Main Menu

«…Когда-то нашу столицу называли театральной…»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Замечательная актриса театра и кино, любимица публики, народная артистка, лауреат Госпремии имени Токтогула, основатель и создатель молодёжного театра «Тунгуч» Жамал СЕЙДАКМАТОВА с самых ранних лет уже знала о своём жизненном предназначении — радовать зрителей своим талантом. Мы попросили актрису поделиться впечатлениями о недавней поездке на Лондонский театральный фестиваль.


— Каким предстал перед вами Лондон?

— Впечатления у меня самые что ни на есть позитивные. Лондон показался мне «вечным», «великим». А какая в нём изумительная архитектура! Смело могу утверждать, что это театральный город, в котором сценическое искусство очень развито. В каждом квартале действует хотя бы один театр. Почти в любой кофейне, где всего 10-15 посадочных мест, есть свой сценический помост. На улицах нет пыли, и воздух чистый. И везде присутствует дух величия королевства. Я побывала в парке, носящем имя принцессы Дианы, есть также и улица, названная в честь неё. Букингемский дворец — просто потрясающий. В главном городском парке на озере плавают белоснежные лебеди. И когда протягиваешь к ним руку с кормом, они подплывают к тебе без страха. Мне показалось, что люди в Лондоне очень спокойные. С удовольствием бы там жила. Конечно, все достопримечательности города за один день посмотреть невозможно, и, к сожалению, времени на путешествие по нему у нас было мало.

— Расскажите, пожалуйста, о фестивале в городе на Темзе.

— Весной этого года в Бишкеке прошла премьера постановки «Илегилек» («Белый аист»). Из-за рубежа приезжали два режиссёра, которые готовились поставить в Национальном академическом театре драмы имени Т. Абдумомунова шекспировскую «Макбет», а ранее в Ошском театре драмы имени С. Ибраимова они уже осуществили постановку «Ричарда Третьего». После завершения премьеры «Илегилек» гости подошли ко мне, сказали, что наш спектакль им очень понравился, и спросили: «Если мы пригласим вас на фестиваль в Лондон, вы поедете?» Буквально через два месяца пришло приглашение на фестиваль, и целых три месяца мы к нему готовились. Конечно же, первым делом начали искать спонсоров, ведь билеты и визы в туманный Альбион дорогие. Нам здесь помогли депутаты, правительство и обычные люди.

В общем, в Лондон полетели семь человек. Через день после приезда мы показали нашу постановку. Аудитория самая разношёрстная: участники фестиваля, актёры, режиссёры, театралы разного возраста. Обычно я несильно волнуюсь перед выступлением, но там очень боялась: дойдёт ли смысл нашего спектакля до зрителя, поймёт ли публика проблему, которую мы поднимаем в этой постановке? Моя же героиня на сцене не разговаривает, а только жестикулирует и издаёт звуки. Но с самого начала спектакля, с первых реплик я почувствовала, что зритель принимает работу хорошо. В зале стояла мёртвая тишина. И в конце все аплодировали, кричали «браво», подносили актёрам цветы. Всё было весьма трогательно и приятно. После выступлений прошёл банкет, к нам подходили журналисты, артисты делились впечатлениями от увиденного, мы общались с ними через переводчика. Этот фестиваль, конечно, — один из многих, которые там проходят постоянно, но на меня он произвёл волнующее впечатление.

— Вы знали, что вас наградят особой премией?

— После выступлений и приёма часть нашей делегации улетела. Я тоже собиралась уезжать домой, но организаторы фестиваля настояли на том, чтобы я осталась и поучаствовала в церемонии закрытия. Проходило мероприятие в шикарном ресторане. Ничего не подозревая, мы угощались, и вдруг на сцене выстроились члены жюри, а меня пригласили на сцену. Мне вручили статуэтку — символ фестиваля «Золотой тюльпан», пояснив, что такой номинации в программе нет, ее создали для оценки моей работы. Затем вручили ещё грамоту. Позже мне перевели написанное там: «За бесценный вклад», для меня это несравненный подарок.

— Расскажите подробнее о самом спектакле?

— Спектакль «Белый аист» поставлен режиссёром Султаном Раевым по его же пьесе, написанной по мотивам одноимённой японской легенды. Сценографию осуществил талантливый художник Бакыт Тилекматов. В Японии белый аист — символ счастья. Кто весной его первым увидит, станет счастливым человеком. Пьеса Раева написана с очень глубоким подтекстом, и потому надо очень внимательно смотреть спектакль. Старуха, моя героиня, которой более девяноста лет, перенесла два инфаркта, у неё отнялись ноги. Все сценическое время она сидит в кресле. У неё несвязная речь: все бубнит и бубнит. Так что мне пришлось играть глазами, жестами и пластикой. У моей трагической героини сын с женой погибли в автокатастрофе. Осталась только внучка — интеллигентная, образованная, добропорядочная девушка. Однажды она влюбляется в иностранца. Так влюбляется, что хочет уехать с ним. Боясь остаться одна, старуха начинает тревожиться. Так в небольшой семье начинаются недомолвки, домашние стычки. В спектакле есть ещё один персонаж — немой парень. Он заботится о старухе. Эта постановка — социальная драма, повествующая о трагедии современного мира, трагедии души и безнравственности, конфликте поколений и мировоззрений.

— Когда отечественные театралы смогут опять увидеть «Белого аиста»?

— Наш театр не репертуарный. Мы договариваемся с университетами, говорим, что есть столько-то мест на спектакль, такого-то числа приходите. Кстати, с этой постановкой театр уже приглашают в Берлин. Для меня главное, сначала бы здесь всем почитателям сцены её показать. Вынашиваю планы поставить её в театре на юге республики.

— Поделитесь с читателями планами на будущее?

— В рамках Форума по сохранению популяции снежного барса в театре «Тунгуч» создали музыкальную постановку «Снежный барс». Её мы показываем на площадях, в школах разных регионов нашей страны. С ней же, наверное, весной поедем в Китай. Если говорить о планах, то хотелось бы сняться в художественных фильмах, но возрастных ролей в новых кинокартинах мало. А вообще-то, работы у меня хватает, после фестиваля в Лондоне пошли приглашения на подобные культурные мероприятия.

— Что вас сегодня волнует?

— Когда-то нашу столицу с полным правом называли театральной. Сюда стремились на гастроли лучшие театральные труппы Союза. Я хочу, чтобы в этом формате наш Бишкек возродился. От бесконечных тоев и походов по ресторанам мы не станем лучше. Не скажу, что сейчас всё плохо, я, к примеру, очень обрадовалась, услышав новость, что Аскар Салымбеков построил большой амфитеатр. Побольше бы таких инициатив от наших меценатов. Есть ещё один важный момент, когда актёр играет, а зрителя в зале, увы, нет, это говорит о дефиците духовности в обществе.

Недавно побывали с нашим театром на юге. В поездке от Ляйляка до Алая мы показали семь постановок. Эта сценическая работа называется «Весна любви на Сулайман-горе». Постановка создана по мотивам шекспировской повести «Ромео и Джульетта». В спектакле мы хотели затронуть тему событий, которые произошли на юге летом 2010 года. И когда мы ставили эту инсценировку у подножия Сулайман-тоо, там собралось много народу. По окончании игры ко мне подошли две старушки, как оказалось, татарка и узбечка. Обе сняли с головы платки и вручили мне как знак благодарности и благословения. Конечно, после таких сердечных жестов, внимания, услышанных слов благодарности хочется работать дальше. Нам, служителям сцены, актёрам, многого не надо, лишь внимания да искреннего душевного слова. Ведь многие артисты сейчас получают за свою творческую самоотдачу мизер, но остаются в театре, потому что самозабвенно любят свою лучшую в мире профессию.

Манас МУРАТАЛИЕВ,
студент БГУ имени К. Карасаева.






Related News

Новый год нужно встретить разумно

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintНаша газета продолжает поддерживать национальную информационную кампанию «Сакта» — «Защити» и повышать знания населения оRead More

Чемпион мира по тхэквондо: Чтобы наш спорт развивался быстрее, надо объединяться

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintСергей Фаустов с детства болеет тхэквондо-ITF. В 20 лет стал чемпионом мира, в 22 —Read More

Добавить комментарий