Main Menu

«Манас» на все времена

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

В книжные магазины страны поступило обновлённое издание хрестоматийного варианта «Сказания о Манасе, Семетее, Сейтеке» в поэтическом переложении на русский язык известного писателя-билингва Мара Байджиева.

«Исполнив долг, завещанный от Бога…» Эти слова летописца Пимена из пушкинского «Бориса Годунова» народный писатель республики М. Байджиев взял эпиграфом к своей книге сказаний, созданной на основе всемирно известной трилогии «Манас», «Семетей», «Сейтек». В предисловии автор напоминает о том, что составить и издать сводный канонический вариант трилогии о Манасе и его потомках с переводом на русский язык пытались выдающиеся кыргызские просветители и государственные деятели прошлого века Ишеналы Арабаев, Касым Тыныстанов, Токчоро Жолдошев, Евгений Поливанов, Торекул Айтматов, Баялы Исакеев, Ташим Байджиев, Зыяш Бектенов и другие учёные, ставшие жертвами политических репрессий.

Поводом к обновлению издания трилогии послужило то, что в переводах эпоса «Манас», изданных на русском языке, «Великий поход» (1946 г.), «Манас Великодушный» (1948 г.), были допущены некоторые самовольные искажения оригинала. В частности, в рассказе о поминках хана Кокотея Манас с постоянным эпитетом Канкор — кровопийца — был представлен как амбициозный разоритель народа: «От того народ обнищал, что Манас весь мир угощал». Великий поход Манаса завершается утверждением, что в Китае «утвердилась кыргызская власть, утвердился дух мусульман.»

В сказании Сагынбая Орозбакова поминки по хану Кокотею, согласно традиции, устраиваются за счёт родовых подношений с тем, чтобы показать друзьям и недругам величие и могущество Кыргызского каганата. Свои богатые призы Манас щедро раздает неимущим.

Великий поход Манаса в Китай в названных выше переводах завершается гибелью всех батыров и распадом Кыргызского каганата. М. Байджиев же полагает, что поход Манаса на Китай ещё раз подтверждает библейскую истину: «Кто с мечом пришёл, от меча и погибнет», и кыргызский народ по сей день оплакивает трагическую гибель своего кумира так же, как оплакивает человечество распятие сына Божьего. В прозаическом пересказе эпоса «Манас Великодушный» на русский язык кыргызские батыры, разграбив Китай, разъезжаются по своим родам. В результате названных искажений в издании выдающиеся сказители С. Орозбаков и С. Каралаев были объявлены реакционерами, воспевающими антинародного героя, религиозного агрессора. Переводы «Великий поход» и «Манас Великодушный» были изъяты из обращения, учёные-манасоведы, допустившие издание этих книг, репрессированы. В 1994 году отмечено тысячелетие эпоса «Манас», изданы его варианты и переводы, не однажды приняты правительственные постановления и закон по изучению и пропаганде трилогии эпоса.

«Прошли годы, но до широких народных масс наш доблестный батыр так и не доехал, — пишет М. Байджиев в предисловии. — Мало кто знает содержание эпоса не только за рубежом, но и на родине Манаса. Многие знают о нем понаслышке, не вдаваясь в глубинную суть его философского содержания. Точно так же, как мы слушаем «Куплеты Мефистофеля» из оперы

А. Бойто «Мефистофель» в прекрасном исполнении Фёдора Шаляпина или Булата Минжилкиева, совершенно не задумываясь, а чаще и не зная о том, что это гимн дьявола, вымогающего душу доктора Фауста. Но главная причина, пожалуй, в том, что до сего времени — будь то в прозе или в стихах — переводили не художественное содержание эпоса, а его исполнение в интерпретации того или иного сказителя. А это всё равно, что переводить не сказание «Слово о полку Игореве», а оперу А. Бородина «Князь Игорь».

В народе бытует поверье о том, что знающему содержание сказания во сне является Манас с соратниками и просит поведать о них народу… Вот и мне на старости лет, как сказителям «Манаса», пригрезилось… Пошёл я проведать своего Манаса и вижу: он вышел из войлочной юрты и во всей боевой красе гарцует на белом скакуне по замкнутому кругу загона. Вокруг стоят люди, любуются величием кыргызского богатыря. А экскурсовод с упоением рассказывает о его славе и былых подвигах. А сам Манас уже седой, и у его скакуна Ак-Кулы тёмные разводы вокруг глаз. Попытался я открыть ворота загона, но, увы, сил моих не хватило. И я, как и всегда, позвал на помощь своего верного и могучего друга — Великий русский язык…».

Мар Байджиев пишет, что трилогия эпоса «Манас» — отнюдь не сказка, а святая заповедь, вобравшая в себя жизненные устои, мировоззрение кыргызского народа, поэтому при публикации для широкого читательского круга требовалось составление единого канонического варианта, что в своё время было совершено с «Илиадой», «Одиссеей», «Давидом Сасунским», «Калевалой» и другими замечательными творениями народного гения. И здесь писатель к месту напоминает о добром совете великого Ч. Айтматова о том, что, работая на русском языке, автор готовит своё произведение на мировой экспорт, поэтому необходимо пояснять подлинный смысл некоторых эпизодов, избавляться от наслоений, внесённых сказителями и составителями изданий минувших веков, восстанавливать оригинальные тексты, сокращённые советской цензурой.

И здесь мы не без гордости заметим, что байджиевский Манас на его знаменитом скакуне Ак-Кула вырвался из узкого загона и заговорил на грузинском, азербайджанском, таджикском, узбекском и других языках. Поэтическое переложение «Манаса» на русский язык издано в Москве в серии «100 книг России», в школах и вузах оно изучается как хрестоматийное пособие, сейчас готовится к изданию на украинском языке в переводе В. Нарози и Н. Бондаренко. В Баку, где были опубликованы фрагменты трилогии на русском и азербайджанском языках, готовится его полное издание. Постановлением ЮНЕСКО кыргызский эпос «Манас» внесён в список мировых шедевров. Сегодня трилогия «Сказания о Манасе, Семетее, Сейтеке» допущена Министерством образования и науки КР в качестве хрестоматийного учебного пособия. Отметим также, что обновлённое издание «Сказания» дополнено прекрасными иллюстрациями художника Замира Илипова, всемирно известной графикой Теодора Герцена и оформлено как подарочное издание.

«Слава тебе, мой верный друг — Великий русский язык! Да благословит тебя на веки вечные святой дух легендарного Манаса!» — вдохновенно пишет, завершая свое предисловие, почтенный аксакал Мар Ташим уулу.

Хрестоматийный вариант трилогии эпоса «Манас» заканчивается научно-педагогическим анализом и обобщением редактора издания, известного кыргызстанского литературоведа, профессора Г. Хлыпенко, который считает билингва М. Байджиева русскоязычным манасчи. Он пишет: «Прикосновение к эпосу «Манас» — это прикосновение к Вечности, к Богу, ибо «Манас» на протяжении многих веков является для кыргызского народа глубинным выражением национального самосознания, высшим мерилом духовности». Г. Хлыпенко приводит слова Ч. Айтматова о том, что «эпос «Манас» будет жить как сияющая вершина дерзновенного древнекыргызского духа!», и заключает, что сыновний долг, завещанный от Бога, автор книги, народный писатель Кыргызстана Мар Ташим уулу исполнил с честью.

Александр ШЕПЕЛЕНКО.






Related News

Как развить культуру и образование

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintОб этом побеседовали Президент Садыр Жапаров и народный писатель Кыргызской Республики, известный драматург Мар Байджиев.

Культура — стержень государства и нации

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВ Кыргызском национальном академическом театре оперы и балета имени А. Малдыбаева состоялось торжественное мероприятие, посвящённоеRead More

Добавить комментарий