Яндекс.Метрика });

ISSN 1694-5492
Основана 23 марта
1925 года

ЕДИНЫЙ КЫРГЫЗСТАН - ЕДИНЫЙ НАРОД

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА

Звезда и смерть Айзы Улан


Они пришли в нашу редакцию, как приходили ранее в информагентства, чтобы ещё и ещё поделиться своей болью, рассказать о ней то, что, может, не успели рассказать на сайтах, в соцсетях, омбудсмену. Они — двоюродные сёстры Сания и Назик, тётя Мира и дядя Аскар — тем самым будто хотят дольше представить Айзу живой, той, какой она была до рокового утра 9 января…

 

ГОД, ИЗМЕНИВШИЙ ЕЁ МИР

 

Кочкорская школьница училась так хорошо, что в 11 классе (был 2015 год) удостоилась программы FLEX. Принцип её заключается в том, чтобы подростки из других стран могли увидеть и понять настоящую (глубинную) Америку. Английский для этого нужен был довольно высокого уровня, тесты проходят в три тура. И все эти умственные испытания Айза с честью выдержала и на год уехала в штат Индиана, поселившись в обычной американской семье. Где Кочкорка и где Индиана… Но Айза со своим мягким характером и общительным нравом просто обворожила всех тамошних окрестных жителей. У неё появились американские мама и папа, чему настоящие родители были не против. И по сию пору все общаются. А когда в прошлом сентябре умер американский папа Айзы, обе семьи вместе скорбили.

 

А вы говорите: расстояния, разница в менталитете… Когда Айза вознамерилась (по программе) показать в Индиане, что готовят на её родине, и понадобилась мантоварка, так её переслал дядя Тилек Мураталиев, директор издательства «Турар». Так что манты у Айзы получились на славу.

 

С этой программой FLEX у девушки и началось открытие мира. И внутреннего, и внешнего. Чему способствовали недюжинные таланты и активная позиция. После получения в кочкорской школе аттестата с отличием и поездки в Америку она поступила в турецкий университет «Ала-Тоо» (факультет юриспруденции), который окончила с красным дипломом. И два года успела поучиться в Риме, где предлагали остаться. А ещё прошла по конкурсу на учёбу в США, в стране ей хорошо знакомой.

 

Все родственники, в том числе родители, Айзе говорили: уезжай, обустраивай свою жизнь, раз такая способная. Только представить: в свои 24 года знала в совершенстве английский, турецкий, итальянский, русский и свой родной кыргызский, разумеется. Увлекалась футболом, большим теннисом, шахматами (кандидат в мастера спорта), играла на комузе. Да ей весь мир был открыт! Но она хотела жить и работать только в Кыргызстане.

 

Можно задаться вопросом: откуда у нашей молодёжи (Айзы, например) берётся патриотизм? Сейчас же век глобализации, применения своих сил и знаний хоть на краю света. И да, можно жить за рубежом, а работать на удалёнке в кыргызстанской фирме. Или наоборот. Другое дело — родные и близкие, которых хочется чаще видеть, и не по вотцапу, а непосредственно. Возможно, и это не отпускало из родных пенатов Айзу. А скорее всего, вот это самое чувство патриотизма, желание быть полезной у себя в стране. Это даже как-то по-американски, чему сам свидетель. Преданность своему городку, штату, государственный флаг над крыльцом дома. Всё это — естественные чувства и атрибуты.

 

А может, что-то ещё двигало Айзу, когда она поступила на курсы в Академию МВД. Стала слушательницей курсов специальной первоначальной профессиональной подготовки центра повышения квалификации. Почему, зачем, интересуемся у наших собеседников, родственников Айзы. Сания, её двоюродная сестра, поясняет: «Она хотела быть следователем, поэтому и поступила на эти курсы. И в феврале должна была получить диплом и звание младшего лейтенанта милиции».

 

И все наши собеседники наперебой стали рассказывать, что вокруг Айзы непременно собирались единомышленники. Будь то в школе или в университете. Она — волонтёр по натуре. Что называется, дневала и ночевала во Дворце спорта, когда свирепствовала пандемия и нужно было помогать больным, развозила всё необходимое. То же самое — когда летом прошлого года произошёл кровавый конфликт и таджикские агрессоры обстреливали кыргызские сёла в Баткене. Формировала гуманитарную помощь. Она даже успела поработать волонтёром в инспекции по делам несовершеннолетних. И тамошнее начальство просило поступить к ним на службу.

 

Вот не веришь в судьбу, но всё же, всё же… Еси бы Айза уехала в Италию или Америку, не случилась бы эта страшная трагедия. И как много полезного сделала бы ещё эта симпатичная девчушка с её-то потенциалом и уже набранным интеллектуальным багажом. Но не судьба…

 

ДЕНЬ, ПРЕРВАВШИЙ ЕЁ ЖИЗНЬ

 

В то утро, 9 января, после новогодних каникул она, как обычно (потому что делала так всегда), встала в пять часов и готовилась к занятиям в академии. Которая — если представить её дом за Западным автовокзалом — на другом конце города. И вот она на пешеходном переходе Жибек Жолу — Республиканская. В роковые 7 часов 10 минут (вся хронология была выстроена во время следствия). Ещё успела пропустить впереди себя других пешеходов. И всё… На огромной скорости её сбивает авто, за рулём которого бывший сотрудник ГАИ, в звании майора, 1974 года рождения, Нурбек Урсеитов.

 

Камеры на частных домах показали, что он поодаль остановился, постоял и вновь рванул. А тело Айзы от удара машины Урсеитова было откинуто под колёса другой легковушки, чей водитель остановился, а не стал, как Урсеитов, сбегать… Кстати, камеры «Безопасного города» в этом месте не работали, пришлось проверять те, что установлены во дворах частных домов. Кстати же, скорая и госавтоинспекция не сразу приехали. Родные узнали о трагедии примерно часа через полтора. И уже поехали в морг на опознание.

 

Урсеитова отыскали и задержали лишь через четыре дня. Что в это время чувствовал подозреваемый в двух преступлениях — смертельном наезде и оставлении места происшествия? Может, вину, раскаяние за совершённое? Да ничего он не чувствовал, кроме того, чтобы его не нашли. И даже успел отремонтировать после удара по Айзе свою машину.

 

А родственники в Бишкеке не знали, как сообщить её родителям в Кочкорку страшную весть…

 

Одиннадцатого января Айзу похоронили в родовом селе Кызыл-Дюбе. На митинге-реквиеме были все сельчане, взвод курсантов из Академии МВД, руководители Кочкорского РОВД и Нарынского УВД. Все знали эту семью, все знали эту восходящую звёздочку, сбитую нелюдем, трусливо скрывшемся.

 

Уже на суде, когда оглашали меру пресечения, Нурбек Урсеитов, сидевший рядом (руку протяни) с родственниками Айзы, и не подумал извиниться, покаяться, попросить прощения. В прошлом офицер ГАИ, он не мог не знать, что нельзя мчаться на высокой скорости, да ещё и перед зеброй, да ещё в темень, ранним утром. Что нельзя, преступно оставлять сбитого человека. Ударом Айзу откинуло на встречную полосу, и её переехала другая машина. Не мог не знать, что под подозрение попадёт невиновный человек. Не мог не знать, что в наших чертогах невозможно раствориться, всё равно найдут, если, конечно, будут искать.

 

К следователю подключились родственники, сотрудники Академии МВД, омбудсмен Атыр Абдрахматова, которая встретилась с близкими погибшей девушки. Это происшествие стало достоянием соцсетей. То есть все неравнодушные люди, знавшие и не знавшие Айзу, подключились к поиску скрывавшегося бывшего гаишника.

 

Вот мнение двоюродной сестры погибшей: «В жизни бывает всякое, возможно, он был в шоке, что оставил место преступления. Но если бы был порядочным человеком, то признался до того, как его нашли. А тут пришлось подключать все камеры, выискивать… Насколько нужно быть бесчеловечным и сидеть, будто ничего не случилось, авось, пронесёт и его никто найдёт. А ведь в прошлом он работал в ГУОБДД».

 

 

СУД ИДЁТ

 

Четырнадцатого января следственный судья Свердловского района Айзада Исаева приняла меру пресечения — отправить задержанного Урсеитова под домашний арест. Но, поскольку в обществе появились настроения несогласия с таким решением, она 18 января рассказала на пресс-конференции, почему так поступила: «Во время избрания меры пресечения для подозреваемого, который сбил Айзу Улан, были предоставлены все справки о том, что мужчина тяжело болен. Он был уволен из милиции на пенсию в 2013 году по состоянию здоровья. Ему делали пересадку почек. Справки имеются с 2013 по 2022 год. Мы ставили вопрос: после пересадки почек является ли человек всё ещё больным, снимается ли этот диагноз. Как оказалось, он всё ещё болен, и закон не позволяет взять его под стражу», и добавила: «Не взяла его под стражу только на время следствия. И по закону подозреваемый не избежит уголовной ответственности. Следствие продолжается, после чего материалы дела будут направлены в суд для рассмотрения. И тогда суд привлечёт его к ответственности, если вина будет доказана. Поверьте, пересадка почек не даст возможности избежать уголовного наказания».

 

А 26 января вопрос меры пресечения в отношении Нурбека Урсеитова был рассмотрен в Бишкекском городском суде. Где сообщили: определением судебной коллегии по уголовным делам и делам о проступках постановление Свердловского райсуда оставлено без изменения. Адвокат обвиняемого представил судебно-медицинскую экспертизу о состоянии его здоровья. Согласно заключению Республиканского центра судмедэкспертиз установлено, что в соответствии с п. 9 перечня тяжёлых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых, обвиняемый Урсеитов не может содержаться под стражей, так как у него следующие хронические заболевания: хронический гломерулонефрит, гипертоническая форма, хроническая болезнь почек 5 ст., хроническая почечная недостаточность, терминальная стадия. На суде давал показания и врач СИЗО №1.

 

А вот какой ответ дал адвокату потерпевшей стороны Кларе Касымалиевой Фонд обязательного медицинского страхования при Минздраве: «В реестре базы данных больных с хронической почечной недостаточностью пятой стадии, получающих бюджетный программный гемодиализ, по состоянию на 24 января 2023 года пациент Урсеитов Нурбек не значится». И подпись: первый заместитель председателя
К. Т. Оскомбаева.

 

А ещё, как сообщили в Институте омбудсмена, стало известно, что «прокуратура подала апелляцию на избранную меру пресечения в отношении водителя».

 

 

ПОД ТЕКСТ

 

Да, идёт состязание сторон — потерпевшей и обвиняемой. Да, предоставляются документы, подтверждающие, с одной стороны, болезненную немощь обвиняемого, с другой — мягкость меры пресечения. И это только начало, потому что впереди сам процесс, на котором, по словам судьи Исаевой, пересадка почек не даст возможности избежать уголовного наказания.

 

Но хочется сказать и вот о чём. Когда узнаёшь об Айзе Улан подробности её короткой, едва за двадцать лет, жизни, думаешь: такие, как она, рождаются, может быть, раз в сто лет. И мы её не уберегли. Именно всем обществом. Именно в том самом слабом звене, которым у нас является дорожное движение.

 

Впору воскликнуть: какого лешего не вводятся драконовские меры в отношении водителей-нарушителей? То устанавливают высокие штрафы за нарушения, зафиксированные камерами «Безопасного города», то снижают эти штрафы до цены спичечного коробка. И тогда стоит ли удивляться возрастающему количеству нарушений ПДД. Какая ещё кыргызстанка или кыргызстанец в гибельной очереди от очумелых при вседозволенности водил?! Или мы в своих микрорайонах не слышим, как визжат по ночам от натуги авто, пролетая по трассам со смертниками за рулём. Да ладно бы, убивали только самих себя…

 

И ещё деталь. Куда деваются мораль, нравственность и просто готовность помочь, если ты сбиваешь пешехода?

 

Хочется, чтобы этот судебный процесс над Урсеитовым стал показательным, что ли. Нравоучительным и предостерегающим. В память об Айзе, которую Всевышний ниспослал нам не для того, чтобы быть убитой, а для большой яркой жизни.

 

Геннадий КУЗЬМИН.
Фото Нины ГОРШКОВОЙ
и из личного архива семьи погибшей.

Поделиться:

Автор: -    

Дата публикации: 15:54, 07-02-2023

ПОИСК ПО АВТОРАМ:

АникинАрисоваАщеуловБорисенкоГоршковаНестероваСапожниковКенжесариевКирьянкоКовшоваКузьминЛариса ЛИнестПлоскихПрокофьеваРубанСидоровCтейнбергСячинТихоноваШепеленкоШиринова