Main Menu

ВЕСЕННЕЕ ОБОСТРЕНИЕ ОСЕННИХ ИДЕЙ

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Заявления отдельных политиков о необходимости возврата Конституции 1993 года и роспуска парламента обществом воспринимаются неоднозначно. Сам факт наличия такой идеи заставляет задуматься: насколько она актуальна, чтобы стать целью, ради которой народ пойдет на акции протеста и митинги? На эти и другие вопросы нашего корреспондента отвечает один из разработчиков первой Конституции, член Конституционного совещания по выработке Конституции 2010 г., полномочный представитель главы государства в Жогорку Кенеше Данияр НАРЫМБАЕВ.

— Мне известно, что за участие в разработке первой Конституции независимого Кыргызстана вы награждены Почетной грамотой Президента. Итак, начните, пожалуйста, с ее плюсов.
— Народ получил независимость, новую политическую систему, Президента, впервые в истории  постсоветской Киргизии мы сами писали и принимали конституцию свободно, без всякого диктата и давления извне и верили, что все лучшее у нас впереди.
Действительно, Конституция 1993 г. представлялась идеальной для своего времени. Она утверждала президентско-парламентское правление с достаточно уравновешенными полномочиями, то есть впервые в Основном законе была выстроена реальная система сдержек и противовесов. Президент мог, например, инициировать создание нового правительства, но в то же время он должен был заручиться согласием парламента. Такое ограничение понуждало его сотрудничать, считаться с законодательной ветвью власти.
— Если между ними был возможен политический альянс, что  тогда  привело к самороспуску парламента осенью 1994 года?
— Разделы, касающиеся прав и свобод человека и гражданина, разделения властей, взаимоотношений ветвей власти в Конституции были хорошо прописаны. Но при  попытке парламента использовать свои полномочия, употребить власть, спросить у правительства, где золото, что с ним, система сдержек дала сбой, не выдержав натиска Президента и его окружения.
— Получается, Конституция все же не была обеспечена достаточным балансом сдержек и противовесов?
— Да, жизнь доказала, что это так. Более того, за 20 лет общество не смогло преодолеть местечковость, регионализм, родоплеменные устои, перекочевавшие и в политическую жизнь, создать условия для появления партий и сильной оппозиции, способных прийти к управлению государством.  Не только эти проблемы Конституция уже не  в состоянии была решать, многие нормы попросту стали мешать стране двигаться вперед.
Принятая референдумом 27 июня 2010 г. Конституция представляет собой современную, модифицированную модель предшественницы с поправками, которые жизнь внесла в историю развития общества. Если Конституция-93 давала возможность присвоить власть тихой сапой (через референдумы), то действующая не позволяет Президенту, премьер-министру, лидеру партии, фракции перевернуть политическую ситуацию в стране. С точки зрения сдержек и противовесов действующая Конституция более сбалансирована. В ней мы учли «грабли» и, думаю, смогли  убрать многие из них.
— Одна из ряда  претензий, которые высказываются от имени народа, — значительное «похудение» пакета прав и свобод, гарантированных новой Конституцией…
— Эта претензия не имеет под собой почвы. Даже Венецианская комиссия, в которую входит более 100 стран, специализирующаяся на проведении экспертиз конституций и законов, оторопела от того количества прав и свобод, которое мы записали, более того, установили приоритет международных договоров по правам человека над национальным законодательством. Международные эксперты  удивлялись тому, что государство вменяет себе такое огромное количество обязанностей. Не случайно самую высокую оценку Венецианской комиссии получили статьи именно этого раздела.
Мы  делали это осознанно. Груз обязанностей должен заставить государство повышать уровень исполнения и соблюдения прав и свобод человека.
— Верховную власть народ продолжает ассоциировать с Президентом. Поэтому вторая серьезная претензия состоит в том, что фактически государством управляет премьер-министр. Не подмял ли он всю власть под себя?
— Да, это очень важный момент. Давайте вспомним, сколько было правительств за 20 лет. Все и не сосчитать!  При этом правительство было главным исполнителем воли парламента и Президента.  И когда в политической системе возникали различные напряжения, они разрешались отставкой правительства.  То есть допущенные ошибки и перекосы взваливались на него, играющего роль мальчика для битья.  Политическую ответственность никто не нес — ни парламент, ни Президент.
Сегодня действующая  Конституция изменила ситуацию. Уровень политической ответственности вырос значительно. За деятельность правительства отвечает парламент, конкретно те партии, которые обладают правом формирования  правительства. Они не только несут политическую ответственность перед электоратом, но и не позволят премьер-министру расширить полномочия или узурпировать власть.
— Бытует мнение, что идея возврата Конституции-93 подогревается желанием определенной части политических сил национализировать золоторудные месторождения, прежде всего Кумтор, также вернуть проданные Китаю  и Казахстану земли, отменить частную собственность на землю. Осуществимо ли это юридически?
— Мне кажется, носители этих идей даже не задумываются о механизме их осуществления. Действительно, юридически это невозможно. Договор о разработке месторождения Кумтор состоялся на основе не Конституции, а  международного соглашения. Что касается земель, отданных Китаю и Казахстану, то в основу таких решений легли межгосударственные двусторонние соглашения, которые мы в одностороннем порядке не можем отменить и привести участников в первоначальное положение. А если захотим это сделать, то политические последствия даже трудно представить…
Также невозможно отменить  частную собственность на землю. Приверженцы же этой идеи манипулируют ностальгией части населения по колхозам и госхозам, когда процветало сельское хозяйство и большая страна могла прокормить себя сама, почти не импортируя основные продукты питания. Они ратуют за возврат земли в собственность государства, имея в виду более эффективное ее использование, при этом понимая, что это невозможно. Уместнее было бы поработать над созданием собственникам земельных наделов условий для их более результативной работы. Но никто не хочет идти путем, требующим приложения ума, усилий, финансов. Легче всего заниматься говорильней, а не делом.
Думаю, истинная причина идеи возврата Конституции-93 кроется в завуалированной некими «интересами народа» попытке отменить Конституцию-2010, следовательно, и все решения, которые были основаны на ней. Это прежде всего парламентские и президентские выборы. Отменить все и начать заново, с чистого листа! А куда деть 20 лет истории общества и государства, взаимодействия с другими странами? Это никого не волнует.
Конституцию еще называют общественным договором. Когда какая-то сторона использует только права, а от выполнения обязанностей уклоняется или выполняет их недолжным образом, это неизменно потребует «выяснения отношений».
Действующая Конституция принята референдумом. По каким основаниям прикажете считать, что народ, который проголосовал за Конституцию, в которой заложена его воля, вдруг радикально изменил свое мнение? Основной закон предложил новую ступень развития, иной путь, и всем по нему идущим необходимо соблюдать установленные правила. Те, кто пытается на ходу менять эти правила, приведут к хаосу, международному скандалу, развалу политической системы, ликвидации государственности.
— Еще приводят аргумент в пользу отмены Конституции, что она является неким сборником компромиссов. Вы согласны с таким доводом?
— Не совсем. Когда мы разрабатывали действующую Конституцию, вспомните, был май, всего месяц спустя после кровавого апреля, на июнь назначен референдум. Конституционное совещание, созданное Временным правительством, работало в авральном режиме, потому что безвластие разрушает государство. Власть, грубо разрушенную, нужно было восстанавливать в немыслимо короткий срок.
Общество хотело избавиться от Президента, но в то же время чувствовало себя как-то неуютно, испытывало страх без избираемого  народом главы государства. Поэтому он был оставлен, но с урезанными полномочиями, так как еще был силен гнев на низложенных президентов. Действительно, действующая Конституция содержит некие компромиссы, и не все оказались лучшими и правильными. Но они существенно не влияют на основные моменты.
— На фоне активности правительства муссируется мнение, что не чувствуется руки руководителя страны. Это результат урезанных полномочий? Он опять не будет нести никакой ответственности перед народом…
— Иногда, когда парламент, Президент или правительство испытывают недостаточность своих полномочий, как  происходит сегодня, это говорит о том, что они не могут подмять под себя партнеров по управлению государством, вынуждены договариваться между собой, жить в мире, уступать друг другу и вместе двигаться вперед.
Поэтому партийная система призвана объединить все слои общества, нивелировать все то, с помощью чего пытаются разделить, противопоставить, например, один регион другому.
Народ избирал Президента и пять партий, которые образовали парламент. Степень ответственности Президента намного выше, чем у пяти партий. Президент один, и он не делится на партии. Главная его миссия — внешнеполитическая деятельность. Он должен полноценно представлять свою страну в международном сообществе. А это, как вы убедились, очень непросто.
Урезая полномочия главы государства, мы допустили определенный перекос. Ведь вот что получилось: мы его всенародно избираем, а властные полномочия отдаем другим. Теряет смысл сам факт всенародного избрания. Думаю, в чем-то правы те, кто говорит, что нужно дать Президенту больше полномочий. Мы не можем игнорировать то обстоятельство, что действующий Президент, помимо внешнеполитической деятельности, работает, решает определенный круг вопросов и внутри страны.
— Не прошло и двух лет, а мы уже видим недочеты, перекосы, которые негативно отражаются на жизни страны, двигающейся семимильными шагами вперед. Не станет ли наше общество заложником ограничения, что заложено в действующей Конституции, о ее незыблемости до 2020 года?
— Хороший вопрос! Запрет на внесение в Конституцию изменений можно отменить только референдумом, представив обществу, избирателям мотивированное обоснование. Если жизнь докажет, что какие-то нормы вдруг перестали соответствовать конкретным жизненным обстоятельствам, мешают действиям ветвей власти, тормозят развитию политических сил, продвижению общества по пути прогресса, парламент обязан не мешкая принять закон о назначении референдума.

Беседовала
Ирина СТЕПКИЧЕВА.

 






Добавить комментарий