Он жизни своей без музыки не мыслит

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

То, что Таалай Дооранов стал композитором, по-видимому, было предначертано самой судьбой. Его дед хорошо играл на чооре, отец, музыкант-профессионал — на аккордеоне, вот трое из семерых братьев и сестер, как и он сам, выбрали своей профессией музыку. К тому же еще в ранние годы у мальчика обнаружились отличный музыкальный слух, память и чувство ритма.

Детство Таалая прошло в Гульче — большом многонациональном селе, расположенном в живописной межгорной долине, через которую проходит знаменитый Памирский тракт Ош — Хорог. Гульча слыла культурным селом. Тут были свои дворец культуры и музыкальная школа, которой руководил отец Таалая, а народный хор «Алай» гремел тогда на всю страну — он даже выступал на фестивале хоровой музыки в Прибалтике, издавна славящейся своими хоровыми традициями.
В доме Доорановых стояло пианино, поэтому неудивительно, что, поступив в музыкальную школу, Таалай стал осваивать игру на фортепиано. Его успехи радовали родителей, и они гордились своим сыном. Когда в доме были гости, отец просил мальчика сесть за инструмент и сыграть что-нибудь из своего школьного репертуара, например, «Полонез» Огинского, «Элизе» Бетховена, «Турецкий марш» Моцарта. Таалай никогда не отказывался и играл с явным удовольствием. Успешно окончив школу, полный радужных надежд, он поехал во Фрунзе и поступил на теоретическое отделение музыкального училища им. М. Куренкеева. Юноше в тот год исполнилось шестнадцать лет.
Теоретическое отделение училища готовило педагогов для детских музыкальных школ по музыкальной литературе и сольфеджио. Таалай учился хорошо, уделяя много внимания фортепиано. По рекомендации педагога нередко выступал на концертах. Исполняя произведения разных авторов, молодой музыкант неожиданно заметил, что ему порой хочется сыграть не так, как написано в нотном тексте, а немного иначе, по-своему. Юноша стал что-то подбирать на слух, импровизировать, а потом и сочинять. В то время в училище преподавал известный в республике композитор доцент Института искусств Алтынбек Джаныбеков — он вел факультативный класс композиции. К нему и обратился Таалай, уже сочинивший к тому времени несколько фортепианных миниатюр. Опытному педагогу удалось рассмотреть в этих скромных непритязательных пьесках несомненные композиторские способности молодого музыканта, и он взял его к себе в класс.
Весь четвертый курс Дооранов занимался под руководством композитора, бережно развивавшего талант своего ученика и направлявшего его в нужное русло. В результате этого к концу училища Дооранов был уже автором трех песен и около десяти пьес для фортепиано и скрипки. Самое интересное, что некоторые из них позже вошли в учебно-педагогический репертуар музыкальных школ республики.
Сразу после окончания училища Таалай поступил в Кыргызский государственный институт искусств им. Б. Бейшеналиевой, в котором учился с 1981-го по 1986 год. Занимался он, как и в училище, в классе Джаныбекова. За годы учения Доорановым был написан целый ряд сочинений самых разных жанров: Фортепианная соната (1982), Соната-легенда для скрипки и фортепиано (1983), Струнный квартет (1984). Обращался он и к вокальным жанрам — песням, романсам, хорам, написанным на слова Т. Байзакова и И. Исакова. В 1985-м молодой композитор принял участие в республиканском конкурсе и занял второе место (первая премия была присуждена Муратбеку Бегалиеву).
Хорошо успевал он и по теоретическим предметам — гармонии, сольфеджио, истории музыки. Интересный факт: еще на вступительном экзамене по гармонии Таалай получил высший балл — случай довольно редкий в педагогической практике.
С особой благодарностью вспоминает композитор своих педагогов, как училищных, так и институтских  — А. Джаныбекова, И. Чучалину, В. Васильева, С. Рекичанскую.
В качестве дипломной работы Дооранов представил симфонию в двух частях. Сочинение произвело впечатление на членов экзаменационной комиссии, возглавляемой профессором Московской консерватории А. А. Николаевым, и его автор удостоился оценки «отлично». Более того, Дооранов получил рекомендацию в ассистентуру-стажировку при Московской консерватории. Однако воспользоваться ею Таалаю не удалось: чиновники из республиканского Министерства культуры долго тянули с выдачей направления на учебу, а когда наконец (три года спустя) соизволили это сделать, то оно уже ничего не значило — льготы для поступавших из республик были отменены, и экзамены пришлось сдавать на общих основаниях. А конкурировать со столичными абитуриентами, выпускниками той же Московской консерватории, было занятием малоперспективным.
Но все же Таалай рискнул и стал готовиться к сдаче экзаменов. На экзамене по специальности он решил показать несколько своих скрипичных пьес. Как раз в то время в консерватории училась скрипачка из Кыргызстана Райкан Карагулова, ее и попросил Таалай сыграть эти пьесы. Но случилось так, что концертмейстер, который должен был играть партию фортепиано, на экзамен не пришел. Что делать? Абитуриент не растерялся и сам сел за рояль (вот где пригодились усиленные занятия по фортепиано!) и уверенно саккомпанировал солистке. Экзамен прошел успешно. Удачной была и сдача других дисциплин, но экзамен по философии оказался роковым: абитуриент получил «неуд». С мечтой об учебе в ассистентуре пришлось распрощаться.
Все эти годы Таалай работал преподавателем сольфеджио и теории музыки в одной из музыкальных школ нашей столицы, не прекращая занятий композицией. Весной 1989 года, находясь в Доме творчества Союза композиторов СССР в Иваново, он завершил работу над симфонической поэмой «Тоо баяны» («Напевы гор»), которая вскоре была  исполнена симфоническим оркестром под управлением А. Джумахматова.
В репертуар оркестра входили и другие сочинения Дооранова, в частности, его Симфония до минор. О ней следует сказать особо. Это объемное четырехчастное сочинение было написано Таалаем в двадцать пять лет. Здесь раскрылись лучшие стороны дарования композитора — умение мыслить масштабно, целенаправленно развивать тематический материал, «чувствовать» форму. Так, в разработанных эпизодах автор широко использовал полифонию — фугато, канон, различные виды контрапункта. В музыке симфонии ясно ощущается национальный колорит, хотя весь ее тематический материал авторский, причем далекий от фольклорного цитирования или подражания (единственная цитата — попевка Манаса — органично входит в контекст сочинения в его финале). Благодаря этому композитору удалось создать яркую, выразительную музыку, способную вызвать широкий спектр чувств у слушателя. В конце 80-х годов симфония дважды прозвучала с концертной эстрады: вначале на Фестивале молодых композиторов Средней Азии и Казахстана, а затем на «Концертах дружбы» кыргызских и казахских композиторов во Фрунзе и Алма-Ате.
В апреле 1991 года в жизни Таалая Дооранова произошло важное событие — он был принят в Союз композиторов СССР.
Проработав несколько лет в музыкальной школе, композитор какое-то время занимал должность музыкального редактора Кыргызского радио, а затем переехал в Ош, где стал преподавать теоретические предметы в музыкальном училище им. Ниязалы (1992-1996). Здесь произошло несколько знаменательных событий. Одним из них стало написание гимна города Оша. Случилось так, что после авторского концерта, состоявшегося в зале музыкального училища, к Таалаю  подошел  городской  аким А. Мамыров и предложил ему написать гимн города, 3 000-летие которого готовилась отпраздновать республика. Идея увлекла композитора: он привлек к сотрудничеству поэта А. Урбаева и хормейстера А. Эрмекова, и работа закипела. Вскоре гимн был написан и исполнен, а пресса откликнулась хвалебными рецензиями на это событие. Однако официально гимн так и не был утвержден: областные власти посчитали, что второй гимн республике не нужен, хотя речь шла всего лишь о гимне города.
Живя в Оше, Дооранов активно сотрудничал с фольклорным ансамблем «Бек-Арстан». По его заказу он написал концертный кюу, я сделал ряд обработок и аранжировок, а в 1995 году приступил к работе над Второй симфонией. Все это время он преподавал в музыкальном  училище,  совмещая педагогическую  работу  с  творческой деятельностью. Последним крупным сочинением, написанным в Оше, стала симфоническая поэма «Курманджан», посвященная царице Алая.
В 1996 году Таалай вернулся в Бишкек и стал преподавать в Республиканской средней специальной школе-интернате им. М. Абдраева. Здесь, как и в Ошском училище, он читал теоретические дисциплины, к которым прибивался и факультативный курс композиции. Среди его учеников того периода были и будущие композиторы Наргиза Курманова и Мээрим Корпотаева. Как и раньше, все свободное время музыкант посвящал творчеству. Заметим, что в те годы страна переживала тяжелый экономический кризис и мало кто из композиторов занимался сочинительством — этот труд просто не оплачивался. Но Дооранов продолжал писать. Так, с 1997-го по 2006 год были созданы Концерт №1 для фортепиано с оркестром в трех частях, Рапсодия для скрипки с оркестром, симфоническая поэма «Алайские узоры», Струнный квартет, несколько  романсов.  В 1997-м  в Кыргызской государственной филармонии состоялся авторский концерт в двух отделениях, на котором прозвучали новые произведения композитора. Дирижировал оркестром народный артист СССР Асанхан Джумахматов. Концерт тепло был принят слушателями.
Другое памятное событие состоялось три года спустя в Одессе. Это был Международный фестиваль-форум, посвященный памяти видного музыковеда и композитора, профессора Московской консерватории Ю. А. Фортунатова. Дооранов стал одним из участников форума, на котором представил свою симфонию.
В 2006 году в Бишкеке был проведен первый Фестиваль симфонической музыки имени Таштана Эрматова. Среди прочих произведений на нем прозвучали и сочинения Дооранова, а их автор был отмечен дипломом и медалью. А три года спустя музыкант стал лауреатом премии имени Мукаша Абдраева.
К композитору нередко обращаются коллеги-музыканты с просьбой написать то или иное произведение, и он никогда не отказывает им. Так, несколько лет назад к нему обратилась преподаватель консерватории по классу фортепиано Айканыш Текенова — ее волновало отсутствие новых сочинений для камерного ансамбля. В результате на свет появилось Трио для скрипки, виолончели и фортепиано, которое вскоре было исполнено студентами консерватории, а затем вошло в педагогический репертуар. Позже были сделаны переложения нескольких прелюдий Таштана Эрматова для двух фортепиано — их композитор  написал для одной из детских музыкальных школ города.
В 2010 году Дооранов завершил работу над Вторым концертом для фортепиано с оркестром. Его первыми исполнителями стали юная пианистка Айша Кудайбергенова и Большой симфонический оркестр им. А. Джумахматова  под  управлением   Р. Осмоналиева. Концерт произвел большое впечатление на слушателей. Яркий по музыке и средствам выразительности, он невольно подкупал своими энергетикой и лиричностью: виртуозной, напористой, близкой по характеру и структуре к кыргызским комузным кюу, главной партии противопоставлялась напевная мелодия побочной. Именно на этом контрасте и выстраивалась драматургия разработки, в которой и солистке, и оркестру удалось продемонстрировать свои возможности. Особенно колоритно звучала партия солирующего фортепиано — эффектная, изобилующая разнообразными видами техники  и  исполнительскими  приемами.
Творчество Таалая Дооранова многоплановое, и хотя среди его произведений есть и вокальные сочинения, главное место в нем все же занимает инструментальная музыка. Именно в ней проявляются лучшие стороны его дарования. Известно, что основой любого сочинения является музыкальная тема. Слушая музыку Дооранова, нетрудно заметить красоту и рельефность его тем, особенно медленных, распевных. Таковы, к примеру,  темы из второй части Симфонии до минор, побочные партии из Второго фортепианного концерта и Скрипичной сонаты. Однако композитор умеет не только создавать яркий тематический материал, но и развивать его, а это удается далеко не каждому. И здесь, как нигде, нужно умение мыслить масштабно, полифонично, во времени, и это, на наш взгляд, музыканту удается. Удачны также и его оркестровки, аранжировки.
Музыкальный дар Таалай Дооранов унаследовал от своих отца и деда. Теперь же эстафету приняли дети. Старший сын Искендер успешно осваивает игру на тромбоне в музыкальном училище им. М. Куренкеева, а дочь Гузель — скрипачка — готовится к поступлению в Кыргызскую национальную консерваторию.
Чуть не забыл: Таалаю Дооранову исполнилось 50. Есть с чем поздравить юбиляра!

Андрей КУЗНЕЦОВ,
заслуженный деятель культуры КР.

Добавить комментарий