ISSN 1694-5492
Основана 23 марта
1925 года

ЕДИНЫЙ КЫРГЫЗСТАН - ЕДИНЫЙ НАРОД

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА

Пресс на прессу


Вторник, 30 января, можно считать Днём печати. Сразу шесть комитетов ЖК рассматривали новый законопроект о СМИ. Такое внимание сравнимо разве что с самым стратегическим вопросом. И мало того, помимо собственно депутатов — членов того или иного парламентского комитета слово предоставляли самим сотрудникам, владельцам сайтов и общественникам.

 

 

Доводим до вашего сведения

 

Предваряя вынесение документа на заседание палаты, можно предположить, что сиемоментное действо, скорее, направлено на видимость тщательного обсуждения проекта о СМИ. Потому что в итоге комитеты 30 января большинством голосов приняли этот сомнительный законопроект в первом чтении, а отдельные комитеты даже предложили вынести его на общественное обсуждение. То есть отрубили очередной кусок собачьего хвоста. Пусть ещё животина помучается…

 

Вроде бы сотрудники СМИ и общественники приводили убедительные аргументы, бесспорные доводы, но всё это, кажется, коту под хвост.

 

Спикер ЖК Нурлан Шакиев отписал законопроект в шесть комитетов. Глава правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакупова считает, что Шакиев «решил задействовать больше комитетов ввиду скандальности законопроекта. Конечно, с точки зрения процедур, нарушений здесь нет, это право спикера. С учётом скандальности законопроекта, очевидно, он решил задействовать всех. Все законы принимаются не исходя из целесообразности, не исходя из логики, а исходя из указаний. Для них самое страшное — это СМИ. Если пройдёт и закон об НКО, то люди лишатся свободы выражения мнений. Ведь сам закон об НКО вообще направлен скорее не на подавление сектора НКО, если посмотреть содержание последних поправок, а на то, что люди лишаются свободы выражения мнений».

 

Молча — лучше

 

Депутат Тазабек Икрамов напомнил на заседании парламентского комитета по транспорту, коммуникациям, архитектуре и строительству: «В Кыргызстане не выявили ещё ни одного распространителя фейков и информации, порочащей честь и достоинство людей. Сегодня через суд можно привлечь любого журналиста и любое СМИ. В законах всё прописано. За недостоверную или ложную информацию ответственность они несут. Но как вы боретесь с фейками?»
Замминистра культуры Чынгыз Эсенгул уулу ответил: «Есть закон о фейках (закон Гульшат Асылбаевой «О защите от недостоверной (ложной) информации»). В основном фейки распространяются в соцсетях, в частности, в Facebook. Мы сейчас работаем с администрацией этой соцсети. С TikTok смогли наладить работу, там сможем отслеживать недостоверную информацию».

 

Нардеп не унимался: «По этому закону ещё ни одного человека за фейковую информацию не привлекли. В основном документ применяется к СМИ, которые и так зарегистрированы и работают официально. Если примем такой закон, то дойдёт до того, что люди перестанут вообще что-то говорить. В первую очередь с фейками разберитесь. Про меня тоже распространяли информацию, очерняющую и унижающую достоинство. Поэтому и говорю, что самое главное — с фейками бороться. Каждая власть пытается оказывать давление на свободу слова. Если журналисты распространяют недостоверную или ложную информацию, можно через суд это решить. В законах уже есть такие нормы. Этот закон преждевременный и сейчас не нужен. Я буду выступать против».

 

Журналист Кайыргул Урумканова на заседании этого же парламентского комитета подчеркнула: «Чиновники сами распространяют недостоверную информацию. У нас не было пяти заседаний, а всего два. На них мы не закон обсуждали, а только организационные вопросы. У нас много вопросов: сможем ли работать, как будем работать или закроемся все. В законодательстве все нормы должны быть точными. Однако в предлагаемом проекте много отсылочных норм.

 

Непонятно также, кто будет определять, достоверная информация или нет. Закон скопирован с российского аналога. Но даже там регистрация добровольная, у нас же она обязательная.

 

В случае принятия закона журналисты не смогут работать полноценно. Чтобы получить комментарий министерства, нужно будет пройти аккредитацию, чтобы взять интервью у других организаций и людей, надо взять у них на то разрешение. Работа журналистов будет зависеть от настроения чиновников? Будем ждать, когда дадут или не дадут интервью? Соответственно, это ограничит доступ к информации нашей аудитории. Прямые эфиры уже не сможем проводить, потому что тоже хотят ввести ограничения. Выйдешь за рамки ограничений, будешь лишён регистрации СМИ. Все независимые СМИ зарегистрированы в Минюсте и работают по закону. Вы же хотите загнать всех в тень, СМИ уйдут в соцсети, не останется официальных независимых СМИ. Будет много блогеров, на которых управу вы точно не найдёте».

 

Сайт ты или не сайт?

 

«Новый закон о СМИ противоречит здравому смыслу, — убеждена Дина Маслова (Kaktus). — В документе очень много размытых формулировок. Обратите внимание на определение, что такое «средства массовой информации». В проекте закона идёт просто перечисление. Наша рабочая группа неоднократно предлагала другую трактовку. Под определение «сетевое средство массовой информации» в целом попадает любая информация, размещённая на сайте. В документе не указано, в чём отличие сетевого СМИ от других электронных изданий, которые по своей природе не занимаются журналистской деятельностью. В законопроекте также предлагается все веб-сайты считать СМИ и обязать проходить регистрацию в Минюсте или Минцифры. Под это определение подпадут и Instagram, и сайт агентства недвижимости. По итогам 2022 года у нас зарегистрировано более 22 тысяч сайтов в зоне kg. А есть ещё и незарегистрированные, но которые читают и смотрят кыргызстанцы. Реально Минюст и Минцифры справятся с регистрацией?

 

Непонятно такое определение, как «злоупотребление свободой слова», которое предлагают ввести разработчики, — оно расплывчатое, что недопустимо. Мы все знаем, что расплывчатые нормы приводят к коррупции и злоупотреблению должностным положением, а не к злоупотреблению свободой слова. Требование к аккредитации только для зарегистрированных СМИ противоречит здравому смыслу. Налогоплательщики содержат госорганы, госорганы подотчётны перед обществом именно поэтому. А контент большинства информационных сайтов — это 60-70 процентов пресс-релизов. Мы помогаем доносить информацию до общественности. И у госорганов, и у депутатов не будет этой площадки».

 

Однако, несмотря на доводы представителей СМИ из рабочей группы, а также отдельных нардепов, которые выступали против, большинство членов комитета по транспорту и коммуникациям проголосовали за принятие законопроекта в первом чтении.

 

Не для печати

 

«Мы не должны писать законы лишь для отвода глаз или чтобы ограничить чьи-либо права. Приносить такой законопроект стыдно, — заявил депутат Алишер Эрбаев на заседании парламентского комитета по правопорядку, борьбе с преступностью и противодействию коррупции. — Этим законопроектом ограничиваются права СМИ. Вы хотите контролировать все средства массовой информации, это неправильно. Тогда вы ограничите и 150 интернет-провайдеров, сотовых операторов. Создаёте возможность отбирать лицензии, когда вам угодно и у кого угодно. Регистрацию СМИ отдаёте двум ведомствам — Минюсту и Минцифры, а градацию не указываете. Если я буду перечислять все недочёты проекта, мы с вами надолго тут задержимся».

 

Председатель комитета Суйунбек Омурзаков предложил провести парламентские слушания с участием депутатов и журналистов, где каждый пункт закона тщательно обсудят. Эту инициативу поддержали и представители медиапространства, принимающие участие в заседании комитета…

 

Председатель Платформы действий медиа Тамара Валиева отметила: «Представители СМИ и эксперты на четыре варианта законопроекта представили предложения рабочей группы, чтобы изменить ту или иную статью. Самые основные наши опасения не были учтены, а только замечания редакционного плана. Самые серьёзные вещи, касающиеся регистрации, аккредитации, приостановления деятельности СМИ, проигнорированы. Простой пример. Сейчас журналист аккредитовывается в режимных объектах: Жогорку Кенеше, аппарате правительства, аппарате Президента, чтобы там работать. Теперь, согласно новому проекту, мы должны аккредитовываться в айыл окмоту, министерствах, иначе без этого не допустят. На сайтах 70% информации поступает от госорганов. Наши журналисты могут и не освещать их работу, но кто от этого пострадает? Проиграет наш зритель, читатель, слушатель. Нечёткие и размытые формулировки дают возможность для коррупционных договоров. Как при регистрации сайта посчитать периодичность, тираж или объём СМИ? Это всё сделано людьми, которые не совсем понимают, что такое интернет и какие у него возможности и свойства. Территорию распространения информации невозможно будет отследить: если я, например, не указала какую-нибудь Зимбабве, где будет вещать мой сайт, а там кто-нибудь посмотрит, Минюст сможет вынести предупреждение, что мы якобы обманным путём получили регистрацию. Это же нонсенс!

 

Кроме того, законопроект позволяет госорганам сильно вмешиваться в хозяйственную деятельность редакции: СМИ должны прописать взаимоотношения между учредителем, редактором и коллективом. Какое дело до этого контролирующему органу? Это внутреннее дело редакции. И таких моментов много. Господин Эрбаев на нескольких статьях этот закон, говоря жаргоном, размазал. Серьёзно, так получилось. А если он каждую букву и запятую будет смотреть, от закона ничего не останется».

 

Однако члены комитета по правопорядку одобрили концепцию проекта и поручили провести по нему общественные слушания.

 

Вверх по лестнице, ведущей вниз

 

Неделей ранее, 23 января, комитет Жогорку Кенеша по транспорту, коммуникациям, архитектуре и строительству вновь, уже во второй раз, отложил рассмотрение проекта нового закона «О СМИ».

 

Как отметил председатель комитета Мурадил Сыдыков, на прошлом заседании депутаты не стали рассматривать вопрос из-за отсутствия главы Минкультуры Алтынбека Максутова. «Но сегодня министра снова нет, он в командировке за границей».

 

Нардеп Тазабек Икрамов предложил дождаться чиновника. «Рассматриваются серьёзные вопросы — свобода слова, информации. Было бы хорошо, если бы министр сам присутствовал. Кто потом, в будущем, будет ответственность нести?»

 

Его коллега Бахридин Шабазов считает, что при обсуждении должны присутствовать представители СМИ: «Важно, чтобы журналисты присутствовали, чтобы могли своё мнение высказать».

 

Тогда на комитет не пустили представителей СМИ, хотя накануне был подан список желающих участвовать в обсуждении законопроекта.

 

А днём ранее, 22 января, в своём Telegram-канале поделился депутат Дастан Бекешев: «Суть законопроекта — взять под контроль все СМИ и жёстко их регулировать. Что бы там ни говорили, что закон устарел, всё это, на самом деле, байки. В некоторых странах Конституция по 200 лет действует, и они же не говорят, что она устарела. Законопроектом предусматривается регистрация сайтов. Поэтому, возможно, его и рассматривает комитет по экономической и фискальной политике. На мой взгляд, не может быть свободной экономики там, где нет свободы слова. Это две зависящие друг от друга вещи. Если у тебя нет возможности выйти и свободно высказать своё мнение, если у тебя будут отнимать твой бизнес, тебе даже будет некуда пойти жаловаться. Есть, конечно, госорганы, но могут не услышать».
Нардеп Айбек Осмонов сказал, что законопроект сырой: «Нужно разработать новый, так как этот сырой. Поэтому я предлагаю убрать его из повестки дня».

 

А ещё ранее, 12 января, эксперты Human Rights Watch заявили, что при систематическом подавлении властями Кыргызстана критических голосов гарантии соблюдения прав человека и гражданских свобод продолжат снижаться. В условиях, когда против ведущих средств массовой информации возбуждаются уголовные дела и разрабатываются проекты законов, чреватых ужесточением цензуры и государственного контроля за неправительственными организациями, возникла серьёзная угроза для гражданского общества и свободы СМИ.

 

Под текст

 

В ноябре 2018 года, чуть более пяти лет назад, к нам на десять дней приезжала Манана Асламазян из представительства «Интерньюс». И вот что она говорила о наших массмедиа: «У вас возможностей для развития больше. Потому что есть плюрализм, есть разные владельцы СМИ, значит, площадка для разнообразного контента. И если люди действительно интересуются фактами, правдой, то могут получать объективную информацию, сопоставляя разные точки зрения разных медиакомпаний. В этом смысле в Кыргызстане и в дальнейшем может быть хорошо. Тем не менее, качество и ошибки одинаковы для всех. Технические изменения позволяют находить информацию, но журналисты должны нащупать социальные проблемы». Тогда ещё только качество беспокоило…

 

Ноябрь 2022 года: «Свобода слова в Кыргызстане всегда была достоянием независимости», — сказал пресс-секретарь Президента Эрбол Султанбаев на круглом столе — Свобода слова и свобода мнений — законодательные инициативы». Присутствовали парламентарии, правозащитники, гражданские активисты. Тогда ещё мыслили демократическими категориями…

 

А две недели назад вот что говорила депутатам журналист Кайыргуль Урумканова:

 

— Как вы (депутаты) и сказали, наша рабочая группа сформирована по поручению Президента. В её состав вошли 15 человек. Но ни одно наше предложение не было принято. Наоборот, из одного законопроекта вытекал другой. В итоге это пятый вариант. Только после вынесения этого пятого варианта мы узнали, что наши предложения не были внесены в законопроект. Если наши предложения игнорируются, если наши предложения не принимаются, тогда что обо всём этом думать?

 

Этот законопроект должен был служить развитию медиасектора, к сожалению, он будет работать против нас. Вы (депутаты) говорите, что в течение 30 лет медиасектор развивался лучше всего. Да, мы ни у кого не просили денег, самостоятельно развиваем журналистику.

 

Но сейчас этим проектом убивают профессиональные массмедиа. Если этот закон заработает, то всё упрётся в проблему регистрации. Лишатся регистрации неугодные журналисты и массмедиа. А ещё есть понятие «территория распространения». Мы публикуемся в интернете. К примеру, нашей аудиторией сегодня может быть Россия, завтра — Китай, Казахстан, послезавтра — Филадельфия (США). Представьте, если завтра эти страны не войдут в список разрешённой территории распространения. У власти появится возможность нас ликвидировать, мы не сможем пройти регистрацию.

 

Очень много противоречащих друг другу норм. По поводу прямого эфира: вот мы сейчас смотрим прямой эфир. Если мы, журналисты, будем транслировать ваши слова (депутатов), то и отвечать за них будем мы. А если кому-то не понравятся ваши высказывания в эфире, мы задумаемся, нужно ли нам с вами работать, освещать заседания ЖК. Это уже самоцензура. Согласно Конституции, цензура в Кыргызстане запрещена, но этим законодательством мы её вводим. Мы будем ограничивать самих себя, рассуждая: слова такого-то лучше не приводить, иначе лишат регистрации. Этот законопроект нас ограничивает, всех ограничивает. Поэтому пусть народ решает (обсуждениями, плебесцитом), нужна ему свобода мнений или нет.

 

* * *

 

Что можно добавить? Или в Конституцию вносите поправку по цензуре, или не рассматривайте этот законопроект о СМИ. А поскольку в первом случае будет форменное нарушение прав и свобод, то лучше использовать второй: сей абсурдный проект (в его пятом варианте) порвать и сжечь. За ненадобностью.

Геннадий КУЗЬМИН.
Фото из интернета.

Поделиться:

Автор: -

Дата публикации: 15:53, 06-02-2024

ПОИСК ПО АВТОРАМ:

АникинАрисоваАщеуловБорисенкоГоршковаНестероваСапожниковКенжесариевКирьянкоКовшоваКузьминЛариса ЛИПлоскихПрокофьеваРубанСидоровCтейнбергСячинТихоноваШепеленкоШиринова