Main Menu

“ВЕТРЯНАЯ МЕЛЬНИЦА” РАХМАНКУЛА. В восточной части Турции, недалеко от озера Ван, живут этнические кыргызы, потомки мургабских кыргызов

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print
Сегодня наших соотечественников можно встретить во многих странах мира. Одни уезжают в поисках работы, образования и тем самым формируют армию кыргызстанских мигрантов за рубежом, другие покидают насиженные места из-за политических и религиозных убеждений и обретают совсем иные статусы. 
Появление кыргызской диаспоры в Турции, которая насчитывает  сегодня около 3 500 человек, имеет неординарную историю, связанную с именем хана Рахманкула. Жалеют ли эти люди о том, что когда-то покинули землю предков, став народом-диссидентом? Каково живется им сегодня  в стране, которая в рамках так называемого  нового османизма реализует политику этнического и религиозного плюрализма? Какие проблемы их волнуют и каким образом они адаптируются к процессам современной глобализации?  На  эти и другие вопросы нам удалось найти ответы во время  антропологической практики студентов 3-го курса  АУЦА, прошедшей в конце мая-начале июня в Турции.  Поездка стала возможной прежде всего благодаря непосредственной поддержке администрации и президента университета Эндрю Вахтеля.

Женщины в с. Улуу ПамирМестом компактного проживания потомков Рахманкула и перебравшихся вместе с ним из Пакистана племен является с. Улуу Памир, которое находится в восточной части Турции, а точнее, в районе знаменитого озера Ван. Посетив их селение и дома, мы поймали себя на мысли, что именно здесь зримо и незримо столкнулись две цивилизации: традиционно-архаичная и современно-индустриальная. С одной стороны —  кочевье, запах навоза, обряды, одежда и даже говор (когда  ванцы вели речь на кыргызском языке), а с другой  — дома с евроремонтом, компьютер, Интернет, знание турецкого языка… Вместе взятое, это отражает  картину  как будто бы безобидного столкновения двух миров.  Однако миграция из села, отсутствие работы, пессимистическое настроение молодежи  как раз-таки являются последствиями все же болезненного притирания друг к другу старого и нового.дои после ремонта в с. Улуу Памир
ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА
Рахманкул  (1913-1990 гг.) — сын Джапаркула, бывшего тысячника кокандского  хана Худояра. Не смирившись с приходом Советской власти, Джапаркул увел большую группу кыргызских племен, проживавших на территории нынешней Горно-Бадахшанской области Таджикистана,  в так называемый Ваханский  коридор Афганского Памира. В 1938 году, после смерти отца,  Рахманкул был провозглашен ханом  всех афганских кыргызов. В 1964 году он стал почётным членом Лойя Джирга — парламента Афганистана, тогда же получил должность шахского наместника. Владел несметными стадами овец, яков, лошадей и верблюдов, контролировал также караванные пути и торговлю через Афганский Памир. После революции 1978 г., когда страна взяла курс на построение социализма, Рахманкул, опасаясь коллективизации и репрессий, вместе с поддерживавшими его людьми бежал в Пакистан. Оттуда вместе  с семьей и окружением (около 300 семей) перебрался в 1982 г. в Турцию,  которая предоставила им политическое убежище и поселила в провинции Ван.
кизяк-топливо на зиму.с. Улуу ПамирРоль хана Рахманкула в истории Кыргызстана оценивается по-разному. Одни исследователи называют его “разрушителем  целостности народа”  и “антигероем”. Другие, напротив, считают правителем с высоким чувством ответственности. Правительство Кыргызстана приняло решение отметить в этом году его 100-летие на государственном уровне, планирует провести осенью  большую международную конференцию, посвященную ему. украшение на стену в доме. с. Улуу Памир
Для этнических кыргызов Турции их хан является бесстрашным героем и мудрым вождем. Переступая  порог их домов, в первую очередь слышишь  имя  Рахманкула, его фотографии висят на почетном месте. Атавизм родоплеменного вождизма проявляется и в том, что, когда мы посетили кыргызскую семью в Стамбуле, туда пришел один из сыновей Рахманкула, и все родственники, включая женщин, поочередно стали целовать  ему  руку.
В Турции кыргызскую диаспору называют «памирскими кыргызами». Так именуют себя и они сами, что, по их мнению, наиболее точно отражает корни. Определение «ванские кыргызы» они воспринимают несколько по-иному, так как озеро Ван не является родиной  предков. Курды, ближайшие  соседи, называют их «афганскими кыргызами», что вызывает у памирцев негодование. Они считают, что те делают это намеренно. Однако, как отмечали в разговоре с нами жители Улуу Памира,  сегодня неприязнь  между ними и курдами заметно уменьшилась в связи с более стабильной политической обстановкой и торговлей. К примеру, курды покупают у кыргызов овец и молоко.
IMG_1862По данным мухтара (главы сельской управы)  Касымбека Варол Шакир уулу, на январь 2013 г. в Улуу Памире проживали 1 713 человек,  из них 864 — мужчины, 849 —  женщины. За последние три года  численность жителей сократилась  на 487 человек, и причиной тому являются следующие  обстоятельства. Во-первых, отсутствие стабильной работы. Если раньше основными занятиями населения были скотоводство и несение военной службы по защите границ от курдских сепаратистов, то сегодня в связи с  урегулированием вопросов безопасности и снижением угрозы курдского терроризма кыргызские стражи мира в восточной части Турции стали не особо востребованны. Около десятка семей занимаются разведением скота, которого не так уж и много в индивидуальном хозяйстве. К примеру, одна семья имеет около сорока овец, и одна — две  коровы. Ванские кыргызы, а точнее памирские, уехавшие в Стамбул, Анкару и Малатию, в основном заняты  мелкой торговлей или в цехах по выделке животноводческого сырья и изготовлению фурнитуры для верхней одежды.
ВЗГЛЯД
В истории нашего Отечества есть люди, поступки которых меняли жизнь и мировоззрение многих. К таковым, на мой взгляд, можно отнести и хана Рахманкула.  Он  выбрал то, что счел меньшим злом для народа и себя самого. «Человек, который почувствовал ветер перемен, должен строить не щит от ветра, а ветряную мельницу», — говорил Мао Цзэдун.  В поисках свободы Рахманкул действительно  дал сородичам и будущему поколению возможность строить собственное будущее,  свою «ветряную мельницу».
Чолпон Турдалиева.
Семья ванских кыргызов в СтамбулеСтолкновение цивилизаций очевиднее всего  отражается в  брачно-семейной сфере.  В результате миграции и последующей ремиграции из Афганистана в Пакистан и затем в Турцию, а также под влиянием глобализационных процессов традиции претерпели значительные изменения. На Памире практиковались два типа брака — моногамия (единобрачие)  и полигамия (многобрачие), хотя последняя чаще наблюдалась среди родоплеменной кочевой элиты. Так, у хана Рахманкула были четыре жены. Поскольку  первая  оказалась бездетной, то он женился во второй раз, затем в третий и четвертый. К примеру, супруга старшего сына Рахманкула от второй жены — Тургун-апа, 67 лет проживающая со своими детьми и внуками в Стамбуле, вышла замуж в 15 лет. школьницы в с. Улуу Памир
В кочевом патриархальном обществе и в условиях отсутствия домашнего рабства кыргызская женщина являлась основным работником в хозяйстве. С другой стороны, через  полигамию проявлялись власть и могущество мужчины, мужское эго. Количество жен усиливало социальный статус хана, и его жены в определенной мере были такими же атрибутом власти, как  белая кошма, на которой восседал сам правитель. Кроме этого, через жен обеспечивалась связь с многочисленными родственниками и сородичами. В целом у кочевых кыргызов многоженство являлось особой стратегией выживания и развития экономики и общества.
 Однако жизнь в условиях Пакистана, ставшего  на короткое время убежищем, повлияла на расклад. Непривычно жаркий климат, прекращение кочевого хозяйства, обнищание, эпидемии, высокая  смертность среди рожениц и младенцев привели к сокращению числа полигамных браков. После миграции в Турцию таковые практически исчезли. Во всяком случае, из опрошенных  нами женатых мужчин никто  не имел более одной жены. Но дело не только в экономических факторах. Женщины стали  увереннее в своих правах. К примеру, четвертая жена  хана Рахманкула не дала ему согласия на пятый брак. Кроме этого, по законодательству Турции многоженство запрещено. Однако в разговорах мужчин все же  была некая ностальгия: мол, многоженство являлось древней кыргызской традицией и жаль, что отсутствие материального достатка не позволяет  жениться во второй раз.
цех ванских кыргызов в Стамбуле по дизайну украшений на одеждуПрактически исчезли и ранние браки.  Во-первых, Гражданский кодекс Турции запрещает замужество и женитьбу  ранее 17 лет, во-вторых, национальная программа здравоохранения предусматривает комплекс мер по охране репродуктивного здоровья  и планированию семьи.  В среднем в Улуу Памире выходят замуж  в 18-23 года, а женятся в 20-26 лет. Молодых мам после рождения одного-двоих детей обучают планированию семьи и бесплатно раздают им средства контрацепции. Как отмечает министр здравоохранения Турции: «…индикаторы репродуктивного здоровья в стране отражают тот факт, что уровень смертности детей на первом году жизни в прошлом прогрессировал (к примеру, в 1960 году на 1 000 детей приходилось 200 смертей). Теперь — 20 смертных случаев на 1 000 детей». Особенно высоким был уровень смертности  среди детей и рожениц  в юго-восточной  части страны, включая  районы, где проживают кыргызы.
юрта в с. Улуу ПамирКак женятся и выходят замуж памирские-ванские девушки и парни? Если жители старше 45-50 лет  в основном  заключали брак по договоренности родителей, то среди их односельчан 30-35 лет есть случаи создания семей как по решению родителей, так и  по любви. А  из  восьми опрошенных нами семей 18-28 лет  только в двух из них выбор  сделан родителями. Ни один из улуупамирцев не припомнил случая, чтобы кто-то умыкнул невесту,  — это считалось бы позором не только для семьи, но и для всего рода  и племени. Таким образом, подтверждается мнение ряда исследователей, в том числе американского профессора Рассела Клейнбаха,  радикального противника алакачуу,  что похищение невесты никогда не являлось традицией у кыргызов и по сути это серьезное преступление.
Наряду с браком по согласию родителей, а также по собственному выбору и любви у памирских кыргызов  практиковались браки по решению самого Рахманкул хана. Мы встретили две семьи, которые были созданы по его воле.
встреча двух поколений с. Улуу ПамирПамирские кыргызы заключали и продолжают заключать браки между племенами, т. е. экзогамные, что в целом органично связано с их родоплеменной структурой. Однако брак внутри племени запрещается. В связи с миграцией в другие города Турции и даже страны (в Кыргызстане, например, проживают и учатся 8 этнических кыргызов из Турции) брачный рынок расширяется. К слову,  несколько памирцев женаты на кыргызках из Кыргызстана и турчанках. Но в основном это касается ребят. Очень немногие из памирских девушек выходят замуж за мужчин из Кыргызстана или турков. Как правило, семьи создаются в пределах родового гнезда, т. е. села Улуу Памир.
В целом поездка  в Ван располагает к выводу, что кыргызы в Турции, пусть немногочисленные, стараются сохранять свою этнокультурную идентичность, включающую  язык, одежду, пищу, традиции и обряды. Но в условиях миграции молодежи,  влияния  городской культуры, Интернета и т. д. сохранять и передавать все это становится все труднее.
Чолпон ТУРДАЛИЕВА,
доктор исторических наук, профессор АУЦА;
Айжамал МАРАТ,
студентка магистратуры  Стамбульского университета.
Фото Чолпон 
ТУРДАЛИЕВОЙ.





Related News

Чайка Иссык-Куля

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintКогда Дуся Пасько снижала свой легкокрылый биплан, чтобы бомбить фашистов, она знала, что защищает и родную ЛипенкуRead More

Роза Айтматова: У кыргызов исконно был механизм защиты женщин

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintСегодня мы предлагаем вашему вниманию беседу о кражах невест с Розой Торекуловной АЙТМАТОВОЙ, президентом общественногоRead More

Добавить комментарий