Main Menu

Наркотики: ничего, кроме правды

полковник службы наркоконтроля в отставке Александра ЗЕЛИЧЕНКО
ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

История и современное состояние проблем наркомании и наркобизнеса не позволяет относиться к этому явлению как к преходящему и искоренимому в принципе. Из этого, однако, не следует, что мировое сообщество капитулировало перед этим злом и уже накоплен определенный международный опыт, позволяющий целеустремленно ему противостоять. Что же касается региона Центральной Азии, то здесь наркоситуация по-прежнему носит острый характер в силу различного рода объективных причин геополитического, социального и исторического факторов. Какова же сегодняшняя наркосцена в стране и кто ее основные актеры? На эти и другие вопросы мы попросили ответить директора Центральноазиатского центра наркополитики, полковника службы наркоконтроля в отставке Александра ЗЕЛИЧЕНКО.


— Александр Леонидович, вы — один из тех немногих специалистов, кто занимается серьезным анализом афганской наркоэкспансии, защитивший даже кандидатскую диссертацию по этой теме. Вопреки советским лозунгам, наркомания и наркобизнес в СССР все же были. Расскажите о том, чего не знал наш обыватель.

— Действительно, эта тема была закрытой для общества. Приведу такой пример. В 1979 году накануне Октябрьских праздников меня, молодого опера вызвал начальник отдела уголовного розыска по борьбе с наркотиками Ф. Кулов и приказал выехать на Красный мост, что в Боомском ущелье, и взять с собой проводника со служебной собакой, чтобы проконтролировать ситуацию с перевозом наркотиков. Замечу, еще в 1974 году в республике прекратилось легальное выращивание промышленного опийного мака и многие перешли на сбор урожая дикорастущей конопли. И вот в самый праздник, 7 ноября, мы задержали 29 перевозчиков марихуаны и гашиша. Эти данные попали в оперативную сводку, которая легла на стол руководства ЦК компартии Киргизии. Последовал вызов на «высокий» ковер вместе с министром ВД. Нам устроили гневный разнос за то, что мы, дескать, хотим опозорить республику на весь мир. В конце концов было принято решение не доводить эту информацию до Москвы, поскольку считалось, что проблемы наркомании не существует, это явление присуще только капиталистическому обществу. Такое было время.

1990-е годы прошлого столетия стали новым этапом развития наркоситуации уже в суверенном Кыргызстане и в целом во всем Центральноазиатском регионе. На авансцену вышли афганские сначала опий, а позднее героин. Для нашей страны это стало абсолютно новым явлением. Говорю об этом авторитетно, потому что тогда работал начальником службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в системе МВД. В апреле 1991 года ее сделали самостоятельной, выведя из структуры уголовного розыска, усилив оперативный и следственный составы и обеспечив собственной криминалистической лабораторией и служебно-разыскными собаками. Большую часть времени проводили в южной столице, потому что Ош превратился в крупный транзитный центр по транспортировке наркотиков на черные рынки стран СНГ и западноевропейских государств. Забегая вперед, замечу, здесь начиная с 1987 года в рамках Международной программы ООН по контролю за наркотиками начал реализовываться проект «Ошский узел», направленный на укрепление взаимодействия антинаркотических и пограничных структур Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана в борьбе с незаконным оборотом наркотиков, в работе которого ваш покорный слуга принимал непосредственное участие.

— Вы полагаете, что наркоситуация в нашем регионе и в мире в целом меняет свои декорации каждые 15-20 лет. Что, по-вашему, влияет на этот процесс и кто его режиссирует?

— Да, все именно так и происходит. Расскажу об этом на примере нашего региона. Активно стал возрождаться наркотрафик, которым по сути стала трасса Ош — Хорог, построенная в советские времена для снабжения 300-тысячного населения Горно-Бадахшанской АО. С развалом Союза этот район оказался в положении забытого богом места, людям надо было попросту выживать. И они обратили свой взор на соседа по границе — Афганистан, где веками культивировался опий, за счет которого местное население и жило. Своими глазами видел, как с той стороны люди переправлялись через пограничный Пяндж, надев на головы вместо шлемов тыквы, просунув тело в шины от КамАЗа, чтобы заполучить на сопредельной стороне несколько килограммов наркотика, а затем реализовать его. Впоследствии наркотрафик распространился по всей нашей границе с Таджикистаном, проходившей по труднодоступным горным перевалам.

В середине 1990-х годов на смену опию пришел героин (его легче транспортировать), и когда начался героиновый бум, цены на этот наркотик были просто заоблачными. Тут уместно вспомнить Карла Маркса: «Нет такого преступления, на которое не пошел бы капитал ради прибыли в 300 процентов». Наркобизнес является одним из самых доходных в мире, привлекая в свои ряды практически все слои населения: от многодетных матерей до госчиновников. И еще. Если раньше он находился под контролем этнических ОПГ, то сейчас им рулят транснациональные преступные альянсы. Сюда же с полным правом можно отнести международные террористические и экстремистские организации, использующие наркобизнес для своих радикальных акций. Известен факт: покойный “террорист №1” Усама бен Ладен поначалу только финансировал боевиков на Кавказе, а потом перебросил в район военных действий две тонны наркотиков для пополнения бандитского оружейного арсенала и вербовки новых наемников. На наркорынке обязанности всех его участников всегда были строго регламентированными: одни отвечают за производство наркотиков на территории Афганистана, другие — за его транспортировку, доставку, третьи — за сбыт.

— Александр Леонидович, вы принимали непосредственное участие в разработке международных антикриминальных программ по линии ООН, посвященных борьбе с незаконным оборотом наркотиков и наркоманией. В чем, по-вашему, заключаются основные причины афганской экспансии?

— В 90-е годы ХХ века Афганистан превратился в крупнейшего производителя и поставщика контрабандных опия и героина. Считалось, что употребление наркотиков — это грех (харам), а вот их изготовление канонам религии не противоречит. Для большинства афганцев такой, с позволения сказать, бизнес — единственный способ выжить и прокормить свои семьи. В стране складированы большие запасы произведенных наркотиков, которые способны обеспечить огромное количество наркозависимых в странах Центральноазиатского региона и в европейских государствах, а любой рынок требует сбыта. Вот и расходится наркотик по всему миру, в том числе по северному маршруту через Кыргызстан, и это явление постепенно приобретало характер экспансии.

Правда, сегодня на общемировом наркорынке в «лидеры» по спросу и потреблению вышли так называемые дизайнерские наркотики, заметно потеснив героин и опий.

— Если можно, расскажите подробнее.

— В середине 2000-х годов мировую нарконишу прочно заняли новые психоактивные вещества: спайс, стимуляторы, метамфетамины, экстази и другие. Все это «голимая» химия. Заменители классических наркотиков наносят страшный вред здоровью, они убивают не только интеллект, но довольно быстро оказывают поражающее воздействие на внутренние органы. Тот же спайс можно приготовить в домашних условиях (химическая формула его достаточно проста), а при добавлении определенных компонентов — еще и усилить его действие. У нас спайс и его производные внесены в список запрещенных наркотических веществ. “Дизайнерская” отрава уже стала проблемой №1 для многих государств в плане борьбы за сохранения генофонда, и Кыргызстан здесь не исключение. В противодействии этой заразе должны участвовать все здоровые силы нашего общества на системной основе.

— Расскажите, пожалуйста, о программе Евросоюза «Предотвращение распространения наркотиков в Центральной Азии» и ключевых направлениях ее реализации?

— Прежде всего, это укрепление потенциала как на национальном, так и региональном уровнях в борьбе с незаконным оборотом наркотиков и наркопотреблением, консультации по вопросам наркополитики, мониторинг ситуации, оказание технической помощи, обучение. Предпочтение отдается европейскому опыту и международным стандартам в этой области. Главные из них — снижение предложений на наркотики и вреда от наркопотребления, профилактика и лечение. В задачи CADAP входят исследование наркоситуации, выработка предложений по совершенствованию антинаркотического законодательства, организация тренингов и семинаров для врачей-наркологов, сотрудников МВД, уголовно-исполнительной системы, НПО, а также разъяснительные и практические мероприятия по профилактике наркомании и ВИЧ/СПИД. Отметим, что отечественное законодательство позволяет нашим наркоборцам достаточно эффективно противостоять распространению наркотиков в Кыргызстане. Кроме того, мы одна из тех немногочисленных стран, что ведут открытую и непримиримую борьбу с наркокоррупцией. В этом немаловажную роль должна играть поддержка гражданского общества, а вот степень его участия оставляет желать лучшего. В первую очередь необходимо активизировать совместные усилия на пропаганде нетерпимого отношения к наркотикам, особенно в молодежной среде.

Интервью взял
Сергей СИДОРОВ.






Related News

Главное — верховенство закона

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintМы продолжаем серию материалов, приуроченных к 30-летию независимости Кыргызстана. Взглянуть на путь, пройденный нашей странойRead More

Армейские будни глазами министра

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrint1 февраля этого года Указом Президента С. Жапарова  «О дальнейших мерах по развитию системы управления ВооружённымиRead More

Добавить комментарий