Память, сохраненная открыткой

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Почтовая открытка отображает на кусочке картона эпизод той или иной эпохи. Открытки собирают коллекционеры-филокартисты, и, конечно же, они могут быть полезны и историкам, и публицистам, всем, кто неравнодушен к прошлому своего края. Коллекции старых открыток сохранили для нас самые разнообразные сюжеты ушедшего времени. Они выпускались по тематике: география, этнография, искусство…

Не так много открыток начала прошлого века посвящено Кыргызстану. И почти все они выполнены по фотографиям И. Панова. В то время «железный занавес» наглухо изолировал СССР от международной культурной и художественной жизни и внутри страны поощрялся лишь соцреалистический фоторепортаж, обслуживающий тоталитарную государственную систему. В 1922 году революционный лозунг «Культуру в массы» начала осуществлять АХРР — Ассоциация художников революционной России. И одной из первых выпустили  серию открыток «Жизнь и быт народов СССР». Тираж в 5 000 экземпляров состоял всего из 18 открыток с репродукциями картин, отображающих советскую действительность, — «Пионеры в деревне», «Алтайская хижина», «Рыбаки с Мурмана». Сегодня они считаются большой редкостью. С мая 1928 года издательство стало именоваться АХР — Ассоциация художников революции. В это время выпускалось  много пейзажных открыток, посвященных красотам Крыма, Урала, Средней Азии.
В 30-х годах производство почтовых открыток поставили на конвейер. Их выпускало Государственное издательство искусств в Москве. («ГИЗ» до 1930 года, после — «Изогиз» — Изобразительное искусство). Некоторые открытки  выпустила типография «Меццо-тинто» Сокрайшефсовета Москвы. Это таинственное название объясняется так — в начале 30-х годов образовали советы по шефству над деревней под лозунгом «Смычка города с деревней». Делегации горожан отправлялись на село учить крестьян новой жизни: создавать коммуны, подписываться на заем, вместо икон вывешивать портреты советских руководителей. Для изготовления агитматериалов шефсоветам  предоставили право издательской деятельности с привлечением частных типографий. Так вот и попало нэпманское гравюрное предприятие «Меццо-тинто» в Сокольнический районный шефсовет города Москвы — Сокрайшефсовет.
В те же годы в Средней Азии плодотворно работали фотокорреспонденты Иван Панов и Макс Пенсон. И, несмотря на провинциальную изоляцию, в их творчестве отражены основные мировые тенденции фотоискусства того времени. Фотографы не только сумели создать  своеобразную фотолетопись Ташкента и других азиатских городов, но и сохранили для потомков неповторимый восточный колорит памятников культовой архитектуры, картины городских улиц и зданий, которых уже давно нет. В те годы существенно менялся уклад жизни людей, что также находило яркое отражение в их снимках. Макс Пенсон печатался в московских журналах, а в 1934 году его фотография «Узбекская мадонна» получила золотую медаль на Всемирной выставке в Париже.
Иван Панов в 1929 году работал в Киргизии. О высоком профессионализме этого замечательного фотомастера мы сегодня можем судить только по нескольким десяткам сохранившихся открыток. Они тематически продолжали серию «Жизнь и быт народов СССР» и открывали серии «Народы СССР» и «Киргизская АССР». Только благодаря Панову мы можем увидеть первые суда Иссык-Кульского пароходства, тенистые улицы-аллеи Фрунзе и Каракола, климатические курорты Койсары, Джеты-Огуз и Ак-Суу, неповторимые бытовые сюжеты, фотографии отдельных персонажей и многолюдных базаров. На его открытках раскрывается не постановочная, а реальная жизнь того времени, и, возможно, гораздо точнее и шире, чем в иных многословных описаниях. Для него характерен нестандартный ракурс, в кадре обычно много людей, можно рассмотреть их одежду, предметы быта.
К фотографу И. Панову очень подходит пословица: «Сапожник без сапог». Оставив память на фотографиях, он ни на одной не запечатлен сам. Во всяком случае, мне не удалось найти его изображения. Да и вся жизнь этого замечательного фотографа прослеживается только благодаря его работам.
В 1930 году выпускаются его открытки с видами Челябинска и Златоуста. Их издали в типографии «Изд. ЦИК СССР и ВЦИК» в Москве, напечатали в черно-белой, коричневой и темно-зеленой гамме на плотном полукартоне. Часть открыток использовала Челябинская окружная детская комиссия для благотворительных целей. Они продавались по 10 коп. вместо пяти, наценка шла в пользу беспризорных детей. Позже появились его хрестоматийные снимки Москвы, а затем И.  Панов увековечил города и курорты Черноморского побережья. Еще в 1959 году Панов работает в Кисловодске, Сочи и Ставропольском крае, после приезжает во Фрунзе и предлагает приобрести комплект своих открыток, посвященных Кыргызстану. После экспертной оценки, осуществленной известным историком В. Галицким, коллекция была приобретена и поступила в Исторический музей. И сегодня эти почтовые открытки являются ценными документами, особенно, если учесть, что иного иллюстративного материала того времени у нас нет.

Владимир ПЕТРОВ,
краевед.

Добавить комментарий