Бесприютные…

“…Жмётся ласково котомка
К истомлённому горбу,
И пою, как птица, громко,
Славя путь мой и судьбу…”

Александр Тиняков “Бродяга”

 

 

Под леденящим ливнем брёл человек, от него и огромного мешка со всяким хламом омерзительно пахло. Шагал мужчина тяжело, видимо, сильно болели ноги, но, словно не смирившись с судьбой, он держал высоко голову, смотрел только вперёд – куда-то в непроглядность туманной хмари, такой же серой, как его жизнь и действительность бесчисленной армии людей без дома…

 

Само собой, образ жизни бездомных делает из них людей ожесточённых, и обыватели, устроившие своё бытование более-менее успешно, чаще всего сторонятся бродяг. Неприятно, страшно даже, когда очередной соискатель денежки на опохмел, с огромным синяком под глазом, настойчиво идёт за тобой и требует помочь ему немедленно. Однажды такой тип схватил камень и хотел разбить нам машину за отказ. Муж выезжал, смотрел на дорогу и не видел, как взбешённый бродяга потянулся за здоровым булыганом. С нами сынишка маленький сидел в авто. Я же, смекнув, что действовать нужно стремительно, вылетела из машины и побежала к мужику, который оружие своё уже держал в руках. Не знаю, как громко я на него кричала и что изображало в тот момент моё лицо, но он от неожиданности выронил камень, оторопел что ли и почему-то отказался от своей поганой затеи… Не хочу сказать, будто все поголовно люди без определённого места жительства злые, кидаются на прохожих и пьют горькую без остановки. Да и по разным причинам каждый из них на улице оказался. Кто-то сам виноват в бедах своих, а иные стали жертвами обмана, потеряв крышу над головой, есть и другие бедовые обстоятельства, из-за которых человек стремительно опускается на социальное дно.

 

Я встречала бездомных, ведущих себя очень тихо, стараясь никому не помешать, искренне благодарных за одежду, еду, одеяла, за любое благодеяние. Однако есть среди них и опасные для общества. Помню рассказ девушки-волонтёра. Они с коллегами кормят бродяг горячим питанием. Большинство из тех, о ком они заботятся, ведут себя адекватно. Но нашёлся буйный, избил волонтёра из другой страны, отбирал у своих бесприютных коллег еду. И такой “герой” неединственный… Я замечала за такими буйными – ими владеет своеобразный вид гордости, похожий на вызов против каждого, кому живётся лучше.

 

Сострадание во мне борется с неприязнью. Вот ещё один пример, почему. Наш двор не огорожен, вокруг несколько домов, есть детская площадка, в основном публика приличная. Но вот незадача: повадились люди бомжеватого вида устраивать попойки прямо на скамейке возле детских горок, лесенок, качелей. За собой они не убирают, естественно. Но это половина беды. Вокруг дети, и что придёт в голову деградирующему и пьяному человеку, не может спрогнозировать никто! Центр города, улица Панфилова, неподалёку акимиат, Белый дом. Кто должен решать вопрос вот с такими компашками, от кого помощи ждать – от мэрии, милиции или уже не от кого?.. Эпопея эта продолжается давно, и кто-то из тех, кому зарплату государственную платят за решение подобных проблем, уже могли бы отреагировать. Единственное, что нам, жильцам, приходит в голову, чтобы прекратить опасные пьянки, спилить лавочки. И, кстати, такая вакханалия творится не только в нашем дворе…

 

Но как же жаль тех, кто остался без крова из-за чьих-то коварных деяний и вынужден, словно перекати-поле, неприкаянно блуждать во тьме житейской. Особенно драматично, когда участь такая постигает детей…

 

Конечно, существуют приюты для таких скитальцев, но их всегда недостаточно. Не признавать или принимать как данность факт людского родства с такими бедолагами, каждый сам решает. Однако если у кого-то из нас в наших тёплых домах есть вещи, лекарства, одеяла, обувь, еда, которые мы можем отдать бесприютным нашим согражданам, то давайте делать это по мере возможностей. Добро имеет свойство возвращаться…

 

Нина ГОРШКОВА.
Фото автора.

Поделиться: