ISSN 1694-5492
Основана 23 марта
1925 года

ЕДИНЫЙ КЫРГЫЗСТАН - ЕДИНЫЙ НАРОД

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА

А зона здесь тихая…


По оценке общественности и экспертов в сфере безопасности, за последние три года в уголовно-исполнительной системе страны произошли значительные позитивные изменения. Главное — в зонах установился час тишины.

 

Помня горькие уроки прошлых лет, руководство Службы исполнения наказаний обеспечивает осуждённых нормальными условиями содержания и качественным питанием. Впервые за все годы суверенитета благодаря гуманизации уголовного и уголовно-исполнительного законодательства удалось заметно снизить численность тюремного контингента, принять эффективные меры по обеспечению безопасности мест лишения свободы. Добавим к этому, что сегодня в системе наблюдается настоящий строительный бум: строятся новые колонии, проводится капитальный ремонт старых, восстанавливаются их инфраструктура и производственные мощности. В этом помогает государство, изыскиваются собственные средства. Перемены к лучшему в первую очередь коснулись исправительного учреждения, где отбывают наказание осуждённые женщины.

 

Вместе с фотокором Ниной Горшковой мы посетили женскую колонию № 2 в пригородном селе Степном. До единственного в стране пенитенциарного учреждения для женщин, построенного в начале 60-х годов прошлого столетия, в течение многих лет у властей не доходили руки, и только в 2020 году колонию начали приводить в порядок и улучшать её инфраструктуру. Без всякой натяжки сегодня она отвечает всем требованиям международных стандартов. За короткий срок построено три корпуса с изолированными участками на 40, 24 и 80 мест, в которых раздельно содержатся разные категории осуждённых в соответствии с определённым режимом — общим, строгим с камерным содержанием и облегчённым. Это позволяет исключить влияние опасной и отрицательно настроенной части спецконтингента на других заключённых.

 

Капитально отремонтированы КПП, помещения для краткосрочных и длительных свиданий, заасфальтирована территория по внутреннему периметру. На это выделено около 170 миллионов сомов из республиканского бюджета. Сегодня в колонии отбывают наказание около 200 женщин. Как рассказал нам её начальник — полковник внутренней службы Улан Абдыкеримов, его подопечные — весьма разношёрстная публика: от мелких воровок, мошенниц до наркоторговок, убийц, членов террористических и экстремистских организаций, последовательниц нетрадиционного ислама. За плечами многих большие сроки наказания и по несколько «ходок».

 

Обычно осуждённые избегают журналистов и неохотно идут с ними на контакт, но в нашем случае с некоторыми женщинами удалось пообщаться. Они охотно вступали в разговор, рассказывали о своей судьбе, делились планами на будущее после выхода на свободу.

 

Из своих шестидесяти прожитых лет Майрам Тиллаева (здесь и далее фамилии женщин изменены) двадцать пять провела в колонии, периодически возвращаясь сюда за совершённые преступления. Последняя «ходка» за убийство и нанесение тяжких телесных повреждений со смертельным исходом. Подробности опускает. О дальнейшей судьбе не задумывается. «Если повезёт, вернусь к нормальной жизни, а если нет, так и останусь вечной зэчкой. Для меня тюрьма как дом родной», — иронизирует она.

 

По словам другой осуждённой, Галины Ефремовой, преступление на неё просто повесили. Подставил сожитель. Как-то, сославшись на занятность, попросил доставить небольшой свёрток по указанному адресу.

 

Что в нём, она не знала. Там её уже ждали оперативники службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. В посылке оказалась упаковка метадона. Сожитель попросил взять вину на себя. Уверял, что ей, матери двух несовершеннолетних детей, дадут мало, обещал заботиться о них, но во время следствия оставил их своей матери и скрылся в неизвестном направлении. По делу Галина проходила как наркокурьер. Суд приговорил её к девяти годам лишения свободы. Уже в колонии узнала, что свекровь сдала детей в детский дом.

 

Неоднократно судимая за мошенничество 45-летняя Айгуль Капарова признаётся, что устала «париться на нарах». Говорит, что администрация колонии помогла ей поверить в собственные силы и обрести надежду. Решительно настроена после освобождения окончательно завязать с прошлым, завести семью, детей. «По профессии я бухгалтер, — рассказывает она, — помню, что после первой «ходки» тоже пыталась начать жизнь c чистого листа, но не тут-то было. Пока сидела, родная сестра продала родительский дом и уехала в Россию.

 

Так я оказалась на улице. Паспорт и другие документы остались у следователя, который вёл мое дело, потом он уволился из органов и пропал. На работу по справке об освобождении нигде не брали, шарахались от меня, как черти от ладана. Так уж принято в нашем обществе: клеймо бывшей зэчки ничем не сотрёшь, мы просто изгои».

 

Салтанат Айгирова отбывает пятилетний срок за убийство мужа по статье 124 УК КР (убийство при превышении пределов обороны). Супруг постоянно распускал руки, жестоко избивал, издевался над ней. Сносила побои до тех пор, пока он, пьяный, в очередном дебоше не кинулся с ножом на детей. Не помня себя, схватила попавшую под руку мясорубку и нанесла ему несколько ударов по височной части головы. В содеянном не раскаивается.

 

Были среди женщин, с которыми мы общались, и такие, кто не связывал своё пребывание в колонии с трагической случайностью. Одна из них в подробностях рассказала, как поварским секачом для разделки мяса убивала своего соседа, пожилого мужчину, помогавшего ей по хозяйству. На наш вопрос, какой был у неё мотив для того, чтобы лишить жизни человека, на секунду замешкавшись, ответила так: «»Просто убила и всё…». Судебно-психиатрическая экспертиза признала её вменяемой…

 

Во время экскурсии по колонии отметили ухоженность территории и аккуратный внутренний порядок. По словам сопровождавшего нас начальника колонии, принуждать женщин поддерживать его нет необходимости. Они сами проявляют инициативу по благоустройству, особенно жилой зоны: высаживают здесь клумбы с различными сортами цветов, а в помещениях, где живут, стараются создать обстановку домашнего уюта. Бросается в глаза опрятный внешний вид осуждённых. Женщина и в тюрьме остаётся женщиной: ухоженные волосы, маникюр, косметика, что правилами внутреннего распорядка не запрещается. Как рассказал нам Улан Мадынович, в колонии нет привилегированных каст, как, например, в мужских исправительных учреждениях (положенцы, смотрящие и другие ранги воровской иерархии). Здесь все равны между собой, друг к другу относятся уважительно, сообща опекают пожилых, больных, помогают слабым. Заботливо относятся к своим товаркам, которые содержатся в доме ребёнка с родившимися в неволе детьми. Серые арестантские будни женщины скрашивают активным участием в художественной самодеятельности, театральных постановках, конкурсах различной тематики и других культурно-массовых мероприятиях. Есть свои знаменитости и любимцы в различных жанрах искусства.

 

Производственная зона колонии не выглядит уныло, как было несколько лет назад. Трудоустроено около 70 процентов спецконтингента. Швейным цехам с современным оборудованием может позавидовать любое предприятие такой направленности на воле. Шьют широкий ассортимент одежды, выполняют государственные и частные заказы. Одна из ближайших задач — выйти с конкурентоспособной продукцией на внешний рынок. Оплата труда сдельная. Технически хорошо оснащённая пекарня колонии обеспечивает качественным хлебом не только себя, но и другие исправительные учреждения. Побывали мы и в ПТУ, где готовят специалистов в основном по востребованным профессиям: швей, поваров, мастеров по изготовлению национальных изделий и других. По мнению администрации колонии, имея специальность, женщины быстрее адаптируются в новых условиях после освобождения.

 

Особая гордость начальника колонии — Центр реабилитации и социальной адаптации «Чистая зона», где содержатся осуждённые женщины, изъявившие желание освободиться от наркоалкогольной зависимости.

 

Большую помощь в его создании оказали руководство Государственной службы исполнения наказаний и международные организации. Побывав там, мы поразились комфортными условиями пребывания, несвойственными исправительным учреждениям: уютные спальные помещения, комната отдыха, спортзал, столовая и кухня с домашней утварью, просторные классные кабинеты с современной техникой для проведения лекций, бесед, тренингов, индивидуальных и групповых занятий. По словам психологов и врачей-наркологов центра, кроме медикаментозного лечения пациентам помогают понять истинную причину зависимости, научиться бороться и формировать уверенность в себе, что они могут справиться с этим злом.

 

«Мы даём им шанс вернуться к нормальной жизни после освобождения, — говорит Улан Мадынович, — и будем очень рады, если у них всё получится, и они займут достойное место в обществе, а не вернутся в зону, как это часто бывает, за преступления, совершённые в состоянии наркотического или алкогольного опьянения». По воровским понятиям не принято положительно отзываться о начальнике исправительного учреждения («хозяине»), но в ИК-2 их не придерживаются. Осуждённые женщины уважительно относятся к полковнику Улану Абдыкеримову. Говорят: «Справедлив, не придирается по мелочам, не чурается поговорить по душам, а то, что требует неукоснительного соблюдения режима, так это по закону ему положено».

 

Сергей СИДОРОВ.
Фото Нины ГОРШКОВОЙ.

 

Поделиться:

Автор: -    

Дата публикации: 15:51, 29-11-2023

ПОИСК ПО АВТОРАМ:

АникинАрисоваАщеуловБорисенкоГоршковаНестероваСапожниковКенжесариевКирьянкоКовшоваКузьминЛариса ЛИПлоскихПрокофьеваРубанСидоровCтейнбергСячинТихоноваШепеленкоШиринова