Main Menu

Он другом был Айтматова Чингиза

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Поэтическая судьба этого человека — яркий и прямой путь таланта, нашедшего себя  в той эпохе, которой и был нужен именно такой поэт. В годы, когда возникла озабоченность судьбой национального языка и культуры, именно Мухтар Шаханов явил собой тип национального поэта, чей казахский язык доказал, что он является языком высокой литературы. Как поэт национальной традиции (в эпоху, когда эту традицию испытывает на прочность глобализация) он повел за собой поколение и стал одним из национальных лидеров. И, наконец, Шаханов — друг и соратник Чингиза Айтматова — всей силой своего дара выступил на защиту исконно этических ценностей своей земли, а это сегодня задача не из легких…
Это предопределило политическую, общественную судьбу казахского поэта, вставшего в первых рядах борьбы за то, что поколение считало независимостью Казахстана, а затем в течение десяти лет бывшего послом Казахстана в Кыргызстане, во многом способствовавшим стабильности в отношениях сопредельных стран.
И в свои 70 лет он, народный поэт Казахстана и народный поэт Кыргызстана, остается энергетическим символом национальной культуры двух близких народов, ее Послом  в самом высоком смысле слова.
В. ШАПОВАЛОВ.

Мухтар Шаханов — народный поэт Казахстана, народный поэт Кыргызстана — в переводах народного поэта Кыргызстана Вячеслава Шаповалова.

ЧЕТЫРЕ МАТЕРИ
Судьбу от болезни беспамятства ты защити,
ведь у человека на долгом и трудном пути,
помимо Матери — той, что его родила,
есть Четыре Матери — словно четыре крыла:

РОДНАЯ ЗЕМЛЯ —
наша суть и основа основ,
СЛОВО РОДНОЕ,
пришедшее к нам от отцов,
БОГАТСТВО ДУШИ  и  ОБЫЧАИ —
благостный след,
горящий для нас через тьму          поколений и лет,
РОДНАЯ ИСТОРИЯ —
как бы она ни была
горька и печальна, мучительна и тяжела…

Нет равного тем Четырем Матерям божества:
без них перекати-поле  твоя голова.

Тот не способен величье понять    Четырех Матерей,
кто не любил, не берег матери     милой своей!
Презрительным ветром развеет    беспамятный прах того,
кто забыл о своих Четырех Матерях.

Народ, что четыре Святыни не смог защитить,
не сможет и счастья судьбы никогда ощутить.

Четыре Матери — словно судьба     дорогих:
коль жить — лишь для них,
а погибнуть — так только за них!

ПЛОЩАДЬ ЖЕЛТОКСАН
Остановись, человек, перед этим
пустым,
Скованным льдом декабря
и застывшим в печали
Скорбным пространством!..
Здесь юноши лучшие пали
Под шомполами, шепча:
«Казахстан отстоим!»,
Здесь волокли без стыда по камням
ледяным
Девушек наших, что рано обиды
узнали.

Черные ели, покрытые коростою
льда,
Видели всё, что случилось
в ту черную дату.
Меж их ветвей — лица наших врагов
бесноватых,
Лица предателей молча мелькали
тогда.
О, современник, ты пережил
эти года,
Пересчитай же победы свои
и утраты!

Тот, кто трусливо скрывался
от глаз Декабря
И ядовито смеется теперь:
«Босяки-декабристы!» —
Проклят. Истории эти знакомы
капризы.
Здесь беззащитной свободы пылала
заря,
Но, утешенье молитвой незримой
творя,
Юная кровь и сегодня сквозь
камни багрится.

Есть у природы один нерушимый
завет:
Все, что свершилось, получит
свое воздаянье.
Здесь все слова упокоились
в смертном молчанье
Неотомщенных обид,
незалеченных бед!
За пеленой отчужденных,
беспечных, беспамятных лет —
Гордость и скорбь,
Одиночество,
Покаянье…






Related News

«Невозможное — возможно, а возможное -должно!» Е. Поливанов

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintНемногие из учёных, занимающихся проблемами сравнительного языкознания и мечтающих о создании «общей грамматики всех языков,Read More

Так не доставайся же ты никому!

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintГибель Айзады Канатбековой от рук похитителя на минувшей неделе всколыхнула общественность страны. В Бишкеке иRead More

Добавить комментарий