Твердь земная, рукотворная

На полях республики зреет чрезвычайная ситуация. Дефицит поливной воды грозит недобором основных сельскохозяйственных культур. Поэтому уже осенью возможны скачки цен на основные сельскохозяйственные культуры и обнищание фермеров.

 

Наши ледники — шагреневая кожа

 

Чиновники, как известно, самые отчаянные оптимисты. Они признают факт дефицита поливной воды весной, зато сейчас на голубом глазу твердят об улучшении ситуации на полях. Их слова да богу уши!

 

Во второй половине июня в ряде регионов страны прошли митинги фермеров, на которых звучали требования об исправлении ситуации в мелиоративной отрасли страны. Так, 19 июня группа крестьян Иссык-Атинского района требовала от властей незамедлительно обеспечить их наделы живительной влагой, сельские товаропроизводители других областей на встречах с чиновниками говорили о необходимости получения финансовой компенсации из-за того, что на их поля вовремя не была отпущена поливная вода.

 

Требования крестьян законны и логичны. На их взгляд, власти за прошедшие 30 лет мало что сделали для развития мелиоративной отрасли. В результате в засушливые сезоны крестьяне остаются без урожая, даже скот из-за бескормицы приходится пускать под нож. Вот и в нынешнем году повторилась чрезвычайная ситуация. В мае так называемая приточность рек была в четыре раза ниже нормы, по прогнозам специалистов сельского хозяйства, урожай зерновых колосовых культур будет очень низким, а пшеница почти нигде не поднялась. Поэтому крестьяне, очевидно, даже не будут её скашивать. Затраты на уборку не окупятся!

 

Как мы дожили до жизни такой? Страна огромных ледников не первый год переживает засушливый сезон. Дефицит поливной воды в Кыргызстане ещё 15-20 лет назад был просто немыслим. Но всё, в принципе, объяснимо. По утверждению учёных, общая площадь ледников нашей страны к 2050 году сократится на треть. А благодаря капризам небесной канцелярии, то есть холодным вёснам, ледники у нас начинают активно таять только во второй половине июня. А ведь именно в конце апреля-мае, когда начинается вегетация сельхозкультур, поливная вода им жизненно необходима. Поливы, конечно, нужно проводить и летом. Но они уже не так важны, как те самые, весенние.

 

Рачительные хозяева в подобных условиях воду начинают накапливать заранее, даже осенью. О других странах, впрочем, говорить не будем, но вот в Кыргызстане в советское время, не считая крупных водохранилищ, колхозы — совхозы спасали небольшие рукотворные водоёмы, так называемые бассейны.

 

Вода в них попадала после таяния снега в небольших горах, на сельских холмах. Тогдашние руководители аграрной отрасли республики понимали, что ледники могут начать таять нескоро, поэтому бассейны служили запасным вариантом.

 

Есть ещё несколько печальных цифр. В Кыргызстане один миллион гектаров пашни, но только 250 тысяч из них обеспечиваются живительной влагой из водохранилищ. Следовательно, 750 тысяч га остаются по сию пору без надёжного водообеспечения. Живительная влага поступает на эти площади из рек, а они наполняются водой, как мы уже говорили, всё чаще в конце июня. Ах, да, можно ещё полагаться на обильные весенние осадки, то бишь дожди. Но это чертовски рискованное дело. Небесная канцелярия капризна, словно юная девушка.

 

Что имели — загубили

 

Почти всё мелиоративное благолепие республики было благополучно загублено в приснопамятные 90-е годы. Бассейны суточного, декадного регулирования воды, небольшие водохранилища приватизировали новоявленные бизнесмены. В некоторых из них деловые люди стали разводить рыбу, а большинство засыпали землёй и стали выращивать на них различные сельхозкультуры. Но были отмечены случаи, когда жизненно необходимые ирригационные объекты заросли камышом, то есть были позабыты, позаброшены.

 

Нуждаются в серьёзной модернизации государственные межхозяйственные каналы. Их в республике, согласно официальным данным, 28 тысяч километров, но в бетон «одеты» только 8 тысяч км. А это означает, что потери воды в них составляют от 30 до 50 процентов. Грустная арифметика. Засушливых сезонов становится всё больше, а у нас вода утекает прямо из-под носа.

 

Президент страны, правительство поставили перед мелиораторами задачу отремонтировать до 2030 года все межхозяйственные ирригационные каналы. Но для этого требуется минимум 600 миллионов долларов.

 

Цифра для нас почти астрономическая. И наверняка власти не знают, где взять такие деньжища.

 

И здесь необходимо уточнение. За последние 30 лет были введены в эксплуатацию только 5 процентов межхозяйственных водных артерий, то есть примерно четыре тысячи километров из 28 тысяч. Негусто. Остальная магистральная ирригационная сеть была построена в 50-60-х годах прошлого столетия. И она сегодня тоже нуждается в капитальном ремонте.

 

Но вот что странно: на строительство и капитальный ремонт ирригационных сооружений в 90-х и нулевых годах были взяты огромные кредиты в инвалюте. После проведённых работ у общественности республики сразу возник вопрос: а все ли средства были израсходованы по назначению? Результат перемен в мелиоративной отрасли был, мягко говоря, незначительным.

 

Думается, нашим доблестным сыскарям имеет смысл внимательно изучить этот вопрос. Так, на всякий случай.

 

Но есть в мелиоративной отрасли страны ещё одна грустная песня: внутрихозяйственные ирригационные каналы. Помнится, в начале 10-х годов инициативная группа зарубежных агроспециалистов настоятельно советовала специалистам нашего Минсельхоза возводить такие объекты и даже в каждом селе создать общественные организации под названием Ассоциации водопользователей. Функционал таких объединений прост как пареная репа: фермеры платят из своего кармана за воду и так же на свои кровные ремонтируют внутрихозяйственную ирригационную сеть. Хитро придумано, да не про нас.

 

Проект лопнул как мыльный пузырь, по существу так и не заработав. Фермеры по причине своей финансовой немощности, а может, и скупердяйства (были и такие случаи) отказывались платить за воду, а о ремонте сельских арыков и каналов за их деньги речи вообще не было.

 

Поняв, что дело пахнет керосином, правительство обязало сельхозуправы взять ирригационные сети на свой баланс. Но и этот вариант не сработал. У местных властей тоже не нашлось средств для финансирования ирригационных объектов.

 

Многие внутрихозяйственные ирригационные объекты представляют из себя жалкие зрелища. Их никогда и никто не бетонировал, а потому потери воды в этих сооружениях колоссальные. На приведение в порядок каналов необходимо 55 миллиардов сомов. Но их тоже взять негде.

 

Исчезла как явление лоточная система поливов. Она раньше сильно выручала западные районы Чуйской области. Фермерам не на что бурить скважины, а они до 1991 года также помогали решить «поливной вопрос».

 

Есть ещё один вариант решения мелиоративного вопроса: капельное орошение. Еще в 90-х годах прошлого столетия в Кыргызстан приезжали бизнесмены Израиля и настоятельно советовали нашим аграриям повсеместно внедрять систему капельного орошения. Гостей из ближневосточной страны чиновники едва не подняли на смех. «У нас воды, — уверяли израильтян сотрудники Минсельхоза, — хватит на сотни лет».

 

Погорячились наши клерки, а вот израильтяне, выходит, как в воду глядели.

 

Вот сколько шансов мы бездумно «профукали», не задумывались о будущем аграрной отрасли. Теперь кусаем локти. Но это редко помогает делу.

 

Придёт вода в «пустыню»?

 

Итак, что же мы имеем на сегодняшний день? Согласно официальным источникам, водность рек увеличилась до нормы. Если в период вегетации на поля фермеров поступало 1,5 кубометра живительной влаги, то сейчас — 2,5-3 кубометра. Поливы крестьянских наделов осуществляются строго по очереди. «Лучше поздно, чем никогда»? Увы, в данном случае народная мудрость неточна. Главные поливы нужно было проводить весной.

 

Однако обвинять власти в бездействии нет оснований. В 2022 году на ремонт оросительных систем из бюджета было направлено 950 миллионов сомов, за шесть месяцев нынешнего — 480 миллионов. То есть финансирование отрасли — не самое скудное. И это приводит к положительным результатам. К примеру, коэффициент полезного действия БЧК нынче составляет 86 процентов, раньше он не превышал 60 процентов. Значит, потерь в этом ирригационном сооружении стало значительно меньше.

 

Служба водных ресурсов Кыргызстана разработала план по выводу отрасли из кризиса. Он состоит из нескольких пунктов. Приведём некоторые из них. Мелиораторы намерены строить накопительные бассейны. Эта работа, кстати, уже началась. Планируется также провести масштабную работу по бетонированию каналов и установке труб во избежание потерь воды. Руководители Службы водных ресурсов хотят также взять 55 самых проблемных ассоциаций водопользователей на свой баланс и убедить фермеров в необходимости приобретения систем капельного орошения.

 

Делаем выводы. Мелиораторы страны стали получать большую поддержку от государства. Но её, родимой, всё равно не хватает. И пока вопрос о достаточном финансировании отрасли остаётся нерешенным. Причём самое печальное — на долгие годы.

 

Где же выход? А их два. Первый — обратиться за помощью к проверенным старым друзьям и партнёрам. Но только не тем, которые выдают кредиты для того, чтобы посадить нашу страну в долговую яму, и позволяют чиновникам разворовывать выдаваемые финансы. Старые друзья готовы осуществить вместе с нами любой жизненно важный для Кыргызстана проект. И второй. Необходимо закупать и самим вывести как можно быстрее жароустойчивые сорта основных сельхозкультур. Это не открытие Америки. Во всех странах сейчас выращиваются именно такие культуры. Можно было бы заняться подобной селекцией и нам. Но у нас сельхознаука, увы, в загоне.

 

Что будет в закромах

 

Как несложно догадаться — проблемы с обеспечением продуктами первой необходимости нынешней осенью и грядущей весной станут ещё острее. Если в прошлом, сравнительно благополучном, сельхозсезоне было собрано 769,1 тысяча тонн пшеницы и мы импортировали 200 тысяч тонн зерна, то теперь нужно будет приобретать у друзей намного больше. Даже трудно предположить, сколько именно.

 

Сахара нам нужно 110 тысяч тонн, в прошлом году республика обеспечила себя сладким продуктом на 60 процентов. А сейчас, наверно, придётся закупать все 100 тысяч тонн. Может быть, чуть меньше, но всё равно госказне и коммерсантам придётся изрядно раскошелиться.

 

У нас и в прошлых годах маслобойная отрасль была в загоне. Это даже признавал министр сельского хозяйства. Смешно и грустно, мы обеспечивали себя этим продуктом только на 20 процентов. Так что придётся закупить не менее 50 тысяч тонн этого продукта. Ох, и нагреют руки на нашей безалаберности зарубежные производители и наши коммерсанты. А что будет с нами, рядовыми покупателями, даже думать об этом не хочется. Ведь цены точно начнут галопировать. Причём в самое ближайшее время.

 

Вячеслав АНИКИН.
Фото Нины ГОРШКОВОЙ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *