Main Menu

Геополитический проект с огромными перспективами, или О некоторых результатах саммита ШОС в Астане

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Прошло немногим больше недели после саммита ШОС в Астане, который многие эксперты-политологи расценивают как знаковый в новой расстановке главных мировых сил. После официального признания Индии и Пакистана полноправными членами Шанхайской организации сотрудничества явно обозначилось политическое равновесие между Западом и Востоком. Более того, объединение под одними знаменами государств с населением в три миллиарда человек, производящих четверть мирового ВВП, обладающих к тому же значительным ядерным потенциалом, превышающим совокупный арсенал Запада, — серьезный вызов устоявшейся гегемонии США и их сателлитов.

СОБСТВЕННО, СТАЛ  ЯВЬЮ  страшный сон западных идеологов,  функционирующих в рамках  теории, сформулированной в середине прошлого века лондонским профессором Хелфордом Маккиндером, суть которой можно сформулировать одним предложением: «Кто владеет Хартлэндом — владеет миром». Не будем вдаваться в ее подробности —  кому интересно, сам изучит труды известного теоретика геополитики, констатируем лишь, что «мировой остров», формирование которого западные политики всегда считали знаком своего исторического поражения, сложился именно на саммите ШОС в Астане. Теперь Шанхайскую восьмерку составляют: Россия, Китай, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан, Индия, Пакистан. Буквально в шаге от членства Иран. Наблюдателями остаются Афганистан, Белоруссия, Монголия. В качестве партнеров по диалогу выступают Азербайджан, Армения, Камбоджа, Непал, Турция и Шри-Ланка. То есть в форме партнерств, союзов, торговых и политических сближений практически вся Евразия оказалась в сфере влияния ШОС. Вне этих рамок остаются ЕС, монархии Персидского залива, а также Корея и Япония. И, понятно, западный мир во главе с США  не останется равнодушным к подобным политическим альянсам, угрожающим их статусу мирового лидера.

К слову, буквально накануне алматинского саммита  произошли террористические акты в Тегеране и Пакистане, ответственность за которые взяло на себя так называемое Исламское государство. В пакистанском Белуджистане жертвами стали граждане Китая, работающие на строительстве глубоководного порта Гвадар, являющегося частью морского проекта нового Шелкового пути. Это дало основание российскому лидеру Владимиру Путину на встрече лидеров ШОС обратить внимание на угрозу, исходящую от Исламского государства, вынашивающего планы дестабилизации обстановки на юге России и странах Центральной Азии. Путин подчеркнул, что это выяснилось в результате расследования теракта в петербургском метро.

Он же подчеркнул, что ИГИЛ свило себе гнезда в Афганистане, имеющем к ШОС непосредственное отношение. Любопытная прослеживается закономерность: еще недавно довольно плотно прижатое “Талибаном”,  ИГ в последнее время начало  расправлять крылышки. Как считают эксперты, это происходит в прямой пропорции к количеству денег, выделяемых на обустройство западных баз,  и увеличению западного военного контингента в Афганистане. Впрочем, после того как  обнародовали доказательства, что за рождением и деятельностью ИГ стояло американское ЦРУ, это уже не кажется странным. Тем более это  стыкуется с другой закономерностью: сначала в каких-то странах заводятся террористы ИГ, а вскоре в них же появляются коалиции по борьбе с ними во главе с США. И борются годами —  регулярно объявляя о сомнительных победах, как, например, недавнее уничтожение самолета правительственных сил Сирии. Многие аналитики сходятся во мнении, что США, несмотря на заявления Трампа, не собираются уходить из Афганистана, а, напротив, планомерно усиливают свои базы на его территории. По оценкам специалистов, эти работы ведутся настолько фундаментально, будто рассчитаны на десятилетия вперед. Такая активность, конечно же, осложняет ситуацию в регионе и делает Афганистан горячей точкой. Поэтому в Астане наряду с подписанием документов, касающихся развития самой ШОС, была обозначена и борьба с международным терроризмом в Афганистане и на Ближнем Востоке.

НЕСМОТРЯ НА ВПОЛНЕ понятные и весьма реальные риски,  событие исторического масштаба произошло. Как выразился Владимир Путин, расширение ШОС делает организацию еще более мощной и влиятельной в политической, экономической и гуманитарной сферах. «Необходимо ориентироваться на сложение усилий, координацию национальных стратегий и многосторонних проектов на всем пространстве ШОС. Наша цель — объединить ресурсы ЕАЭС, ШОС, Ассоциации государств Юго-Восточной Азии и китайского проекта «Один пояс — один путь», — сформулировал ближайшие задачи российский Президент. И уже в процессе воплощения этих планов будут и уже происходят сближения стран, между которыми случаются, мягко говоря, недопонимания.

Кстати, многие эксперты отметили теплый характер общения на саммите Президента нашей страны Алмазбека Атамбаева с главой Узбекистана Шавкатом Мирзиеевым и считают этот факт важной символикой. Не секрет, что еще недавно наши страны разделяли достаточно серьезные противоречия. В экспертном сообществе  даже обсуждалась возможность войны между нами. И, несмотря на сохранившиеся противоречия, глава Узбекистана заявил на саммите: «Самое главное, мы должны сделать все, чтобы между нашими странами не было границ, у нас должны быть открытые границы».

Это воспринято и СМИ, и экспертами как существенный политический сдвиг. И продиктован он, по их мнению, совершенно очевидными экономическими выгодами, которые возможны только при условии именно открытых границ и многостороннего сотрудничества. К тому же Алмазбек Атамбаев озвучил в Астане свою давнюю мечту о строительстве железной дороги  Китай — Кыргызстан — Узбекистан, проходящей практически через всю территорию нашей страны и являющейся частью глобального проекта «Один пояс — один путь». При этом он подчеркнул тесную связь между развитием инфраструктуры и углублением интеграционных процессов.

О слиянии экономических проектов на всем пространстве ШОС, которое в свою очередь позволит объединить потенциалы участников, на форуме в Астане говорилось не раз. Тем более что именно ШОС оказалась территорией, на которой естественным образом стыкуются планы Евразийского экономического союза с Экономическим поясом Шелкового пути. Наряду с этим Нурсултан Назарбаев предложил создать зону свободной торговли ШОС.

Углублению интеграции должно послужить и создание банка Шанхайской организации сотрудничества, время которого, по убеждению Алмазбека Атамбаева,  пришло.  И опять-таки этот проект нужен для подъема нашей страны, ради чего Президент  настаивает, чтобы банк ШОС был создан и расположен в Бишкеке.

В этом проглядывает еще одна черта, которая, по мнению политолога Андрея Грозина, выгодно отличает евразийскую ШОС от западных интеграционных проектов:  принцип консенсуса, когда голос Таджикистана или Кыргызстана формально равноценен голосу Пекина или Москвы, что и обеспечивает Шанхайской организации притягательность «для больших и малых государств». Потому что здесь, по словам ученого, постепенно выкристаллизовывается эта самая система равноправных, честных, насколько это вообще возможно во внешней политике, отношений.

Пока же появилась реальная возможность в рамках объединения урегулировать противоречия, существующие между государствами — членами ШОС: Китаем и Индией, Пакистаном и Ираном, Пакистаном и Индией и другими. К тому же не следует забывать, что многие проекты «Азиатской восьмерки», в том числе и китайский  глобальный проект возрождения Великого Шелкового пути, реализуются в зонах так называемого геополитического контроля западной семерки. Мы помним, что в  конце мая Китай  уже выразил свое недовольство итогами саммита Большой семерки в отношении спорных территорий в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. И хоть участники G7 призвали решать противоречия в плоскости права, мы знаем, как часто эти благие призывы оборачиваются возникающими неизвестно из чего «оранжевыми революциями», плавно перетекающими в военные действия за интересы  противников официальных режимов.

ПО МНЕНИЮ ЭКСПЕРТОВ, кроме экономического взаимодействия, весьма реально и военно-политическое сближение стран “Азиатской восьмерки”. Во всяком случае, совещание министров обороны этих стран в рамках саммита состоялось. А между главами военных ведомств КНР и России произошло даже подписание так называемой дорожной карты развития сотрудничества в военной области. Как подчеркнул Сергей Шойгу,  «важно, что Россия и Китай готовы совместными усилиями защищать мир и укреплять международную безопасность». В свою очередь министр обороны КНР генерал-полковник Чан Ваньцюань сообщил, что в нынешнем  году  между странами планируется  ряд совместных мероприятий по военной линии. Кстати, первоначально шанхайский формат был нацелен на проблемы безопасности в пограничной зоне стран, сопредельных с Китаем. Несмотря на то что позже интересы участников ШОС существенно расширились, вопросы безопасности, особенно в части борьбы с экстремизмом и сепаратизмом, по-прежнему актуальны для всех субъектов интеграции. Тем более в связи с выявленными  планами радикальных исламистов активизировать  именно в регионе ШОС  свои террористические действия. Ни Россия, ни Китай не могут допустить, чтобы на их границах, тем более в самом центре совместного интеграционного проекта, бесчинствовали банды террористов, изгоняемые сейчас с Ближнего Востока. Не случайно так много внимания на саммите было уделено Афганистану, являющемуся некоей базой для  них.  Владимир Путин даже предложил возобновить работу контактной группы ШОС — Афганистан.

С учетом всех этих составляющих и потенциального (уже скорого) вступления в объединение Ирана можно говорить, что ШОС — это не просто организация, а огромный геополитический проект с невероятными перспективами.

Татьяна ПОПОВА.



« (Previous News)



Related News

Гендерное равенство — важнейшая недостающая часть

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВ столице обсудили Национальную стратегию по достижению гендерного равенства до 2030 года — это второйRead More

Есть общие точки соприкосновения

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintПрезидент Садыр Жапаров встретился со спикером Национальной Ассамблеи Республики Кореи Пак Бён Соком.

Добавить комментарий