Main Menu

Кумтор и Иссык-Куль — дети одной матери

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Колдовская красота Иссык-Куля с его богатейшей и  неповторимой  палитрой воспета во многих легендах и преданиях. Ею был  очарован и великий русский путешественник Петр Петрович Семенов-Тян-Шанский,  сравнивший «это чудо с драгоценным аквамарином в серебряной  оправе заснеженных хребтов».

А Ч. Айтматов писал: «Иссык-Куль — колыбель моя. Он мне дорог тем,  что лелеял меня в младые годы, давал силы в отрочестве, подпитывал и  заряжал всегда, когда творчество требовало уединения и напряженной  мысли».
Чингиз Торекулович очень любил озеро, где бы ни находился, не  забывал, задавался вопросами,  как сохранить его первозданную красоту, чистоту и  как приостановить обмеление. Он выступал против застройки на его берегу всяких животноводческих помещений, промышленных и прочих объектов.
Никита Сергеевич Хрущев, побывав на Иссык-Куле, сказал: «Нужно беречь озеро, его  чистые лечебные воды. Ни в коем случае нельзя строить промышленные и другие предприятия, загрязняющие озеро «Средне-азиатского Крыма».
Не случайно советское правительство  наметило разработать, не жалея сил и средств, ряд мероприятий по сохранению первозданной чистоты и целостности нашей жемчужины как одного из уникальных озер земного   шара.  Планировалось, например, повернуть  русло реки Сары-Джаз в озеро, согласовав  эту идею с Китайской Народной Республикой, и, если память мне не изменяет, затраты на осуществление этого непростого проекта по тем  временам  составили  бы  более 8 млрд. рублей. Но, к сожалению, по объективным и субъективным причинам прогрессивная экологическая миссия глобального масштаба осталась  только  на  бумаге.  Следует особо отметить, что главным инициатором этого проекта был Чингиз Торекулович. В  одном из интервью корреспонденту газеты «Социалистическая индустрия» В. Хрусталеву (1986 г.)  он сказал: «Конечно, не пожалел бы средств на переброску части стока реки Сары-Джаз, чтобы не растягивать  на десятилетия осуществление столь непростого проекта».
Великая Советская империя рухнула. Образовалась суверенная  Кыргызская  Республика, и, естественно, все судьбоносные ключевые вопросы,  включая экономические, перешли в ведение  высших чиновников  молодой страны. Сегодня уже ясно, что  генеральное соглашение по освоению Кумтора,  подписанное премьер-министром Т. Чынгышевым и министром  промышленности Э. Омуралиевым 4 декабря 1992 года в Торонто, явилось  фундаментальной экологической ошибкой. Не случайно  большинство граждан Кыргызстана с  активной жизненной позицией, а также ученые-экономисты и другие  авторитетные  лица, кому  была небезразлична дальнейшая судьба Иссык-Куля, категорически возражали тогда против  передачи Кумтора канадской компании. А что будет через 50 и более лет?
Мне кажется, наиглавнейшими вопросами остаются: как уберечь озеро от воздействия промышленной разработки Кумтора   и сохранить его  экологическое, чистое,  девственное состояние?  Ведь месторождение со своими богатейшими  запасами и огромными, как айсберг, ледниками входит в состав экологической системы Иссык-Куля. Они дополняют друг друга и связаны незримыми нитями. Если образно выразиться, Кумтор и Иссык-Куль — дети одной матери. Существует сложившаяся за века  природная тайна взаимоотношений между ними, и никто не знает, чем чревато  нарушение  этой связи. Можно только предполагать, чем взорвется  тайна.
Это хорошо, что создали Государственную комиссию для оценки деятельности  «Кумтор оперейтинг компани», разрабатывающей месторождение. Не будем говорить, какая это по счету комиссия, важно, что ее руководители во всеуслышание объявили: на сей раз проверка  будет  честной. Министр экономики и антимонопольной политики Темир Сариев, возглавивший комиссию, заверил, что досконально проверят, соблюдает ли  инвестор международные стандарты рационального использования природных ресурсов, охраны окружающей среды и безопасного производства.   Будем  надеяться, что так оно и произойдет.
Когда я приезжаю на южный берег Иссык-Куля, то вспоминаю свою  юность, которая прошла в Тонском районе. Подростком  часто проплывал более километра  до островка Кемир-Таш, появившегося в результате  обмеления, собирал яйца диких птиц, например чаек,  и возвращался назад. А ныне этого островка уже нет — он соединился с берегом  и зарос камышом. Озеро безмолвно говорит, что оно уходит год за годом, сужается, как шагреневая кожа. Приток речек, как больших, так и малых, как с северной (кунгей), так и с южной  (тескей) сторон Иссык-Куля уменьшается, кое-где вообще прекратился:  видны  только саи — высохшие русла.
Это все дела человеческие: перегородили впадающие речки, отвели воду на полив. Наказали Иссык-Куль, лишив его так необходимых ему наполняющих речных вод. И сегодня он нуждается в помощи, как одинокий лебедь, попавший в беду.
Одновременно  безжалостно расправляются с побережьем. Обидно, что чиновники различного ранга раздают направо и налево землю под застройку коттеджей и отелей. При этом бездумно уничтожаются облепиховые и эфедровые заросли, нарушается вековое экологическое единство с озером.

Сатынды САМЫКБАЕВ.






Добавить комментарий