Ср. Дек 12th, 2018

В войну и музы не молчали

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

 

here Каждый год в преддверии великого праздника Дня Победы пересматриваю книги о войне, дневники и воспоминания ветеранов, обнаруженные в государственных и семейных архивах. Вот и сегодня перечитываю воспоминания фронтовика маэстро Асанхана Джумахматова, не знавшего, что значит жить без музыки, дышавшего ею, черпавшего силы для активного творчества, но обладавшего нравом очень крутым и упрямым, даже взрывчатым, умеющим жестко воевать с несогласными, обнаруживая опыт бывалого солдата, принимавшего участие в обороне самого Сталинграда.
Не только он, Асанхан Джумахматов, но и все молодые в начале войны наивно думали, что через неделю Сталин и Ворошилов разгромят фашистов и все будут жить в прекрасной, мирной стране, каким был СССР… «Но, к сожалению, — вспоминает маэстро, — советские войска терпели поражение за поражением, враг уже на подступах к Москве». Молодым казалось тогда, что только их, молодых, не хватает на фронте. И решили добровольно вступить в ряды Советской Армии и даже сразу отправиться  на фронт. Многим из этих парней, отправившихся добровольно на фронт, было всего по 18-19 лет.
В одном из боев 11 августа 1942 года Асанхан Джумахматов был тяжело ранен разрывной пулей в левый плечевой сустав. «Эти пули были запрещены для стрельбы по людям, но на то они и фашисты, которые все равно стреляли ими. Входные отверстия от такой пули составляли 5-6 см, выходные — 10-12 см».
От большой потери крови Асанхан потерял сознание, его уложили на конную бричку, которая вывозила мертвых с поля боя. Лукаво улыбаясь, маэстро рассказывал дальше: «Очнулся я от того, что две молоденькие медсестры стояли надо мной и шептали: «Ведь он дышит — значит, живой!»… Потом с шиной «самолет» на раненой руке началась борьба за жизнь длиною в годы…
Асанхан уже тогда мечтал стать дирижером и каждый раз, когда стоял вопрос об ампутации руки, он просил сохранить ее. «Доктор Сусанна Иосифовна Удрис посмотрела на меня, в мои плачущие глаза и сказала: «Хорошо, я постараюсь в порядке эксперимента вылечить вашу руку, но это будет очень долго, почти три года!».
Маэстро с улыбкой вспоминал, как добрый доктор Сусанна Иосифовна оформила Асанхана переводчиком при главном враче госпиталя, для перевода не владеющих русским языком, находящихся на излечении раненых кыргызов, казахов, узбеков, башкир и татар.
В течение трех лет Асанхана оперировали несколько раз. Наконец… Новый 1945 год солдат Асанхан встретил на железнодорожном вокзале города Фрунзе. И здесь, на родине, продолжалось долечивание тяжелейшего ранения на горном курорте «Иссык-Ата». А потом многие годы учеба и борьба за мечту  стать дирижером.
В своих последних воспоминаниях Асанхан Джумахматович с грустинкой заметил: «В 2008 году будет отмечаться 65-я годовщина Победы под Сталинградом. Мечтаю еще раз поехать туда, подняться на Малахов курган, вспомнить еще раз суровые годы и свою боевую молодость, когда защищали наше великое Отечество. На этой священной земле Сталинграда нашли последний приют тысячи моих сверстников, отдавших молодые жизни за великую нашу Родину. Вечная слава героям Сталинграда!».
Таково было последнее, несостоявшееся, святое желание ветерана войны Асанхана Джумахматова — Героя Кыргызской Республики, народного артиста СССР, лауреата Государственной премии имени Токтогула, академика международных академий творчества (г. Москва, Россия), и музыки (г. Мюнхен, ФРГ), профессора Кыргызской национальной консерватории, художественного руководителя и главного дирижера Государственного академического большого симфонического оркестра, носящего нынче имя Асанхана Джумахматова…
Не только для Маэстро, но и  для многих деятелей культуры с первых дней войны призыв «перо приравнять к штыку» приобрел реальное звучание: писатели и поэты М. Элебаев, У. Абдукаимов, Дж. Турусбеков, Т. Уметалиев, Я. Шиваза, Т. Шамшиев и многие другие ушли на фронт. Вместе с фронтовиками-художниками, не выпуская из рук боевое оружие, они «творили» победу в «Боевых листках» и «Боевых карандашах» —  оперативных газетах, выпускаемых на фронте,  — в окопах, землянках… Фронтовики-артисты не упускали случая между боями затянуть песню, прочесть стихи или монологи, напомнить снова и снова уставшим бойцам о мирных днях, о семье, о любви, вселить надежду в «одну на всех Победу». Но… за нее надо было еще постоять.
Артисты и музыканты брали шефство над воинскими частями, госпиталями, призывными пунктами. Было сформировано семь концертных фронтовых бригад, и все годы, пока шла война, кыргызстанцы давали концерты в частях Калининского, Белорусского, Ленинградского и Украинского фронтов.
Исторические документы свидетельствуют о том, что народные артисты республики — А. Усенбаев, М. Баетов, А. Боталиев, А. Куттубаева, С. Киизбаева, М. Омурканова, М. Махмутова, композиторы — В. Власов и В. Фере выступали на передовых линиях фронта. Они приняли участие в более чем 2 500 концертах.
Вместе с войсками маршала К. Рокоссовского артисты Кыргызстана участвовали во взятии Гомеля, за что персонально были удостоены благодарности командования. Другая концертная группа, в состав которой входили С. Айтмамбетов, К. Эралиева, А. Исмаилова, К. Алиева, с июля 1942 г. по сентябрь 1944 г. походным маршем прошагала по полям сражений вместе с воинами гвардейской Панфиловской дивизии.
Летом 1942 года была сформирована 2-я фронтовая бригада, которую возглавляли композитор В. Власов и поэт В. Винников. В нее входили артисты только что созданного Театра оперы и балета — солисты оперы М. Махмутова, С. Киизбаева, Х. Темирбеков, М. Зюванов; солисты балета Г. Худайбергенов и Р. Ибраимов; артисты филармонии М. Баетов, С. Бекмуратов (кыяк), Дж. Муслимов, исполняющий танцы народов Кавказа; артисты театра Русской драмы В. Халатов, Н. Тайц, В. Арбенин; аккордеонист А. Мурыгин  и баянисты А. и В. Аваровы. Все члены бригады были полны решимости скорее отправиться на фронт и встретиться с бойцами. И всех волновал один вопрос: как примут бойцы их выступления?
В дальний и нелегкий путь отправились 17 сентября. Нелегкой, порой трагичной была и судьба членов бригады — артистов. Марьям Махмутова летом 1942 г. получила страшную весть: в бою под Старой Руссой погиб ее муж Шавкат Акрамов. В августе Марьям родила дочь Наринэ, которой никогда не суждено было увидеть своего отца. И… оставив крошечную дочурку на попечении родных, она отправляется на Брянский фронт… Позднее Марьям Махмутова вспоминала, как «от одной воинской части к другой, порой по пять-шесть километров, в пургу, в мороз наша бригада спешила на концерт. Как ждали нас солдаты! Как рады были они песне, танцу, музыке! Сколько тепла, нежности, чуткости чувствовалось в их отношении к нам. Это проявлялось и в лучшей землянке, которую отдавали артистам, и горячем, крепко заваренном чае, теплом полушубке, накинутом на плечи, —  в каждой мелочи, не говоря уже о том, что когда начинался обстрел, нас охраняли как драгоценности. Конечно, им, обстрелянным в тяжелых боях, пропахшим пороховым дымом солдатам нужны были как воздух  наши концерты, эти маленькие отголоски мирной жизни.
Только в начале октября прибыли в штаб Брянского фронта. И вот первый концерт. Руководитель бригады артистов композитор В. Власов записал в дневнике: «Наш театр — поляна на командном пункте, кулисы — кусты, артистические уборные — автобус. Зрители сидят на земле, камнях, пнях, окружая кольцом «эстраду». Все мы очень волнуемся. Однако программа прошла слаженно. Нас рассматривали не только как деятелей искусств, но и как представителей народов Киргизии. Это было очень почетно и очень ответственно». Что же касается воинов, то они присаживались на корточки и восторженными выкриками подбадривали исполнителей. И тогда артистам казалось, что они находятся не около Брянских лесов, а где-нибудь в Чуйской долине или казахских степях. 
«Такое же чувство испытывали наши слушатели и горячо благодарили нас и за песню, и за то, что мы принесли им с собой кусочек родного аила», — писала Сайра Киизбаева, солистка Театра оперы и балета в статье «Уверенность в победе», в газете «Советская Киргизия» 20 декабря 1942 г.
Первый фронтовой концерт проходил на Брянском фронте 4 октября 1942 г. Сайра Киизбаева помнила о нем всю жизнь. «Летная часть собралась в лесу на поляне. Летчики сидели, тесно прижавшись друг к другу, и оживленно беседовали. Они только что вернулись с боевого задания: успешно отбомбили вражеские танковые колонны. Но когда послышались первые звуки баяна, все утихли. Концерт начался. Я спела русскую, киргизскую, украинскую, узбекскую песни, и когда, казалось, исчерпала весь приготовленный репертуар, ко мне подошел пожилой капитан и попросил еще раз спеть «Цветущую жизнь» — киргизскую песню. И я исполнила ее на родном языке. Но концерт был прерван, раздался сигнал боевой тревоги. И «соколы» взвились в небо. Там их ждал кровавый бой. Мы были на передовой».
В те тяжелейшие дни никто из бойцов на фронте не знал почти ничего об этих миловидных, молоденьких девушках, не побоявшихся отправиться на фронт и петь под свистящими пулями и рвущимися снарядами…
…С первых дней войны артисты театров республики включились в общую борьбу с фашизмом. Уже в 1941 г. театр ставит двухактную оперу «Патриоты». В ней показаны сцены отправки добровольцев на фронт. Патриотические чувства народа наиболее ярко и полно отражены в образе матери, в ее напутственной балладе, написанной А. Малдыбаевым в широких, призывных тонах. Это послужило началом создания в киргизской вокальной музыке героических произведений. В наши дни она звучит под названием «Слово кыргызской женщины». На фронте Марьям Махмутова исполняла песню матери особенно вдохновенно.
В первый военный сезон весной 1942 г. коллективу Киргизского музыкально-драматического театра удалось создать волнующий спектакль — оперу П. И. Чайковского «Евгений Онегин». Прозвучала она 19 апреля на киргизском языке, главные партии исполнялись С. Киизбаевой (Татьяна), М. Махмутовой (Ольга), А.  Боталиевым (Онегин), А. Малдыбаевым (Ленский), Г. Иманкуловой (няня). Поэтический текст оперы был переведен на киргизский язык писателем К. Баялиновым.
С. Киизбаева настолько вжилась в роль Татьяны, что гораздо позднее, в 1958 г. на II Декаде киргизского искусства и литературы в Москве, после исполнения арии Татьяны («письмо Онегину») Колонный зал Дома Союзов взорвался шквалом аплодисментов.
Становлению профессионального музыкального искусства Кыргызстана отдавали свой творческий потенциал выдающиеся советские композиторы и музыканты: Н. Мясковский, Ю. Шапорин, Я. Зак, Н. Рахлин, А. Свешников, В. Захаров, Н. Казьмин, многие музыкальные творческие  коллективы страны, эвакуированные в республику.
В августе 1942 г. произошло эпохальное событие в культурной жизни республики — Киргизский музыкально-драматический театр был преобразован в Театр оперы и балета. На его сцене ставятся балет Крейна «Лауренсия», оперы «Евгений Онегин» П. И. Чайковского,  «Кокуль» («Алтын кёкуль» — «Золотой чуб») М. Раухвергера, балеты «Селкинчек» В. Власова и В. Фере. Премьера первой национальной музыкальной комедии «Ким канти?» («Кто это сделал?») состоялась 1 декабря 1943 г. Музыка была написана молодыми  композиторами М. Абдраевым, А. Тулеевым и А. Аманбаевым под руководством и при участии А. Малдыбаева.
Композитор В. Власов, вернувшись с бригадой артистов с фронта, включился сразу же в работу в театре. Он вспоминает о том, «что почти каждый день то в девять, то в десять часов вечера во всем городе выключался свет. Театр погружался в темноту. Зрители (как и актеры) сидели, лежали в фойе, спали, не уходя из театра, и ждали продолжения спектакля. Они кончались в час, а порой и в два часа ночи. Но никто не уходил».
В творческой жизни республики активное участие принимали многочисленные исполнительские коллективы, эвакуированные из центральных городов России.
Последний театральный сезон военного времени был отмечен работой над двумя яркими постановками — национальным хореографическим спектаклем-балетом М. Раухвергера «Чолпон» и оперой «Манас», посвященной исторической памяти народа, героико-патриотическая тема которой соответствовала «духу времени» в постановке композиторов В. Власова, А. Малдыбаева и В. Фере.
Следует заметить, в годы войны Театр оперы и балета переживал огромный творческий подъем — на его сцене ставится мировая классика: балет Дриго «Волшебная флейта», опера Пуччини «Чио-Чио-сан». Прозвучала музыкальная драма композитора из соседнего Казахстана Евгения Брусиловского «Кыз жибек» и много других.
Не прерывалась в годы войны и творческая связь с центром страны. Летом    1943 г. в Москве проходили «Вечера киргизского искусства». В одном из самых престижных залов страны — Колонном зале Дома Союзов — киргизские артисты М. Баетов, А. Боталиев, М. Еркимбаева, С. Киизбаева, А. Куттубаева, Х. Темирбеков, М. Махмутова демонстрировали свое вокальное мастерство. Выступал в этом переполненном зале известный уже в то время в Советском Союзе манасчи Саякбай Каралаев.
Заметно выросло исполнительское мастерство оркестра народных инструментов, объединяющего 70 талантливых музыкантов. Репертуар был представлен более 140 произведениями П. Чайковского, М. Глинки, Н. Римского-Корсакова, Л. Бетховена, Ж. Бизе…
Около 90 мастеров искусства Кыргызстана, оркестр народных инструментов и Государственный хор стали участниками II Декады музыкального искусства республик Средней Азии, проходившей 25 февраля — 13 марта 1944 г. в Ташкенте.
В годы Великой Отечественной войны произошло формирование и Республиканского драматического театра: в июле 1941 г. он был преобразован из ТЮЗа. Выпускники первой киргизской студии Московского ГИТИСа им. А. В. Луначарского Н. Китаев, М. Ибраев, У. Исмаилова, И. Абдубачаев, Н. Курманалиев, К. Тулебаев, К. Бектенов, А. Саргалдаев, К. Рысмендиев, пришедшие в новый театр, привнесли в  национальное искусство традиции мирового классического мастерства.
Спектакль больших страстей «Король Лир» В. Шекспира продемонстрировал актерское и режиссерское мастерство выпускников студии ГИТИСа в новом сезоне театра. «Король Лир», а также «Бедность не порок» А. Островского были подготовлены студийцами под руководством опытных театральных педагогов во главе с народным артистом Союза ССР В. А. Орловым.
У истоков театра находились известные артисты А. Айбашев, Б. Бейшебаева, С. Кумушалиева, М. Рыскулов, А. Сарбагишев, Ш. Тюменбаев. В начале 40-х к ним присоединились актеры Б. Кыдыкеева, Д. Куюкова, С. Джаманов, ставшие впоследствии ведущими мастерами сцены.
Первыми режиссерами  театрального коллектива были выпускник режиссерского факультета ГИТИСа Аджигабыл Айдаркулов и  Отунчу Сарбагишев, приобретший режиссерский опыт еще в ТЮЗе.
Скоро на сцене театра были поставлены спектакли «Полководец Суворов» И. Бехтерева и А. Разумовского и  «Ант» («Клятва») А. Токомбаева. Работа театра над военной тематикой была продолжена на сценах местных театров постановкой пьес «Кек» («Месть») Р. Шукурбекова, «Азаматтар» («Смельчаки») О. Сарбагишева и К. Джантошева, «Єч» («Месть») К. Джантошева.
Сезон 1941-1942 гг. почти во всех областных театрах начался театрализованным «оборонным концертом». Затем появляются одноактные пьесы на военные темы: «Упрямство Кобоша» К. Джантошева, «Хозяева леса» А. Токомбаева, «Проделка стариков» Т. Саманчина и другие. Разумеется, в годы войны каждый из местных театров поставил по несколько спектаклей на военные темы.
В Иссык-Кульском, Нарынском, Токтогульском театрах с большим успехом проходила пьеса «Кара туман» («Черная туча») К. Эшмамбетова.
Весь сезон 1943-1944 гг. зрители тепло принимали пьесу К. Симонова «Русские люди» в переводе на киргизский язык Т. Сыдыкбекова и К. Рахматуллина.
В репертуарах местных театров прочное место заняли пьесы, отражающие героическое прошлое киргизского народа. По мотивам малых эпосов прозвучали драмы «Курманбек» К. Джантошева и «Джаныл» К. Маликова и А. Куттубаева. В годы войны эти пьесы обошли сцены почти всех драматических театров Кыргызстана. До сих пор они встречают неизменно восторженный прием зрителей разных национальностей и возрастов.
Не следует думать, что в годы войны на сценах театра господствовала только антивоенная тематика. Не прекращалась работа и над классикой. Была поставлена комедия В. Шекспира «Двенадцатая ночь», «Ревизор» Н. В. Гоголя. На классике отшлифовывалось актерское мастерство Муратбека Рыскулова, Шамиша Тюменбаева, Насыра Китаева.
Сформированные  в годы войны республиканский и региональные драматические театры сыграли свою огромную организующую идеологическую роль в сложении репертуара, где звучали пьесы не только антивоенного характера, но и отражающие богатейшее наследие зарубежной и  отечественной классики. В профессиональном плане выросли артистические силы. Переполненные зрительные залы — также свидетельство активной творческой жизни «культурного фронта», великой силы духа народа и государства в общей борьбе за грядущую Победу.

see url профессор КРСУ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *