ISSN 1694-5492
Основана 23 марта
1925 года

ЕДИНЫЙ КЫРГЫЗСТАН - ЕДИНЫЙ НАРОД

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА

Жестокие приёмы Каратиста


По просьбе читателей мы продолжаем печатать материалы о сотрудниках правоохранительных органов прошлых лет, внёсших большой вклад в борьбу с преступностью. Вот один из эпизодов тех милицейских будней, восстановленный по воспоминаниям ныне покойного бывшего руководителя пресс-службы МВД Жолдошбека Бузурманкулова.

 

Где-то в середине мая 1973 года в столице во время проведения следственного эксперимента совершил побег опасный преступник Алексей Назаров по кличке Каратист, обвиняемый в ограблении и убийстве известного ювелира Александра Перельмана (здесь и далее все фамилии изменены). Объявленный план «Перехват» результатов не принёс. Оказавшись на свободе, беглец, как говорят, словно с катушек сорвался, совершив несколько дерзких нападений на дома состоятельных горожан. По поручению министра внутренних дел республики А. Габидулина на его розыск и задержание бросили лучшие силы оперативного состава столичной милиции.

 

В оперативно-следственную группу с широкими полномочиями вошли опытные сыщики и криминалисты: А. Суранчиев,
Ч. Сагынбаев, И. Джолойбеков, Б. Малахов, Ю. Дешко, В. Дубов, А. Белых и другие. Привлекли агентурную сеть и платных осведомителей. Поиск Каратиста затруднялся тем, что в картотеке оперативного учёта МВД республики он не числился. Два года назад приехал из Ульяновска, купил дом на окраине столицы, состоял в гражданском браке с вдовой лётчика-инструктора, погибшего во время учебно-тренировочного полёта, жил тихо, но, как потом стало известно, сколотил банду из бывших зеков, промышлявшую грабежами и разбоями. Запросили Москву. Московский уголовный розыск не только ответил, но и прислал своих сотрудников. Оказалось, что Алексей Назаров бывший боец армейского спецназа, уволенный из армии за рукоприкладство, совершил побег из колонии строгого режима под Андроповым (сейчас Рыбинск), где отбывал срок за нападение на инкассаторскую машину и убийство двоих членов экипажа.

 

Следователям не доставило особого труда доказать причастность Каратиста к убийству А. Перельмана. Его, как говорится, с потрохами сдал подельник, сосед по улице, ранее неоднократно судимый Павел Горохов, которому он приказал сбыть на старой толкучке похищенные у ювелира драгоценности, где с поличным его и задержали. На допросах всё валил на шефа, дал подробный расклад, как он расправился с ним, назвав адрес, где Назаров может скрываться. Взяли его в стельку пьяного в одном из воровских притонов на Карпинке без лишнего шума и применения оружия. Запирался недолго, после очной ставки с Гороховым начал давать признательные показания. Выждав момент, когда ювелир оставался в доме один, открыл отмычкой входную дверь и приёмом рукопашного боя уложил на пол вышедшего на шум хозяина, связал его бельевой верёвкой и начал пытать, чтобы указал места хранения драгоценностей.

 

Добившись своего, профессиональным ударом ножа в область сердца убил Перельмана, решив не оставлять в живых опасного свидетеля. Дело уже готовили для передачи в суд, но подсудимому удалось сбежать с места воспроизведения эпизодов преступления.

 

К поиску Каратиста привлекли весь личный состав городского и районных отделов внутренних дел, задействовали дружинников и усилили агентурную сеть, показывали его фотографию по телевидению. В доме, где жил, устроили засаду. Предупредили пограничников на случай, если попытается пересечь советско-китайскую границу. Наши сыщики и их московские коллеги работали на пределе своих сил и возможностей, но Назаров как сквозь землю провалился.

 

Дальнейшие события заставили оперативников действовать на упреждение и усилить поисковые мероприятия. В первых числах июня в дежурную часть Свердловского ОВД столицы поступило сообщение о разбойном нападении на дом базаркома Центрального колхозного рынка Т. Б. Преступник или преступники сначала жестоко пытали хозяина дома, потом убили и унесли с собой много денежных средств и женских золотых украшений. Осматривая место происшествия, криминалисты обнаружили едва заметные следы пальцев и ладоней на предметах мебели и теле убитого. По заключению дактилоскопической экспертизы, папиллярные узоры совпали с опечатками пальцев Каратиста, внесёнными в картотеку МУРа.

 

Устанавливая круг знакомых Назарова, сыщики решили пригласить на беседу его сожительницу Александру Сабирову. Но неожиданно на связь с оперативно-следственной группой вышел участковый инспектор милиции района, где она проживала, и доложил, что женщина хочет обратиться в органы с каким-то очень важным заявлением. С ней встретились и поговорили. По словам Александры, она не ведала, чем занимается её сожитель. Только знает, что его ищут, а где он сейчас, ей неизвестно. На днях, делая уборку на чердаке, нашла в старом хламе мешок, развязала, а там какое-то оружие. Об опасной находке решила заявить в милицию.

 

В ходе негласного обыска сыщики обнаружили автомат ППШ, обрез, револьвер системы Наган, армейский штык-нож, боеприпасы россыпью, саквояж с золотыми изделиями, пачками денег в банковской упаковке и две старинные иконы.

 

Изымать найденное не стали. Кому-то из оперативников пришла в голову мысль привлечь на свою сторону Сабирову и с её помощью задержать Каратиста. Прежде чем сделать такое предложение, раскрыли ей всю подноготную Назарова и рассказали о его деяниях, предъявив фотографии замученных им жертв. Эмоциональная и крайне чувствительная по натуре Александра, не раздумывая, дала согласие. Сыщики не сомневались, что Каратист предпримет попытку забрать тайник. Сняли засаду в его доме и разработали другую ловушку, правда, довольно рискованную. На тот момент, по их мнению, единственную, которая может дать положительный результат.

 

Через какое-то время на посиделках на дне рождения одной из соседок Александра пожаловалась им на трудную жизнь. Мол, муж-добытчик куда-то пропал, а она едва сводит концы с концами, на руках мать-инвалид, и попросила помочь расклеить в разных местах объявления, что сдаёт комнату в своём доме. Несколько раз отказывала желающим поселиться у неё, не сойдясь в цене, а вот понравившейся ей молодой супружеской паре не отказала. Прежде чем исполнить роль молодожёнов, сотрудники управления уголовного розыска УВД Ошской области капитан Максат Орунбаев и старший лейтенант Асель Бахтиярова прошли курс сценического мастерства у ведущих артистов театра русской драмы. Оба мастера спорта по боевому самбо. Профессиональное чутьё подсказывало сыщикам, что осторожный Каратист обязательно устроит проверку, и оно не подвело. В один из дней наружное наблюдение зафиксировало у дома Александры мужчину среднего возраста. Настороженно оглянувшись по сторонам, он постучал в калитку, а затем вошёл внутрь. «Квартиранты» вежливо встретили незваного гостя и поинтересовались целью его визита. Он поведал, что пришёл по объявлению снять жильё для дочери, но, как видно, опоздал. Разговаривая, обошёл все комнаты, заглянув даже в подсобное помещение, где хранились продукты. Прощаясь, попросил показать документы, сославшись на просьбу квартального. Ему ответили, что паспорта сданы для оформления временной прописки (к счастью, сыщики предусмотрели и это).

 

«Наружка» довела неизвестного сначала до паспортного стола Свердловского РОВД, где он убедился в правдивости слов супружеской пары, а затем до павильона «Газ-Воды» около кинотеатра «Ала-Тоо». Чтобы не обнаружить себя, спускаться с ним в подвал с оборудованием не стали. Оперативно установили его личность. Владимир Раскатов, 1941 года рождения, заправщик аппаратов напитков, имеет две судимости за разбой и грабёж, а московские оперативники по своим каналам выяснили, что он и Каратист отбывали срок наказания в одной колонии под Рыбинском. Павильон пользовался большой популярностью у горожан, здесь всегда было многолюдно, назначались встречи, свидания, на каменных скамейках вокруг сидели влюблённые пары, отдыхали мамаши с колясками.

 

Чтобы не рисковать жизнями людей, решили брать его по пути в кафе «Сон-Куль», где всегда обедал. Задержание прошло без накладок, он и опомниться не успел, как на руках защёлкнулись наручники. Особо «колоть» Раскатова следователям городского управления внутренних дел не пришлось. На удивление, он сразу же согласился сотрудничать со следствием. Заявил, что больше не хочет ходить «под быстрым на расправу за малейшую провинность и больным на голову шефом, выполнять его поручения и вновь возвращаться на нары». Последний раз Назаров связывался с ним неделю назад и поручил проверить, нет ли в его доме засады, а если всё тихо, нанести крестик на задней колонне павильона. Раскатов добросовестно выполнил задание шефа, оставив в указанном им месте условный знак… Через несколько дней хозяйка дома показала «квартирантам» записку, переданную ей неизвестным мужчиной, когда закупала продукты в магазине: «Собери что-нибудь из еды и одежды, а сама будь готова к отъезду, вместе уйдём за кордон…».

 

Операцию по задержанию Назарова под кодовым названием «Каратист» готовили детально, в условиях строжайшей секретности и с усилением мер предосторожности. В помощь оперативникам выделили военнослужащих внутренних войск МВД и специальный отряд милиции. Заблаговременно скрытно блокировали возможные пути отхода. В соседнем с назаровским доме поместили группу захвата. Александру Сабирову на время отправили к матери. Тревожное ожидание прервало ночное происшествие. «Молодожёнов» разбудил звук двигателя подъехавшей машины. Потом кто-то ключом открыл входную дверь, вошёл в прихожую и зажёг свет. Здесь Каратиста уже ждали Асель и Максат. Применив болевой приём, казалось бы, нейтрализовали его, но физически сильный и профессионально подготовленный, он быстро пришёл в себя, сумел вырваться и выбежать на улицу. Открыв беспорядочную стрельбу из обреза, тяжело ранил двух милиционеров. Когда закончились патроны, с ножом бросился на оперативников. Остановил Каратиста точный выстрел снайпера, раздробивший ему коленную чашечку.

 

На допросах Назаров вину свою не признавал, вёл себя вызывающе и нагло. Во время очных ставок с Гороховым, Раскатовым и ранее задержанными членами банды кидался на них и угрожал расправой. Следователям так и не удалось добиться от Назарова-Каратиста признательных показаний, но доказательств его кровавых деяний было предостаточно. Суд приговорил его к высшей мере наказания — расстрелу. Его подельники получили от 10 до15 лет лишения свободы.

 

Александра Сабирова вышла замуж за однополчанина погибшего мужа, родила двоих детей. Операция по задержанию опасного преступника стала пророческой для оперативников Асель Бахтияровой и Максата Орунбаева, в которой по легенде они были молодожёнами. Через какое-то время они стали настоящими супругами. Сегодня многие из тех оперов от бога уже ушли из жизни, но их опыт и мастерство по-прежнему считаются учебными пособиями для молодых сотрудников оперативных служб и курсантов милицейской академии.

 

Сергей СИДОРОВ.
Автор выражает признательность совету ветеранов МВД за помощь в подготовке материала.

Поделиться:

Автор: -

Дата публикации: 15:49, 31-01-2024

ПОИСК ПО АВТОРАМ:

АникинАрисоваАщеуловБорисенкоГоршковаНестероваСапожниковКенжесариевКирьянкоКовшоваКузьминЛариса ЛИПлоскихПрокофьеваРубанСидоровCтейнбергСячинТихоноваШепеленкоШиринова