Main Menu

Найдется ли Кыргызстану место в китайской «шелковой стратегии»?

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Привычный мир распался, многие старые нормы и правила рушатся и создаются заново. На этом нервном фоне в сентябре и октябре 2013 года во время визитов в страны Центральной и Юго-Восточной Азии Председатель КНР Си Цзиньпин впервые публично анонсировал стратегическую инициативу по совместному построению Экономического пояса Шелкового пути и Морского Шелкового пути XXI века (официальное сокращенное название — «Один пояс и один путь») и предложил «объединить все усилия и на основе инновационных методов взаимодействия сделать поддерживаемые между евразийскими странами экономические связи более тесными в целях создания сообщества с едиными интересами, судьбой и ответственностью».

С тех пор прошло три года. Сначала идею восприняли несколько более локально — как новую форму углубления взаимодействия Китая, государств Центральной Азии и России, она вызвала самые разноречивые толкования политиков и экспертов, а сейчас уже реализовывается на практике.

Перспективная инициатива

Всем известно, что Великий Шелковый путь — это не только торговля, но еще и развитие науки инноваций, обогащение культуры, традиций, обычаев народа, населявших территории, по которым он проходил. Теперь руководство Китая решило возобновить эту славную историю.

Интерес Пекина, выдвинувшего новую инициативу «Один пояс и один путь», обусловлен двумя обстоятельствами. Первое вполне логично вытекает из гораздо более крупномасштабной стратегии «китайской мечты о великом возрождении китайской нации», провозглашенной Председателем Си Цзиньпином в ноябре 2012 года после избрания его на пост генерального секретаря ЦК КПК, второе позволяет выявить новые возможности для возобновления древнего торгового коридора, связывающего Восток с Западом на протяжении многих лет, и, более того, приведет к переконфигурированию геоэкономической карты Евразии.

Суть инициативы Пекина — не результат сугубо политических амбиций, а своеобразное закономерное продолжение китайской реформы. Это не реальная торгово-экономическая структура и не конкретный организационно-политический механизм, а огромная и инклюзивная платформа совместного развития и взаимовыгодного сотрудничества, способная объединить быстро развивающуюся китайскую экономику с интересами всех партнеров, вовлеченных в процесс.

Исходя из всего этого, сама идея заключается в «пяти связующих основных элементах»:

  • постоянный обмен мнениями по различным вопросам стратегии экономического развития для выработки мер и программ экономической интеграции;
  • строительство единой транспортной инфраструктуры на евразийском континенте;
  • усиление торговых связей с ликвидацией барьеров и повышением скорости доставки;
  • увеличение валютно-финансовых потоков;
  • дальнейшее укрепление гуманитарного общения между народами.

По официальным источникам, в рамках инициативы предполагается создание двух маршрутов — сухопутного и морского. Если мы посмотрим на карту, то увидим, что вся протяженность «шелкового пути» — около семи тысяч километров, пролегает через самый оживленный экономический коридор с огромным потенциалом, вдоль которого расположено более 60 стран, население которых составляет около 4,4 млрд. человек, а их объемы экономик насчитывают примерно $21 триллион, что составляет 63% и 29% всего мира соответственно.

Безусловно, при реализации совместных многочисленных проектов вошедшие в «Один пояс и один путь» участники могут получить новые рынки сбыта, огромные финансовые выручки, колоссальные зарубежные инвестиции и передовые технологические поддержки, и самое главное — снизят свою зависимость от доллара и евро.

Экономическое могущество Китая обеспечивает ему в строительстве «Один пояс и один путь» статус неформального лидера, который выполняет самую важную из всех функций — выделение финансовых средств. Для чего КНР в свою очередь уже учредил Фонд ЭПШП (Экономический пояс Шелкового пути), в который сам вложил $40 млрд. в качестве уставного капитала, и АБИИ (Азиатский банк инфраструктурных инвестиций) для обеспечения финансовой основы инфраструктурных проектов.

Как заявил Си Цзиньпин, «китайская экономика вступила в новую стадию социально-экономического развития, что, безусловно, будет на пользу всем странам мира». По его словам, в ближайшие пять лет объем китайских инвестиций за рубежом превысит $500 млрд.

Конечно, экономическая выгода для всех участников очевидна, но она не является единственной и главной составляющей инициативы Пекина. Концепция направлена не на получение конкретных экономических или политических дивидендов, а на формирование между государствами тесных комплексных отношений в экономической, политической и гуманитарной областях. Поэтому деньги здесь имеют лишь прикладное значение, к тому же вкладываться в проекты готовы не только китайцы, но и европейцы и исламские страны.

Важно отметить, что инициатива «Один пояс и один путь» вполне способна взаимодействовать с другими региональными и международными интеграционными образованиями, например с Евразийским экономическим союзом. Уже более 70 стран, региональных и международных организаций проявили активный интерес к поддержке и участию. Более 30 государств и организаций различного уровня подписали с правительством Китая соответствующие соглашения. Первое значимое достижение: Пекин совместно с 17 странами учредил 46 зон сотрудничества за пределами КНР, создав тем самым более 60 тысяч новых рабочих мест.

Стратегическое звено

Отношения Китая и Кыргызстана выглядят едва ли не идиллией. За двадцать пять лет развития двусторонних связей обеими сторонами сделано немало, достигнуты весьма важные и необходимые цели в различных направлениях и сферах.

В сентябре 2013 года взаимодействие вышло на новый этап — стратегическое партнерство. Безусловно, добрососедские и дружественные отношения между нашими странами отвечают коренным интересам и китайского, и кыргызского народов.

Фактически, как свидетельствует статистика, КНР проводила активную экономическую политику в странах ЦА, в том числе в Кыргызстане, еще с середины 2000-х годов. После объявления инициативы «Один пояс и один путь» она лишь получила идейное подкрепление.

Китай считает Кыргызстан приоритетным партнером в своей внешней политике. Я глубоко уверен в том, что он, бесспорно, является ключевым звеном в деле совместного построения «Одного пояса и одного пути»,

— сказал бывший посол КНР в Кыргызстане Ци Даюй.

Кыргызстан традиционно не чужой на знаменитой древней караванной торговой дороге. История дружбы китайского и кыргызского народов насчитывает более 2 000 лет. В 138 году до н. э. китайский император Хань Уди направил послов в Кыргызстан, чтобы открыть дорогу из Китая в Центральную Азию и наладить торговые отношения между странами. Так что Великий Шелковый путь сыграл большую роль в экономическом развитии наших стран.

Кстати, Кыргызстан одним из первых поддержал инициативу «Один пояс и один путь».

Исторически эти древние маршруты объединяли и сплачивали народы на обширном пространстве Евразийского континента,

— сказал первый вице-премьер-министр КР Мухамметкалый Абулгазиев на экономическом форуме «Иссык-Куль-2016».

Напомним, еще в 2012 году находившийся с рабочим визитом в Урумчи, столице Синьцзян-Уйгурского автономного округа, Президент Кыргызстана А. Атамбаев заявил:

Мы сегодня становимся свидетелями возрождения Великого Шелкового пути, который на протяжении веков связывал торгово-экономическими, культурно-гуманитарными и политико-дипломатическими узами Восток и Запад, Кыргызстан и Китай… Как и в древности, сегодня Великий Шелковый путь начинается с Китая. В этом плане отрадно отметить, что эффективная и целенаправленная политика правительства КНР, отражающаяся в масштабных экономических и социальных преобразованиях, а также мудрость всего китайского народа позволили стране занять одно из ведущих мест в мировом сообществе.

Во время участия в форуме «Летний Давос — 2016» премьер-министр Госсовета КНР Ли Кэцян заявил о стремлении Китая расширять сотрудничество с КР, указал на важность реализации ряда крупных проектов, касающихся, в частности, строительства железнодорожной магистрали Китай — Кыргызстан, линии D газопровода Китай — Центральная Азия и переноса ряда производственных мощностей из КНР в Кыргызстан. Он также подчеркнул необходимость интенсификации сотрудничества между двумя странами в сельском хозяйстве, туризме, образовании, археологии, молодежных обменах и т. д.

В то же время некоторые эксперты Кыргызстана считают, что перспективы участия страны в инициативе «Один пояс и один путь» содержат как шансы, так и вызовы. К вызовам они относят: рост геополитического влияния и экономического присутствия Китая в Кыргызстане; риск торгово-экономической экспансии со стороны КНР; растущие внешние долги КР перед Китаем; прибытие в КР многочисленной китайской рабочей силы и т. д.

Тем не менее Пекин остается крупнейшим инвестором Кыргызстана. 22 мая текушего года в ходе визита в Бишкек министр МИД Китая Ван И заявил, что ничто не препятствует нашему двустороннему сотрудничеству. Он отметил, что Китай и Кыргызстан имеют стратегические партнерские отношения, Пекин никогда не вмешивался во внутреннюю политику соседнего государства.

Разумеется, китайская дипломатия как инструмент реализации инициативы «Одного пояса и одного пути» также находится в процессе изменений, сохраняя при этом преемственность по наиболее принципиальным вопросам международной жизни, как, например, отказ Пекина от гегемонии. Кстати, подтвержден этот тезис и в Декларации об установлении стратегического партнерства между Китаем и Кыргызстаном. Расширился список руководящих принципов внешней политики КНР: к трем принципам — мир, развитие и сотрудничество — добавился еще один, но чрезвычайно привлекательный для Бишкека — достижение совместной выгоды.

Китай прекрастно понимает, что как в глобальных делах, так и в Центральной Азии, ему не нужно ничего и никого ломать: мирное экономическое развитие, взаимовыгодная торговля, инвестиции и культурный обмен естественным образом обеспечат в регионе лидерство и уважение.

Беспокойство о том, что концепция построения «Одного пояса и одного пути» вступает в противоречие с национальными интересами Кыргызстана, естественно и понятно. Но становится очевидным, что при внимательном, беспристрастном и профессиональном взгляде на все проекты совместного развития можно не только избежать нестыковок, но и сгармонизировать деятельность во всех направлениях.

Что ж, похоже, история снова повторяется. Как сказал бывший Генеральный секретарь ШОС Муратбек Иманалиев, Китаю и Кыргызстану в связи с активизацией реализации «Одного пояса и одного пути», открывающей новые возможности для дальнейшего развития, следует, видимо, также начать разработку новой концепции сотрудничества между двумя странами. В ее основе должно лежать понимание того, что мы соседи навсегда, добрые и открытые друг другу соседи.

Юй ЧЖОЧАО, кандидат экономических наук, научный сотрудник отдела стратегических исследований Института России, Восточной Европы и Центральной Азии Академии общественных наук КитаяЮй ЧЖОЧАО,
кандидат экономических наук, научный сотрудник
отдела стратегических исследований Института России, Восточной Европы и Центральной Азии Академии общественных наук Китая.






Related News

«Талибан». Возвращение власти

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintПосле заявления Президента США Байдена о выходе американских военных из ИРА и отвода вооружённого контингентаRead More

Логическое продолжение демократических реформ в Узбекистане

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВ год празднования 30-летия государственной независимости в стране продолжаются кардинальные изменения, направленные на создание новогоRead More

Добавить комментарий