Сб. Окт 20th, 2018

Панацея, ставшая ядом

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

source site В Кыргызстане выпустили документальный фильм «Затаившаяся опасность». Лента рассказывает об угрозе пестицидов и, в частности, о яде ДДТ. Авторы уверены, картина необходима для показа сельскому зрителю.

— Людям надо объяснять, что такое пестициды. 90% крестьян не знают разницы между химикатами и минеральными удобрениями. Если раньше в колхозах работали агрономы, то теперь таких специалистов крайне мало на селе,  — считает региональный координатор проекта «Устранение больших рисков устаревших пестицидов в Кыргызстане» Индира Жакыпова, принимавшая участие в создании ленты.
Фильм планируют распространять в образовательных учреждениях и через Департамент химизации и защиты растений, у этой организации есть в регионах  учебные центры для повышения квалификации фермеров.
Не один год в нашей стране ведутся проекты по инвентаризации  переупаковки и складированию химических препаратов, которые в советское время использовали для борьбы с насекомыми, угрожавшими посевам. Тогда казалось, что  этот метод в борьбе за повышение урожаев идеален.  Но панацея оказалась ядом, и хотя в 1970 году в СССР уже официально запретили использование отравляющих веществ в сельском хозяйстве, все же химию еще долгие годы распыляли с самолетов над полями и садами.
Попадая в окружающую среду, ДДТ и прочие пестициды накапливались в значительных количествах сначала в растениях, затем в животных и, наконец, в человеческом организме. Медицинские данные, полученные в Кыргызстане, говорят о том, что в районах с высокой интенсивностью применения химических средств отмечаются более высокие показатели заболеваемости новорожденных и мертворождаемости. У детей в возрасте до 14 лет чаще диагностируются железодефицитная анемия, туберкулез, вирусный гепатит, ОРВИ. Одной из возможных причин возникновения онкологических заболеваний является влияние пестицидов на здоровье человека.
В 2004 году Минздравом были проведены исследования по определению содержания ДДТ и других стойких органических загрязнителей в грудном молоке женщин. Наиболее высокий процент пестицидов был обнаружен в грудном молоке у городских женщин в летнее время года — мае-июне, когда люди интенсивно употребляют в пищу овощи и фрукты. В грудном молоке у женщин из хлопкосеющей зоны наблюдается одновременное присутствие двух и более видов пестицидов. Химические препараты приводят к осложнениям во время беременности, а также к раку молочной железы.
Кыргызстан подписал Стокгольмскую конвенцию в 2002 году, согласно этому документу, республика к 2025 году должна избавиться от запасов сельхозхимии. Проблема в том, что сегодня остатки ядов хранятся в старых складах. Сами эти помещения, как правило, полуразрушены и вместе с дождями отрава попадает в почву, на поля.
— В 2006-2007 годах у нас в стране реализовывался проект «Большие риски устаревших пестицидов». В рамках его в Ошской области были осмотрены склады, где хранились пестициды, и тринадцать, где была самая плачевная ситуация с загрязнением окружающей среды, очистили химсредства, переупаковали, складировали и передали на баланс в айыл окмоту в Кара-Сууйском районе, — рассказывает И. Жакыпова.
По словам моей собеседницы, еще один проект открылся в 2009 году, его финансировал Всемирный банк. Тогда провели исследования в Джалал-Абадской области. Впервые в нашей стране был исследован один из двух могильников в Сузакском районе. Вокруг захоронения нет ограждений, оно не охраняется, поэтому на его территории пасутся коровы. В 2010 году  произошло массовое отравление людей мясом скотины, которая сама отравилась травой с могильника. Также его раскапывают сталкеры, достают пестициды и продают фермерам для обработки полей.
В результате исследования  разработали план действий как быть дальше с могильником. Предполагалось, что проект будет иметь продолжение и Глобальный экологический фонд выделит средства по заявке нашей страны на дальнейшие работы. Но  события 2010 года прервали все планы.
— Работая над этим проектом, мы столкнулись с почти неразрешимой проблемой. На данный момент могильники являются бесхозными. Ни одно ведомство не берет на себя надзор за этими ядовитыми объектами. А там надо восстановить ограждения, прекратить самовольные  раскопки и выпас скота, — считает И. Жакыпова. — Мы писали обращения в Минсельхоз, Минздрав, в Агентство по охране  окружающей среды, в МЧС. Но безрезультатно.  Сейчас захоронения хотят передать местным органам самоуправления. Но у них нет средств на такую работу. Получается замкнутый круг: с могильниками что-то надо делать, но инициировать это может собственник, а собственника нет.
Еще одна трудность, с которой столкнулись экологи:  нет возможности вывезти пестициды с территории нашей страны для уничтожения их на специальных заводах в Европе.
— В Кыргызстане работает проект по ПХД — это один из видов пестицидов. В нем заложены  деньги на вывоз этих отходов, но, к сожалению, Россия в одностороннем порядке запретила даже транзитную перевозку каких-либо токсических отходов, так как это связано с рисками транспортировки, — рассказала И. Жакыпова. — Не только наша страна столкнулась с этой проблемой, но и  Казахстан. Явно этот вопрос  будет решаться на уровне международного  сообщества, ведь уже к 2025 году по Стокгольмской конвенции мы должны избавиться от всех запасов пестицидов.

Дмитрий АЩЕУЛОВ.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *