Шагающий идальго

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

http://xn----8sbgffvvqjelvk1a3ih.xn--p1ai/modules/gdz/1809.html «Время. Друзья. Писатель» — выставка с таким названием, посвященная
70-летнему юбилею одного из самых интересных писателей, публицистов и  сценаристов нашего времени и отечества  Кубатбека  Жусубалиева, открылась в Национальной библиотеке КР.

http://regi.janoszsigmond.ro/uj__/vehomeq/telefon-goeruemelerini-kaydetme-program-iphone.html Пролог
На небольшой импровизированной сцене — скамья,  журнальный стол, рядом — зонт, чуть поодаль — дерево, на ветвях которого висит, как на домашней вешалке,  черный берет,  долгое время бывший атрибутом людей, причастных к творчеству. Что-то сейчас здесь произойдет!  Эдаким   воландо-булгаковским  сквознячком повеяло.  Я проглядела, когда он успел сесть на эту скамью — беседовала со знакомой, пришедшей на чествование, а когда оглянулась, то высокий худощавый человек  уже сидел  и  в задумчивости перебирал рукописные страницы  (неужели те самые, которые не горят?!). Действительно, так получилось, что он для меня появился неожиданно, как герой знаменитого  романа русского писателя. «Дон Кихот», — шепнула знакомая журналистка, и в самом деле,  что-то от образа знаменитого идальго в нем было,  только в отличие от Рыцаря печального образа  свет веселых искр нет-нет да  блеснет в насмешливом прищуре. Да и силуэты идущего человека на растяжке, при входе  в библиотеку,  у тротуара придавали некоторое сходство Кубатбеку Жусубалиеву со средневековым синьором, только современным:  в вельветовых джинсах и клетчатой рубашке.
Что это, начало  новой повести или стихотворения? Сцена из  будущего кинофильма  или театральной постановки? Обрывок воспоминания из прошлого или  проекция из будущего?

http://wpracy.eu/wp-content/numbers/android-casus-telefon-dinleme.php Писатель
По фойе ходили молодые люди и читали стихи, отрывки из романов, записных книжек, маленьких эссе — все это осколки,  всплески, брызги, паззлы  семидесяти лет жизни, в которой было так много всего.  Детство, проведенное в  Алайском крае — селе Жошолу, что в Ошской области, где было много солнца, гор,  бегущих ручьев, тенистых рощ,  удивительных  людей, навсегда впечатавшихся в память и нашедших потом воплощение в неповторимых повестях, где национальный дух творчества имеет новаторские приемы,  а современный язык перемежается с алайскими напевами.  «Солнце не закончило свой автопортрет»,  «Холодные стены»,  «Толубай Сынчи», «Амбарная книга», «Моя любовь летит к тебе, как птица», «Семь заветных слов и  Конфуций», «Кожожаш» —  в этих книгах наиболее ярко проявился К. Жусубалиев как неординарный и самобытный писатель, в них отражены глубинные переживания, связанные с личностью человека.   Кубатбек  Жусубалиев никогда не боялся никакой работы: начинал колхозником, затем работал  учителем, как и его отец. Позднее были различные редакции газет — «Ленин жолу», «Асаба», «Агым».

go to link Друзья
Человек на скамейке погружен  в  раздумье. Что проплывает сейчас в его воспоминаниях?  Единственная дочь Жамбы? Может, дни, когда работали прекрасным трио — он,   жена Клара Юсупжанова, оператор Бекжан Айткулуев, где из-под пера, камеры и дирижеро-режиссерской палочки выходили настоящие шедевры  «Пастух и туман», «Здравствуй, джайлоо», «Яки рождаются на снегу»,  «Кумыс» и еще множество других лент? А может, когда Заур Хабибуллин лепил с него скульптурный портрет шагающего человека, который потом стал эмблемой Дома писателя (в любимом с детства Алае), графически выполненной архитектором Орозом Байкожоевым (кстати, это она изображена на растяжке)? Или когда собирались Шайлоо Джекшенбаев — фотограф и художник, живописец Жамбул Жумабаев, Эмиль Токтолиев, график Белек Ташиев? Их работы можно увидеть в экспозиции. А позднее  в круге друзей появился скульптор и художник Даши Намдаков — талантливый и незаурядный, — паззл  легко нашел место  в огромной картине жизни  Кубатбека Жусубалиева. Неправда, что иных уж нет, а те далече: они всегда  и во все времена были с ним.

Время
Представитель интеллектуальной  кыргызской прозы, талантливо сочетающей в себе  и национальное, и мировое направления, долгое время был непризнанным. Что ж, это участь многих талантливых людей; книги его мало печатались, кто-то из тогдашних сильных мира сего нашел их слишком сложными и заумными — простим малую грамотность заурядному чиновнику.  Пришедших поздравить Кубатбека-ага было так много — и молодежи, и старшего поколения, среди которых люди разных профессий, но тяготеющие к литературе и искусству, что  слухи о непризнанности оказались преждевременными и преувеличенными.  Выступили с речами вице-премьер КР Ибрагим Жунусов, спикер Ахматбек Келдибеков,  драматург Султан Раев и другие. Сейчас он заслуженный деятель культуры, хотя мог иметь это звание еще много лет тому назад. Время  имеет обыкновение все расставлять на свои места.  Он человек настроения, иногда бежит от городской суеты и  людей  на джайлоо или в свой дом, где на крыльях своих мыслей и  воображения так высоко парит над землей, что родная Алайская долина кажется маленькой точкой.  Не любит носить галстуков. Из-за этого его не пустили в Париже к Миттерану.  А иногда, наоборот,  ему приятно быть в центре  внимания в новомодной одежде от кутюр с элементами эпатажа от Жусубалиева, сидеть на булгаковской скамье и внимательно вглядываться в бишкекскую публику, которая за триста последних лет не изменилась. Или изменилась?
Шагающий человек присел на скамью. Может, для того, чтобы передохнуть немного,  а может, поразмыслить, переставить паззлы, по расхожему выражению, юбилей — время подведения итогов. Потом он поднимется и пойдет  дальше: дел еще много,  как и встреч,  с  теми, кто дорог. Еще впереди повести, рассказы, сценарии; к старым воспоминаниям присоединятся новые,   по пути, конечно же,  что-то будет происходить, вдохновляя на новые сюжеты.

Галина МИХАЙЛИНА.
Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *