Две войны боевого генерала

Кто-то из мудрецов заметил, что превратности судьбы – пробный камень для мужественного человека, поскольку главным образом она находится в его собственных руках. Жизненный путь генерал-майора Асанбека Алымкожоева наглядно подтверждает этот философский постулат. В армии прошёл все ступени карьерного роста, а Афган и Баткен стали для него мерилом чести, совести, мужества и человеческой стойкости.

 

Родился Асанбек в 1956 году в селе Сарбан Чуйской области в семье колхозников. После школы юноша осознанно выбрал профессию военного, поступив в Алма-Атинское высшее пограничное училище. “Мне повезло с отцами-командирами во время учёбы и на передовой, – вспоминает Асанбек Тунгучпаевич, – они хорошо учили меня ориентироваться в боевой обстановке, тщательно взвешивать принимаемые решения, выбирая оптимальное, чтобы не рисковать жизнями своих подчинённых, а самое главное – воспитывать в боевом подразделении взаимное доверие”. После окончания училища в 1977 году служил командиром разведвзвода в Казахстане, а за два месяца до начала войны в Афганистане – в таджикском городе Курган-Тюбе. Асанбек и предположить не мог, что он станет точкой отсчёта его афганской эпопеи. О том, что придётся участвовать в боевых действиях, командование предпочитало не распространяться: окажем интернациональную помощь братскому народу и вернёмся назад. Возвращение затянулось, но Асанбек Алымкожоев, как и многие воины-“афганцы”, достойно выполнял свой воинский долг, не задумываясь о праведности этой войны. Тогда наш земляк командовал разведротой, потом стал начальником разведки полка. Вот как он сам говорит об этом: “Первые же стычки с душманами научили действовать, как называлось на афганской войне, “по обстановке”, когда от тебя зависят жизни подчинённых, да и твоя собственная. Самое главное на войне – выполнить боевую задачу и остаться в живых”. Особенно запомнилась операция по нейтрализации вооружённых формирований моджахедов полевого командира Ахмата Шаха Масуда в Пандшерском ущелье (ущелье пяти львов), около стратегически важной дороги Кабул – Хайратон, по которой доставлялись грузы для нужд 40-й армии под командованием Бориса Громова.

 

На счету разведчиков Алымкожоева несколько десятков рейдов в тыл противника, десятки уничтоженных душманов, схватки в рукопашную, большое количество захваченного оружия, перехваченных караванов с ним и наркотиками. Смерть подстерегала на каждом шагу, но им всегда удавалось после выполнения задания возвращаться на базу живыми и невредимыми. Однополчане говорили, что Асанбек со своими ребятами родились в рубашке. Но главная заслуга в этом принадлежала командиру, принимавшему решения, максимально снижавшие потери личного состава. Об одном из боевых эпизодов его службы в Афганистане рассказывает военный журналист Александр Ким.

 

“…Группа Алымкожоева несколько суток отбивалась от превосходящих сил моджахедов, укрывшись в пустом доме на окраине кишлака. В 10-15 метрах от него уже валялось около десятка трупов нападавших, но боеприпасы у разведчиков подходили к концу. Помощи ждать было неоткуда, и оставался только один выход – подороже продать свою жизнь. По одной гранате ребята оставили для себя. Поняв, что лобовой штурм не принесёт успеха, душманы начали обстреливать дом из гранатомёта. Нескольких солдат контузило взрывной волной. “Ведь должен быть запасной выход!” – обожгла мысль Алымкожоева. Он забежал в коровник, разгрёб сено и увидел сточную яму с выходящей на улицу канавой. Моджахеды не выставили здесь охрану, и это был единственный путь к спасению. Когда разведчики уже отошли на безопасное расстояние, услышали, как они пошли на штурм пустого жилища…”

 

Как говорят боевые товарищи Асанбека по Афганистану, ему не совестно смотреть соотечественникам в глаза. Выдержать испытание войной дано не каждому. Он выдержал, всегда оставаясь честным перед самим собой и выполняя воинский долг с полной отдачей сил. За умелое управление боевыми действиями, мужество и отвагу в афганской войне наш герой награждён орденом Красной Звезды, медалью “Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа” и другими знаками ратного отличия. После Афгана
Алымкожоев продолжил службу в Советской армии. Занимал различные командные должности, дорос до начальника штаба бригады специального назначения Главного разведывательного управления Министерства обороны СССР, дислоцированного в г. Рязани. После его распада в 1992 году вернулся в Кыргызстан.

 

В то время наша армия переживала не лучшие времена, обеспечивалась по остаточному принципу, выполняла функции парадных расчётов на мероприятиях государственного и международного уровней, о боевой подготовке речь и не шла. Как заявляло тогда руководство, страна со временем превратится во “вторую Швейцарию”, а обеспечивать её безопасность будут армии развитых государств. В республиканском военном комиссариате офицера с большим боевым опытом встретили холодно: таких, как он, много, и неизвестно, когда ему подберут подходящую должность. О возвращении Асанбека на родину узнал тогдашний министр внутренних дел Суталинов и предложил ему возглавить милицейский спецназ.

 

Ветераны подразделения говорят о своём командире так: справедлив, нетерпим к трусам, подлецам, прямолинеен и не угодничает перед начальством. А ещё вспоминают, как он гонял их до кровавого пота на занятиях и полевых выходах в горы: операции по задержанию опасных и, как правило, вооружённых преступников требуют от спецназовцев выносливости и отточенного до мелочей боевого мастерства. В армию Асанбек Алымкожоев вернулся в 1999 году, за несколько дней до событий в Баткене, а в самый тяжёлый их период попал в родную стихию – воевать и побеждать. Тогда в прямом смысле решалась судьба страны, её Вооружённые силы впервые столкнулись с сильным и коварным врагом – боевиками Исламского движения Узбекистана, обученными в лагерях Афганистана.

 

Автор этих строк был военным корреспондентом в двух баткенских кампаниях. Лично познакомиться с заместителем начальника Главного управления пограничной охраны по боевой подготовке полковником Асанбеком Алымкожоевым не пришлось, но много слышал о нём в войсках на всех направлениях боевых действий. Встретиться с ним в штабе Южной группировки войск и поговорить не удавалось, он со своими ребятами постоянно находился на перевалах, блокпостах, вёл активную разведку, устраивал засады на маршрутах вооружённых формирований ИДУ. Часто группа Алымкожоева попадала, казалось бы, в безвыходные ситуации. Однажды, следуя в заданный район, напоролись на засаду душманов. Они заняли очень выгодную позицию в горной расщелине, обстреливая спецназовцев сверху. Решение пришло мгновенно. Определив место, где засели боевики, командир короткими очередями не давал поднять им головы, пока все бойцы не переместились в безопасное место и оттуда открыли прицельный огонь по моджахедам. С большими потерями они отступили.

 

Когда в конце сентября правительственные войска сменили тактику и стратегию боевых действий и перешли от оборонительных операций к широкомасштабным наступательным, подразделение Асанбека Алымкожоева принимало участие в освобождении ряда населённых пунктов, в том числе многострадального села Зардалы, которое дважды захватывали “идушники”. “Преследуя бандитов, приходилось действовать очень осторожно, – рассказывает Асанбек Тунгучпаевич, – у них находились в заложниках командующий Внутренними войсками МВД генерал Шамкеев, четверо японских геологов и их переводчик. Не хватило каких-то нескольких часов, чтобы освободить их в приграничном урочище Хаджа-Ачкан. Пока уничтожали местную группировку моджахедов численностью 300-400 человек, заложников переправили на сопредельную сторону, в Джергетальский район Таджикистана”. Остаётся добавить, что за личное мужество и героизм, проявленные при защите Отечества в первый год баткенской кампании, полковник Асанбек Алымкожоев награждён орденом Манаса III степени.

 

2000 год. Никто и предположить не мог, что после сокрушительного прошлогоднего поражения боевики Исламского движения Узбекистана вновь предпримут попытку вторгнуться на территорию Баткенской области на этот раз через перевал Торо. Рейдовый отряд погранслужбы под командованием Алымкожоева высадился на нём, когда с нашей стороны уже были потери и ситуация в целом складывалась непросто.

 

Заблокировав один из проходов в Таджикистан, спецназовцы загнали моджахедов в мешок. Те, пытаясь вырваться из него, обрушили на них швальный огонь из автоматов, гранатомётов и миномётов, но ребята стояли насмерть до подхода основных сил. За бой на перевале Торо Асанбек удостоен ордена Манаса II степени. Встретившись как-то в штабе Южной группировки войск с министром обороны генералом армии Э. Топоевым, попросил дать короткую характеристику командиру спецназа. “Полковник Алымкожоев – грамотный офицер и волевой командир, – отметил Эсен Толенович, – профессионал с большой буквы. Человек железной воли и твёрдого характера. На него всегда можно положиться. Чётко выполняет поставленные перед ним задачи. Его отличительные черты – острое чувство справедливости и уважительное отношение к подчинённым. Такие, как он, – гордость нашей армии…”

 

После баткенских событий Асанбек Алымкожоев окончил военную академию Генерального штаба ВС Российской Федерации. Дальнейший послужной список свидетельствует о его высокой востребованности в Вооружённых силах страны: командующий Южной группировкой войск, дважды командовал Национальной гвардией, начальник Генерального штаба ВС Кыргызстана. В 2015 году ушёл в отставку, но по-прежнему остаётся в строю, передавая свой опыт молодому поколению защитников Отечества, особое внимание уделяя офицерам – стержневой основе нашей армии.

 

Сергей СИДОРОВ.
Автор выражает благодарность за помощь в подготовке материала военному журналисту Александру Киму.

Поделиться: