мама, семья вернулась домой, опять пройдя без документов через границу. Сейчас мой собеседник трудится на стройке, за это время создал семью, у него родился ребенок, у которого тоже нет свидетельства о рождении. Жизнь человека-невидимки непроста, признается Нурбек.

— Без паспорта не могу официально устроиться на работу, останавливает милиция, требуют документы, — рассказывает он. Необходимость легализовать свое существование остро встала после того, как потребовалось получить свидетельство о рождении сына. К этому времени жена оставила Нурбека с ребенком, которому тогда исполнился год. Молодому человеку необходимо было отдать малыша в детский сад, его нужно показывать врачам. А без свидетельства о рождении не обойтись. Три года ушло у Нурбека на попытки оформить свой паспорт, чтобы потом установить отцовство. Для начала он отправился в Ошскую область, но так как его мама не имела документов и данные о ней нигде не зафиксированы, это оказалось проблематичным. Правда, в одном из ведомств горемыке предложили за 50 тысяч сомов выдать нужную бумагу с печатью. Но таких средств у отца-одиночки не имелось.

После своих мытарств Нурбек попал в Центр защиты детей с просьбой помочь ему оформить документы на сына. Здесь уже в течение нескольких лет занимаются подобными вопросами. Общественные приемные действуют в столичных новостройках, где специалисты неправительственной организации работают с семьями внутренних мигрантов.

— Мы решили заняться делом Нурбека, потому что его трехлетний сын не имеет документов, — рассказала специалист по защите прав несовершеннолетних ЦЗД Фатима Аллаярова. — Жена Нурбека не выходит на контакт и не желает ему помогать. А без участия матери все очень сильно осложняется. Такие случаи, когда женщины оставляют мужей с детьми, уезжают на заработки и даже выходят там вновь замуж, встречаются последнее время достаточно часто.

В ЦЗД посоветовали мужчине сначала документально установить через суд свое существование.

— Дело Нурбека достаточно сложное. В суде нас просили доказать, что такой человек существует на самом деле, и объяснить, как так получилось, что ему 29 лет, а он не имеет ни одного документа.

Почти год шло судебное разбирательство. К счастью, нам удалось собрать нужные справки. Спасибо судье, что и она пошла нам навстречу и в итоге вынесла решение о записи акта о рождении Нурбека. На основании этого документа он сможет получить паспорт, затем оформить все необходимые бумаги на сына, — продолжила рассказ Ф. Аллаярова.

Как отметила моя собеседница, как правило, случаи, когда нужно утерянным всеобщим учетом людям придать статус полноценного гражданина, всегда непростые по сбору доказательств. Сейчас в ЦЗД обратился тридцатилетний мужчина, тоже не имеющий никаких бумаг. Родители умерли, когда он был маленьким, затем жил у чужой бабушки, потом умерла и она. С тех пор воспитывали разные люди, но никто не удосужился сделать ему документы или обратиться в гоструктуры по защите детей. На сегодня этот человек нигде не значится. Фатима Сагитовна обращалась уже к судьям и юристам. Ни один из специалистов по правоведению не знает, как легализовать его в условиях полнейшего отсутствия каких-либо юридических доказательств о реальности существования такого человека.

И подобные истории часты в практике сотрудников ЦЗД. Например, за 2014 год здесь смогли помочь получить обратившимся к ним гражданам свыше ста документов, в том числе паспорта и свидетельства о рождении. И это только малая часть кыргызстанцев, не видимых для государственных органов. Как же так случается, что человек оказывается «неучтенным»? По словам специалистов ЦЗД, подобное происходит из-за того, что сами мамы не имеют документов, и поэтому в роддомах не выдают свидетельства о рождении малыша. Или когда из-за отсутствия финансов или других возможностей детей рожают дома. Очень часто в кыргызских семьях бывает так, что у женщин по паспорту одно имя, а близкие ее называют другим. И когда приезжают в роддом, в волнении не захватив паспорт, при регистрации записывают так, как привыкли звать дома. Эта информация не совпадает с паспортными данными, и медики по объективным причинам не выдают на ребенка свидетельства. Первые годы проблема не чувствуется, а вот когда ребятишкам пора идти в школу, начинаются первые трудности. И с годами их становится все больше.

— Люди не всегда виноваты в том, что не могут оформить документы. Когда стала работать с Нурбеком, убедилась, как добросовестно он делал все, что ему советовала. Бегал по инстанциям, собирал бумаги. Но даже после того как суд вынес решение сделать акт записи о его рождении и Нурбек пришел в загс определенный постановлением, ему даже с такой справкой отказали. Благо что от этого загса на процессе присутствовал сотрудник, и когда Нурбек назвал имя этого работника, ему документ выдали, — рассказала Ф. Аллаярова. — Это показатель того, что, как правило, в государственных организациях нет дружественной среды в работе с населением. Граждан отфутболивают из одной инстанции в другую, а люди, не зная прав, помыкавшись, бросают этим заниматься. Влияют и коррупционные интересы, желание подзаработать на проблеме. А что брать с таких семей? Это социально уязвимые слои населения, как правило, семьи внутренних мигрантов, мыкающиеся по квартирам, вынужденные думать о ежедневном заработке. Они нуждаются в участии государства в их судьбе и в правильных консультациях.

Специалисты ЦЗД указывают еще на одну трудность, с которой сталкиваются люди-невидимки, — отсутствие доступной помощи государственных юристов, адвокатов. В самих ведомствах, занимающихся оформлением документов, к таким заявителям зачастую относятся формально, а частные адвокаты просят за свои услуги как минимум 5 тысяч сомов.

Поэтому стоит острая потребность в бесплатных юридических консультациях по гражданским делам.

Нередки случаи, когда молодые люди, не регистрируя отношения, начинают создавать семьи. Через какое-то время то, что выглядело формальностью, становится большой проблемой. В ЦЗД обратилась молодая женщина. С мужем они заключили брак по мусульманскому обычаю нике. Родились дети, но случилась беда — мужчина умер. Молодая мама осталась с детьми на руках. Но без официального оформления брака она не имеет права на получение пенсии по утере кормильца. В ЦЗД удалось собрать доказательства для установления отцовства, и по решению суда на детей оформили пенсию. Поэтому юристы все же советуют женщинам помнить о защите своих прав и регистрировать отношения со своими избранниками.

Государство последние годы прилагает немало усилий, чтобы улучшить сбор статистических данных о количестве населения, не раз поднимался вопрос о создании единого реестра граждан, так или иначе сбор биометрических данных также влияет на учет кыргызстанцев. Но когда люди обращаются с реальными трудностями в получении документов, то им предстоит преодолеть немало бюрократических барьеров на местах. А именно от действий рядовых сотрудников паспортных столов, загсов и местных органов власти зависит имидж государства в глазах рядовых граждан. По данным работников ЦЗД, в этом году вступил в силу Закон «Об основах административной деятельности и административных процедурах». Согласно ему, организации должны помогать людям, обращающимся к ним за восстановлением документов. Хочется очень надеяться, что этот закон заработает и людям-невидимкам станет намного проще восстанавливать свои права.

Дмитрий ОЗЕРОВ.






Related News

Штаб выполнил свою миссию

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintШтаб добра «Помощь Баткену», организованный под эгидой правительства во Дворце спорта имени Кожомкула, приостанавливает своюRead More

Помощь Баткену

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintСотрудники аппарата Бишкекского городского кенеша перечислили однодневную заработную плату в помощь пострадавшим в Баткене. ДенежныеRead More

Добавить комментарий