Main Menu

Великий Шелковый путь как предчувствие, или Новые «сказки Шахерезады»…

Великий Шелковый путь как предчувствие, или Новые "сказки Шахерезады"…
ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Еще один пункт нашего пребывания в СУАР напрямую связан с историей Великого Шелкового пути. Это — Баркёль-Казахский автономный уезд округа Хами, расположенный на северо-востоке Синьцзяна. На протяжении 309 километров он граничит с Монголией. Сообщение осуществляется через КПП «Лаоемяо». Площадь уезда составляет 38,4 тысячи квадратных километров, на которых проживает 101 тысяча человек. К слову, это самая низкая плотность населения во всей КНР. Тем не менее здесь можно встретить представителей 13 национальностей, самыми многочисленными из которых считаются ханьцы (китайцы), казахи, монголы, хуэйцы. А в древние времена царствования династии Хань здесь располагалось легендарное государство Пулэй, которое называли восточными воротами Китая… 

Великий Шелковый путь как предчувствие, или Новые "сказки Шахерезады"…
Спальные районы Баркуля

БАРКЁЛЬСКАЯ СТЕПЬ занимает огромную площадь автономии и исчисляется 200 тысяч му. Это китайская мера измерения: 15 му равны одному гектару. Местность несколько напоминает нашу Иссык-Кульскую котловину: горные хребты Тянь-Шаня окаймляют ее со всех сторон, а в центре расположено озеро Баликунь, правда, его размеры существенно меньше и вода несравнимо солонее. Говорят, в древности здесь выпариванием добывали соль для бытовых нужд. К тому же озеро окружено пойменными лугами и болотами, так что не всякий раньше мог до него добраться, особенно в пулэйский период. На этом сходство заканчивается, потому что местность между горными хребтами здесь является необозримой степью, которая, кажется, одинаково скучна всегда. Разве что летом она преображается и открывает миру удивительного великолепия пейзажи. Мы как раз попали в период, когда степь пробуждалась от зимнего сна: уже проклюнулась первая зелень, местами зацвели подснежники и фиалки. На этих просторах паслись стада овец, коров, табуны лошадей — такая удивительная провинциальная пастораль, прямо иллюстрация к безмятежности, неприхотливости и простоте жизни. На таких просторах забываешь о существовании времени — оно сливается с этими монументальными ландшафтами и словно уходит в степной песок, оставляя след лишь на людских лицах. И понимаешь, что так же величественно и мощно эта картина выглядела не только века, но и тысячелетия назад.

Великий Шелковый путь как предчувствие, или Новые "сказки Шахерезады"…
Спальные районы Баркуля

Что касается предгорий, они куда живописнее. Самым знаменитым в этом смысле является Черное ущелье, получившее это название из-за темной зелени еловых лесов, покрывающих местность. На въезде оно очень узкое, но постепенно расширяется, и вы оказываетесь в красивейших лесо-луговых долинах. У въезда в ущелье вам непременно бросится в глаза каменная стела, на которой грубо выбита надпись «Запрещается причинять урон растительности, птицам и зверям». Она воздвигнута еще во времена династии Цин и считается самым древним природоохранным памятником в КНР.

Народу в этих местах издревле проживало немного: аборигенов, первыми поселившихся в долине Шуюй и построивших княжескую вотчину, насчитывалось всего 325 семей — немногим более двух тысяч человек, из которых 799 находились на воинской службе у князя. Остальные занимались земледелием и кочевым скотоводством. Позднее неподалеку расположилось еще одно княжество — Пулэй-хоу (позднее или восточное), в котором осели 100 семей, в общей сложности чуть более тысячи человек.

Великий Шелковый путь как предчувствие, или Новые "сказки Шахерезады"…
Самодеятельные коллективы выступают постоянно

Особенностью здешних мест в стародавние времена было выращивание породистых скаковых лошадей. Именно этим Пулэй славился в округе. Впрочем, и оружие — стрелы, луки — здесь умели делать отменное. Именно здешними изделиями, говорят, пополнялись арсеналы окрестных княжеств и охраны торговых караванов на Великом Шелковом пути. С годами поселения росли, разрасталось и пулэйское войско. Однако захватническим планам джунгарских ханов местные князья противостоять не смогли. Территории перешли к соперникам, которые выселили первых пулэйцев с насиженных мест — более 6 тысяч человек ушли на север. С тех пор закатилась слава Пулэя, а сам город практически оказался стертым с лица земли. Лишь в 1731 году, когда здесь восстановилась династия Цин, отвоевав земли у джунгарских захватчиков, опять основали город. О старом Пулэе напоминают высокие глиняные стены, которыми ранее были обнесены оба княжества. Фрагменты этих древних сооружений до сих пор видны на территории города, которому в 1735 году дали китайское название Баликунь. Есть еще официально признанные вариации названия — Баркёль, Баркуль. Если в СМИ вы встретите эти три названия, знайте: речь идет об одном населенном пункте. В последующие годы здесь основывалась Чжэньсинская управа, одноименный комиссариат, и только после Синьхайской революции, в 1913-м, уезд был отдан в подчинение Урумчи. А в 1953 году он приобрел статус Баркёль-Казахского автономного уезда с административным центром Баркуль (Баликунь), который имеет особую славу в Синьцзяне, да и во всем Китае — за максимальную близость к природе ему даже присвоен статус «степной город экологического типа».

Великий Шелковый путь как предчувствие, или Новые "сказки Шахерезады"…
Такую картину можно увидеть часто

ВЕСЬ МНОГОВЕКОВОЙ путь этого населенного пункта нашел отражение на стендах местного краеведческого музея, с которых начинается пребывание в Баркуле практически каждого приезжего. Здесь собрано множество артефактов далекой древности, материальных свидетельств активной жизни человека на Великом Шелковом пути на протяжении веков, высокой культуры древних народов, населявших Баркёльскую степь. Но лично мне особенно понравилась карта древнего торгового трафика, вмонтированная в стеклянный пол одного из выставочных залов. По ней можно ходить и создается иллюзия движения по Шелковому пути от пункта к пункту. Здесь же объемная карта Пулэйского государства, на которой изображен и наш Иссык-Куль. И, глядя на нее, особенно четко понимаешь, как высоко расположено наше озеро над уровнем моря. Это отметили многие мои коллеги, которым уже посчастливилось побывать на иссык-кульских берегах.

Великий Шелковый путь как предчувствие, или Новые "сказки Шахерезады"…
Арка озера Баликунь

Кстати, озеро Баликунь — голубая жемчужина Баркёльской степи — тоже высокогорное, так как расположено на отметке 1580 метров над уровнем моря, уступив Иссык-Кулю немногим более 100 метров. Озерная чаша в окружности около 70 км. С запада в него впадает небольшая речка Ирды-Хэ, протекающая по большей части Баркёльской равнины. Почвы здесь вполне плодородные, и, несмотря на высокогорье, хорошо вызревают ячмень, пшеница, просо.

Великий Шелковый путь как предчувствие, или Новые "сказки Шахерезады"…
Спектакль для нас

Кстати, народ здесь весьма гостеприимный. Когда мы приехали на озеро Баликунь, местные жители устроили для нас спортивные состязания, похожие на наши кыз-куумай, аламан-байгу, соколиную охоту, и театрализованное представление, поразившие наше воображение своей динамикой и виртуозностью.

На озере сейчас располагается туристический комплекс с обзорной площадкой и сценой для различных представлений, гостиницей коттеджного типа, автостоянкой, беседкой, которая может служить и столовой, и при необходимости — лекторием более чем на сотню мест. Местное население много делает для привлечения туристов. И если в 2004-м здесь побывали 140 тысяч приезжих из дальнего зарубежья, то в прошлом году их число почти утроилось.

Великий Шелковый путь как предчувствие, или Новые "сказки Шахерезады"…
Современный Баркуль постоянно строится

НО ВЕРНЕМСЯ в уездный центр Баркуль. Мудрые китайцы считают, что внешний облик города влияет как на самочувствие его жителей, на укрепление связей с населением других городов и даже стран, так и на экономические показатели. Чтобы добиться этой гармонии, с 2002 года здесь постоянно растут масштабы городского строительства. Уездная администрация и партком, изучив мнения населения и приняв к сведению советы экспертов, разработали план реконструкции города с учетом требований архитектоники: чтобы с каждого проспекта, каждой улицы и буквально из каждого окна были видны заснеженные пики величественных гор, зеленая степь, дремучие леса, стены древних городов, сказочные силуэты старинных пагод. И это удалось: в Баркуле сегодня наблюдается гармоничное сочетание волшебного степного колорита с яркими климатическими и культурными оттенками. Ко всему этому необходимо добавить комфортность города для жителей. Руководство заботится и о здоровье населения — каждое утро, как и в других населенных пунктах Китая, здесь можно наблюдать утреннюю гимнастику, на которую выходят, как говорится, и стар и млад. И для этой цели построены целые стадионы, тренажерные площадки, где под открытым небом никем не охраняемое стоит оборудование для растяжки, накачивания пресса, силовых упражнений. На них может заниматься каждый житель города. И ни у кого не возникнет мысли раскурочить это оборудование или украсть его, или… плюнуть на вечнозеленый газон футбольного поля… Для любителей танцев и аэробики — своя площадка. В особом почете ушу и другие национальные виды спорта. И такие сооружения буквально в каждом спальном районе.

Великий Шелковый путь как предчувствие, или Новые "сказки Шахерезады"…
Современный Баркуль постоянно строится

Ночной Баркуль — это песня. Он буквально утопает в огнях, исходящих от 240 фонарей, установленных на улицах. Кстати, сами фонари привлекают внимание своей формой — нет одинаковых! Неудивительно, что жители любят гулять здесь подолгу, а самодеятельные артисты часто дают концерты прямо на городских площадях.

Много внимания уделяется обновлению, реставрации, расширению городских улиц с учетом постоянного увеличения пассажиропотока. Да и внутренние трассы, соединяющие населенные пункты Хамийского округа, постоянно обновляются. Это принцип национальной культуры.

Великий Шелковый путь как предчувствие, или Новые "сказки Шахерезады"…В Баркуле много древних храмов, многие из них нуждаются в реставрации. Об этом постоянно заботятся партийное руководство и администрация города. За последние годы восстановлены ворота древних городских стен Дэшеньмень, храмовые комплексы Дизаньши, Сяньгумяо, представляющие собой шедевры древней китайской архитектуры.

ИЗ НАЗВАНИЯ автономного уезда ясно, что основную часть его населения составляют казахи. И если общая численность этого народа в Китае приближается к полутора миллионам, то приблизительно миллион двести проживают в СУАР, где для них создано сразу три автономных уезда: Или-Казахский, Баркёль-Казахский и Мори-Казахский. Кроме того, казахов немало и в Урумчи. Мониторинг, проведенный во время экспедиций в Китай представителей казахстанского Института социологических исследований, показывает, что 56,7% семей из казахской диаспоры проживают на китайской земле уже более четырех поколений, остальные 43,3% — коренные жители Китая. Есть группа, которая прибыла в КНР в 1930-х годах во время коллективизации.

Великий Шелковый путь как предчувствие, или Новые "сказки Шахерезады"…Любопытно, что более 90% представителей казахской диаспоры получили образование на казахском языке и используют его в повседневной жизни. Около 20% смотрят новости, кино и сериалы, а также читают информацию в Интернете на китайском. Большинство казахов СУАР заключают браки только с представителями своей национальности — 83,2%, более 7% вступают в брак с уйгурами, 3,8% — с китайцами. То есть налицо определенная обособленность казахской диаспоры и стремление остаться в пределах своей монокультуры. Между тем, и это тоже чрезвычайно интересно, 88,4% казахов Китая считают эту страну своей родиной, и только 10% из них родной землей называют Казахстан. Социологи объясняют данный парадокс тем, что в Китае проживает большая часть родственников этих респондентов, и китайские земли — это земли их предков. Однако около 90% респондентов хотели бы, чтобы их дети жили и работали в Казахстане. Многих пугает судьба родного казахского языка на фоне той мощной глобализации, на которую сегодня ориентирован Китай.

Татьяна ПОПОВА.

Баркуль, СУАР.

(Продолжение следует.)






Добавить комментарий