ISSN 1694-5492
Основана 23 марта
1925 года

ЕДИНЫЙ КЫРГЫЗСТАН - ЕДИНЫЙ НАРОД

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА

Президент снял пресс на прессу


Похоже, этот вымученный, затурканный всей нашей общественностью и зарубежными организациями проект о СМИ канул в Лету. Иначе зачем бы Садыру Жапарову отзывать его, уже одобренный Жогорку Кенешем и лёгший ему на стол для подписи. И в этой связи можно поприветствовать действия лидера, который прислушался к мнению журналистского сообщества и гражданского сектора. Возможно, этот решительный шаг Президента остудит авторитарные головы, и средства массовой информации будут по-прежнему выполнять присущие им задачи. И уже не последует пятого, девятого, десятого вариантов законопроекта, выявивших полнейшую беспомощность его инициаторов.

 

 

Ранее, 7 марта этого года, глава государства встретился с руководителями более 40 представителей СМИ. Садыр Жапаров отметил, что руководство страны готово продолжить конструктивный диалог с прессой для обеспечения прозрачной информационной политики. Одним из важных обсуждаемых вопросов стал проект закона «О средствах массовой информации», который был на рассмотрении Жогорку Кенеша. По итогам совещания, с учётом предложений от представителей СМИ, Президент поручил отозвать для доработки представленный Кабинетом министров на рассмотрение парламента проект этого закона.

 

ПЯТЫЙ: ПОШЁЛ ТЫ

 

Вокруг этого многострадально закона сломалось много копий. Больше всего критики со стороны медиасектора и независимых юристов вызвали несколько норм. Но член рабочей группы, медиаэксперт Семетей Аманбеков сетовал, что важные замечания и предложения президентская администрация не учла. Например, включённые в пятый вариант незначительные, имеющие технический характер предложения медиасектора. В то время как важные замечания остались незамеченными.

 

В частности, в законопроекте содержится норма, вгоняющая СМИ в жёсткие рамки. Помимо запрета на пропаганду войны, порнографии, расовой исключительности, появился запрет и на распространение материалов, «наносящих вред здоровью и нравственности населения». Как будет измеряться вред здоровью от той или иной информации, кто и как будет определять вред нравственности населения, непонятно.
Длинный список запретов и в статье «Недопустимость злоупотребления свободой выражения своего мнения, свободой слова и печати, получения и распространения информации». То есть злоупотребление свободой слова.

 

Есть ещё один важный запрет, который могут ввести. СМИ нельзя будет вмешиваться в личную жизнь граждан, посягать на их честь и достоинство, деловую репутацию. В принципе, разумно: тайна личной жизни неприкосновенна, а достоинство и деловая репутация должны свято соблюдаться журналистами. Но ведь эта норма может быть применена и в журналистских расследованиях. Получается, что любая информация о коррупционере, сведения, обнародованные журналистами, можно будет отнести к личной жизни и остановить расследование, согласно новому закону? Размытые формулировки будут способствовать запретам на публикацию любых расследований, связанных с определёнными людьми.

 

За нарушение норм то или иное издание могут лишить регистрации. И именно пункт законопроекта, которым предлагается ввести регистрацию веб-сайтов (в том числе и не имеющих отношение к журналистике), стал принципиально значимым, как для рабочей группы, так и для администрации Президента: журналисты настаивали на исключении этой статьи, а чиновники не согласились. Для юристов «Белого дома», видимо, было принципиальным делом оставить эту статью.

 

Медиаэксперт Кайыргуль Урумканова, участвовавшая в «доработке» законопроекта «О СМИ», сомневается, что в случае принятия законопроекта в том виде, в котором он выставлен на общественное обсуждение, регистрацию смогут проходить СМИ, чья точка зрения расходится с мнением власти:

 

— Новый закон «О СМИ» регулирует регистрацию так, как угодно властям. Когда заработает этот закон, начнёт работать цензура, потом самоцензура, потом те, кто ещё уважают себя и эту профессию, уйдут из этой сферы. Потом со всех площадок СМИ польётся лесть и восхваление властей. Здесь пострадают лишь простые люди, голоса которых уже никто не будет слышать, потому что их не покажут по дежурным СМИ. Так что Кыргызстану сейчас надо задуматься: Закон «О СМИ» касается только журналистов или их самих…

 

Между тем во Всемирном индексе свободы прессы неправительственной организации «Репортёры без границ» за прошлый год наша страна по сравнению с предыдущим годом потеряла сразу 50 позиций, опустившись с 72 на 122 строчку.

 

В связи с потенциальным принятием этого закона не остались в стороне и юристы. Так, Таттуубубу Эргешбаева, прокомментировав законопроект, обратила внимание на основную его проблематику — расширение определения СМИ до такой степени, что даже веб-сайты могут попасть под его действие:

 

— Это вызывает опасения в медиасообществе, поскольку мнения журналистов не были учтены при подготовке документа. Кроме того, неопределённость в законопроекте относительно того, какие сайты и какая именно информация на них должна размещаться для классификации в качестве СМИ, создаёт риск для свободы слова и независимых медиа.

 

По её мнению, это обязательная регистрация сайтов как СМИ. Закон предлагает регистрировать все веб-сайты, включая те, что традиционно не считаются СМИ. Это могут быть коммерческие и индивидуальные сайты, накладывая обременительные требования к регистрации которых, можно потенциально ограничить их деятельность.

 

Далее государственный контроль над СМИ, поскольку закон наделяет госорганы обширными полномочия, вплоть до отказа в регистрации, фактически контролируя, какие издания могут работать. Это может привести к избирательному применению закона против независимых или критически настроенных СМИ. Кроме того, положения закона могут затруднить возможности журналистов проводить расследования, вводя ограничения на запись и доступ к информации без предварительного согласия. Ну и самое главное в том, что в законе прописаны неопределённые термины и широкие полномочия для властей, вызывающие опасения по поводу произвольного применения и возможного использования для подавления несогласных голосов и контроля над медиапространством.

 

Эргешбаева считает, что всё это будет шагом к усилению государственного контроля над СМИ, угрожающего независимой журналистике и доступу общественности к разнообразным источникам информации:

 

— Анализ истории изменений Закона «О средствах массовой информации» показывает, что он претерпел множество поправок и дополнений с момента его первого принятия в 1992 году. Обычно ответственным комитетом за распределение рассмотрения таких законов в Жогорку Кенеше выступал комитет по социальной политике, а также другие комитеты в зависимости от специфики предлагаемых изменений.

 

Однако в случае с последним проектом Закона «О СМИ» наблюдается отклонение от этой практики: торага Жогорку Кенеша решает отдать приоритетное рассмотрение комитету по международным делам, обороне, безопасности и миграции, а также комитету по транспорту, коммуникациям, архитектуре и строительству. Это решение вызывает вопросы о причинах такого выбора комитетов для рассмотрения вопросов, связанных с СМИ, особенно учитывая их важность для обеспечения свободы слова и информации в стране.

 

 

ЗАЧЕМ РАБОЧАЯ ГРУППА…

 

Администрация Президента 28 сентября 2022 года опубликовала новый проект Закона «О СМИ». После шквала критики и подготовки анализа экспертами 7 декабря 2022 года Президент Садыр Жапаров подписал распоряжение об образовании рабочей группы по доработке законопроекта, куда вошли представители медиасектора. Руководителем рабочей группы назначили Мурата Укушева — начальника управления правового обеспечения Президента и Кабинета министров.

 

В конце декабря 2022 года состоялось первое заседание рабочей группы, где обсуждались протокольные вопросы, в том числе то, что члены рабочей группы будут постатейно обсуждать законопроект от 28 сентября.

 

Во время споров выяснилось, что разработка законопроекта была также вызвана приведением его содержания в соответствие с новой Конституцией, для чего образованные для этого рабочие группы анализировали законодательство. Однако Закон «О СМИ» не попал в список тех нормативно-правовых актов, которые стоит менять.

 

Мурат Укушев на этой встрече сообщил, что администрация Президента с учётом предложений и замечаний дорабатывает законопроект, а после представит новый документ рабочей группе до 30 декабря. То есть, оказалось, что рабочая группа собиралась обсуждать один законопроект, но выяснилось, что нужно будет рассматривать другой вариант. При этом Укушев всех заинтриговал, добавив несколько раз:

 

«Вы будете приятно удивлены!»

 

 

Только цитаты

 

И таки да, он всех удивил своей публикацией в январе прошлого года. Такой неожиданной. И уже тогда казалось, что Укушев и иже с ним продавят во втором, третьем, пятом варианте этот закон.

 

Только вчитайтесь в выборочные места этого текста:

 

«В начале 90-х годов наши реформаторы вовсю руководствовались тезисом известного литературно-киношного персонажа Остапа Бендера: «Заграница нам поможет!» Казалось всё, что от нас требуется — лишь «подписаться» на демократические институты и ценности, которые действуют в Европе и США, и мы начнём с этим миром сближаться и у нас всё будет, как у них. Существовало иллюзорное общественное ожидание — демократию мы воспринимали как форму быстрого роста благосостояния людей и экономического развития страны.

 

Между тем совсем скоро выяснилось, что те формы и методы устройства политической и социально-экономической сферы жизни общества из опыта западных демократий, которые нам навязали и недостаточно критично нами воспринятые, в Кыргызстане не работают или работают не так, как там. Кыргызское общество сегодня ощущает себя в тупике. И уже в который раз перед обществом и государственными институтами стоит задача исторического выбора: что делать и как двигаться вперёд?

 

На мой взгляд, в настоящее время первостепенные задачи заключаются в том, чтобы обеспечить в стране безусловную и прочную общественно-политическую стабильность, гарантированную от любых посягательств извне и изнутри, создав для этого благоприятные политико-правовые условия. В том, чтобы защитить свою историческую самобытную духовность от агрессии чуждых, извращённых стереотипов массового сознания. От тлетворного влияния безнравственности, возведённой в норму жизни на Западе. От индивидуалистического эгоизма, восхваляемого там как добродетель».

 

Далее там о том, как Кыргызстан гонится за демократическим счастьем:

 

«Демократия дословно переводится с греческого языка как власть народа. В современном мире известны три модели демократии: классическая (древнегреческая), европейская (западная) и новая, возникшая в конце XX века, азиатская модель.

 

Европейская модель демократии представляет собой политический режим, основанный на следующих принципах: верховенство права, разделение государственной власти на законодательную, исполнительную и судебные ветви; политическая конкуренция, свободные выборы и периодическая сменяемость власти; частная собственность и рыночная экономика; высшая ценность личных прав и свобод человека. Во второй половине XX века европейская модель демократии была объявлена её апологетами результатом многовекового прогресса всего человечества, которая должна стать достоянием и неотъемлемой частью жизни каждого государства. На неё — европейскую модель демократии — надо молиться, её надо защищать, ей надо служить и тогда она подарит всем людям планеты СЧАСТЬЕ».

 

Дальше ещё круче:

 

«Вряд ли авторы Всеобщей декларации прав человека 1948 года, не говоря уже о европейских и американских просветителях XVII-XVIII веков, могли предположить, что уже через 50-60 лет после её принятия в «цивилизованной» Европе и США приравняют гомосексуализм с естественными правами человека и начнут принимать законы об однополых браках! Фактически извратив суть человеческой природы. При этом Запад пытается навязать остальному миру эти «обновлённые» стандарты демократии.

 

В настоящее время кыргызское общество и государство находятся в поисках наиболее приемлемой модели демократии и перед необходимостью модернизации государства. Неправительственные организации, политические партии и общественно-политические деятели Кыргызстана в основном продолжают апеллировать к европейской модели демократии, которая по объективным причинам фактически не приживается в кыргызском обществе.

 

К сожалению, в умы наших общественно-политических деятелей никак не укладывается мысль, что не всегда демократия — лучшая форма общественного и государственного устройства. Западная модель демократии не может быть всеобщим универсальным инструментом бытия для всех народов планеты. Нет и не может быть демократии универсальной, «демократии на все времена».

 

Затем «досталось» Западу:

 

«В последние три десятилетия в отношении постсоветских государств и, в частности, Кыргызстана, центрами глобального влияния — США, Евросоюзом и международными организациями, находящимися под влиянием этих государств, осуществляется планомерное и целеустремлённое навязывание европейских стандартов демократии. При этом применяются «иезуитские» методы «пряника и кнута», «разделяй и властвуй». Процесс «прививания» западноевропейской модели демократии в Кыргызстане, можно сказать, идёт с первых дней объявления независимости.

 

 

В пылу эйфории от «преподнесённой на блюдечке независимости» и щедрых кредитных вливаний со стороны Запада, общественно-политическая «элита» занялась ускоренным внедрением демократии обществу, не готовому принять её.

 

Причём ради демократии в 90-х годах прошлого века мы пожертвовали экономикой и социальной сферой.

 

Заезжие и доморощенные «демократизаторы», не зная истории, не понимая обычаи, традиции, культуру и морально-нравственные ценности кыргызского народа, пытаются настойчиво, безоглядно приложить к нашей действительности западные образцы общественно-политического устройства и функционирования их институтов, внедрить не самые лучшие образцы западной массовой культуры и морально-нравственных ценностей. Безудержная и бесполезная гонка за демократическим счастьем, проявляющаяся в трепетном отношении к каждому слову западных «спонсоров» о стандартах демократии, строгому соблюдению международных соглашений и конвенций, в то время как США и Евросоюз на них «плевали», привела к тому, что Кыргызстан фактически превратился в слабое, ультрасвободное и рассыпчатое государство, которое за последние 20 лет трижды рассыпалось от «слабого» толчка граждан. В настоящее время настала пора эту гонку за «европейским демократическим счастьем» прекратить и начать процесс осмысления происшедшего».

 

Как будто Запад виноват в том, что мы всё проворовали, разрушили и сокрушили. А между тем именно демократические страны, как никто, демонстрируют высочайший уровень жизни. Но западная модель демократии, по определению Укушева, ведёт к расчеловечиванию:
«С лета 2020 года в США происходило то, что в США и в Европе называют в других странах мира демократическими выступлениями. Бумеранг вернулся к идейным вдохновителям и спонсорам оранжевых, цветных революций. США получили то, что активно внедряли в других странах, например, в Грузии, Кыргызстане (2004, 2005 годы), в Египте, Ливии, Сирии, Тунисе (2011 год, так называемая «арабская весна»), на Украине (2013 год), Белоруссии (с лета 2020 года).

 

События в Вашингтоне 6 января 2021 года, когда протестующие захватили здание Капитолия, где размещается Конгресс США, стали шоком, из-за которого облетела мишура с западной модели демократии. И вдруг стало понятно, что заклинания предшествующих десятилетий были поверхностными и вторичными. На самом деле образец западной (европейской) модели демократии, который показывали всему миру, оказался пустышкой».

 

По мнению Укушева, для Кыргызстана наиболее оптимальна азиатская модель демократии:

 

«В последние 40-50 лет эффективное развитие получила азиатская модель демократии, внедрение которой произошло в странах Юго-Восточной Азии. Почему она может быть привлекательна для Кыргызстана?

 

Эти страны осуществили переход к демократии через авторитаризм и институционализацию авторитарных форм демократии. Вступая на путь рыночно ориентированной модернизации, Сингапур, Южная Корея, Китай, Малайзия, Вьетнам и другие сначала усиливают политический контроль над различными сферами жизни общества, а уже на следующем этапе переходят к формированию базовых элементов демократии. При этом демократизация в азиатских обществах — это следствие государственной инициативы по проведению политических и социально-экономических изменений. Здесь присутствует скорее «государственное общество», нежели институты общества гражданского. Государство фактически выступает как альтернатива гражданскому обществу.

 

Возможный интерес к их опыту может быть обусловлен определённой схожестью в развитии многих стран этого региона с одной стороны, и Кыргызстаном с другой. В постколониальный период в них имело место усиление президентской либо премьер-министерской власти и мобилизация всех ресурсов для экономической модернизации, в то время как вопросы демократизации общества оставались до поры до времени на втором плане.

 

Здесь у руля государства продолжительное время находились политические режимы различных типов, которые на демократичном Западе трактовались как авторитарные либо диктаторские. Например, в Сингапуре Ли Куан Ю правил страной с 1959 по 1990 год. В Южной Корее экономические реформы были проведены при генерале Пак Чон Хи, пришедшем к власти в результате военного переворота. Несмотря на авторитарную сущность, власти этих стран в 60-80-е годы способствовали быстрому технологическому и экономическому росту. При этом в них оказывалось жёсткое давление на оппозиционные партии и свободу слова, многие другие гражданские и политические права были ущемлены, нередко осуществлялись действия репрессивного характера».

 

Ну и, само собой, нужное резюме:

 

«На примере стран Юго-Восточной Азии видно, что в начале транзита для того, чтобы достичь роста экономики и обеспечить интересы всего общества, необходима сильная авторитарная власть. А Запад воспринимает демократию как религию, как форму правления, столь «священную», что он готов разбомбить ту или иную страну до последнего камня, чтобы посеять там семена демократии. Однако, с точки зрения Ли Куан Ю, «демократические методы сами по себе не обладают истинной ценностью. Всё дело в качестве управления». Он считал, что главная обязанность государства — формирование «стабильного и упорядоченного общества», в котором человеку обеспечивается право на достойную пищу, жильё, работу и здоровье. Ли Куан Ю формулировал своё мнение следующим образом: «Демократия — один из способов достичь этого, однако если внеэлекторальные методы оказываются более эффективными для достижения поставленных целей, тогда я против демократии. С нравственной точки зрения цель не должна ставиться под угрозу ради выбранных методов».

 

Таким образом Кыргызстану следует «прорубать окно» не в Европу, а в Азию. Для нас идеалом должны стать не США, Германия или Швейцария, а Южная Корея и Сингапур. При этом, в первую очередь, необходимо отказаться от идеи об универсальном характере западных демократических ценностей. Именно так поступил в своё время Ли Куан Ю в Сингапуре, начиная модернизацию государства. Он любил повторять: «Я не верю, что можно внедрить в стране те или иные стандарты, которые чужды её народу и не связаны с её историческим прошлым».

 

А ещё он говорил:

 

«У меня было два пути. Первый — это воровать и вывести своих друзей и родственников в списки «Форбс», при этом оставив свой народ на голой земле. Второй — это служить своему народу и вывести страну в десятку лучших стран мира. Я выбрал второе… Мне ни к чему аморфное, инертное общество, готовое поддакнуть каждому моему слову. Такое общество бездушно, безжизненно. Я жду, что вы начнёте думать, а не просто выкрикивать лозунги. Начните думать».

 

 

НАС УСЛЫШАЛИ

 

Окрылённо и оптимистично восприняла общественность президентский жест. Так, например, Комитет по защите журналистов заявил, что приветствует принятое 13 марта Президентом Кыргызстана Садыром Жапаровым решение отозвать из парламента законопроект, который мог быть использован против независимой прессы.

 

«Расплывчатый и репрессивный законопроект о СМИ мог бы стать последним гвоздём в крышке гроба для Кыргызстана как регионального маяка для свободной прессы. Отзыв документа — правильное и оправданное решение. Властям теперь необходимо провести содержательные консультации со СМИ и защитниками свободы прессы с гарантиями, что новая версия законопроекта развеет опасения журналистов в том, что он будет использован, чтобы заставить замолчать критические голоса», — заявила координатор программ CPJ в Европе и Центральной Азии Гульноза Саид.

 

Ранее пресс-секретарь главы государства Аскат Алагозов заявил, что законопроект о средствах массовой информации отозван по поручению Садыра Жапарова. Он напомнил, что ранее Президент встретился с руководителями СМИ страны:

 

— По итогам встречи, заслушав информацию от представителей СМИ, и с учётом поступивших от них предложений относительно этого законопроекта Садыр Жапаров поручил его доработать.

 

Законопроект, разработанный администрацией главы государства, поступил в Жогорку Кенеш в начале января. Это пятая версия документа, он дорабатывался членами рабочей группы, созданной распоряжением Президента в декабре 2022 года. Однако проект закона не был доработан, не согласован и не одобрен всеми членами рабочей группы. Не было проведено постатейного обсуждения.
И вот теперь от отозван Президентом.

 

 

Геннадий КУЗЬМИН.

Поделиться:

Автор: -

Дата публикации: 14:59, 19-03-2024

ПОИСК ПО АВТОРАМ:

АникинАрисоваАщеуловБорисенкоГоршковаНестероваСапожниковКенжесариевКирьянкоКовшоваКузьминЛариса ЛИнестПлоскихПрокофьеваРубанСидоровCтейнбергСячинТихоноваШепеленкоШиринова