Яндекс.Метрика });

ISSN 1694-5492
Основана 23 марта
1925 года

ЕДИНЫЙ КЫРГЫЗСТАН - ЕДИНЫЙ НАРОД

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА

Фронт и тыл. Как это было…


Для этих людей, как и для всего старшего поколения кыргызстанцев, Великая Отечественная война стала тяжёлым испытанием силы духа, мужества и стойкости. Защищая Родину, каждый четвёртый житель республики героически сражался с немецко-фашистскими захватчиками. В тылу, заменив мужчин, самоотверженно трудились старики, женщины, подростки, недосыпая и недоедая, обеспечивали фронт всем необходимым. С каждым годом всё меньше и меньше остаётся победивших в той войне ветеранов. Мы в неоплатном долгу перед ними за спасённый мир
и по праву заслуживших святого почитания обязаны помнить их поимённо.

 

ВОЗДУШНЫЙ СНАЙПЕР С ПОЗЫВНЫМ «АЛТАЙ»

 

Полный кавалер ордена Славы гвардии сержант Абдыкасым Карымшаков родился в 1909 году в селе Курменты на Иссык-Куле. Окончив 5 классов земской школы, поступил на курсы механиков-водителей в Самарканде. Вернувшись на малую родину специалистом по ремонту сельхозтехники, пользовался большим уважением среди односельчан, считавших его
мастером на все руки. Они даже шутили, что он может собрать из швейной машинки и примуса двигатель внутреннего сгорания. Потом был Пржевальск, где Абдыкасым трудился инструктором в автомотоклубе ОСОАВИАХИМА.

 

В августе 1941 года его призвали в Красную Армию. Прежде чем стать стрелком-радистом 75-го гвардейского штурмового авиаполка, наш земляк прошёл усиленную подготовку на земле, окончил прифронтовую лётно-техническую школу, служил авиационным оружейником на фронтовых аэродромах. Первый боевой вылет Абдыкасым совершил в конце 1943 года на самолёте Ил-2 (гитлеровцы называли его «чёрной смертью»), и он оказался удачным: два уничтоженных вражеских эшелона с техникой, живой силой и сбитый «Мессершмитт-109». Не прошло и года, как на боевом счету А. Карымшакова уже значилось более 60 результативных вылетов. К орденам Красной Звезды, Боевого Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени добавились орден Славы 3-й степени и благодарность Верховного Главнокомандующего И. Сталина.

 

В составе лётного экипажа дважды Героя Советского Союза А. Брандыса Абдыкасым освобождал Донбасс, Крым, Белоруссию, Прибалтику. Принимал участие в воздушных боях на территории Восточной Пруссии и в штурме Кёнигсберга. Записи в журнале боевых действий эскадрильи, где служил наш герой, свидетельствуют о его высоком мастерстве и бесстрашии в поединках с врагом.

 

Вот несколько эпизодов сражений в небе с участием бортового стрелка-радиста сержанта А. Карымшакова. 16 апреля 1944 года в районе города Севастополя звено наших Ил-2 попало под плотный заградительный огонь вражеских зениток, после чего их атаковали немецкие истребители. Из шести советских штурмовиков остался только борт Абдыкасыма. Четыре «фокке-вульфа» пытались взять его в «клещи» и посадить на своём аэродроме, но стрелок отбил все атаки и метким огнём поразил пилота одного из них. Потерявший управление самолёт рухнул на землю и взорвался. Как потом стало известно, за штурвалом находился племянник рейхсмаршала авиации Германа Геринга и любимец Адольфа Гитлера гауптман Дитрих фон Зимберг. После одного из попаданий в фюзеляж наш самолёт вошёл в пике, но командиру экипажа удалось вывести его над самой гладью Чёрного моря и благополучно вернуться на базу. Обслуга аэродрома насчитала в корпусе и на крыльях Ила 72 пробоины.

 

Отличился Абдыкасым и в небе Белоруссии. 6 мая 1944 года во время штурма аэродрома противника на границе с Польшей четыре Ил-2, в том числе Карымшакова, вступили в неравный бой с превосходящими по численности «Мессершмиттами». На трёх наших бортах погибли стрелки, беззащитные, самолёты стали удобной мишенью для врага. Связавшись по рации с их командирами, Абдыкасым попросил перестроиться и лечь на обратный курс, к своим, а сам зашёл к ним с тыла, приняв на себя весь огонь преследовавших вражеских истребителей. Отважный стрелок-радист отбил семь атак и подавил несколько огневых точек на земле. За мужество и героизм, проявленные в этом бою, Указом Президиума Верховного Совета СССР Абдыкасым Карымшаков награждён орденом Славы 2-й степени.

 

По рассказам ветеранов военной авиации, в ходе воздушных боёв противник в первую очередь стремится нейтрализовать бортового стрелка. Члены экипажа этой специальности подвержены особому риску для жизни. Абдыкасым нередко попадал в такие ситуации, когда заменял погибших или выбывших по ранению товарищей из других экипажей. Однажды он вылетел на задание на самолёте из соседней эскадрильи бомбардировщиков. На обратном пути осколком зенитного снаряда тяжело ранило командира и штурмана. А. Карымшаков взял управление машиной на себя и довёл её до позиций наших войск. Его однополчанин и земляк, Герой Советского Союза Николай Михайлович Рудь в своей книге «Огненное небо» вспоминал: «… Абдыкасыма в полку справедливо называли воздушным снайпером. Он обладал уникальной способностью точно выбрать цель и в нужный момент нажать гашетку. Его уважали за смелость и отвагу, обострённое чувство боевого товарищества, открытый и весёлый характер. Он никогда не кичился своими наградами, оставался скромным и отзывчимым. Вылетая на задания, всегда брал с собой комуз, говорил, что это его оберег от пуль и всяких других напастей. В короткие минуты отдыха между боевыми вылетами играл на нём «Катюшу», «Синий платочек» и мелодии киргизских гор, что для меня было особенно близко и дорого… Помню ещё один случай. Как-то Абдыкасым получил письмо от старейшины его родного села. Аксакал рассказывал, что односельчане приняли 15 детей-сирот, чьи родители погибли в блокадном Ленинграде. Стрелку-радисту за каждый лично сбитый самолёт противника полагалась денежная награда в 1000 рублей. На счету моего боевого товарища их было три. Чтобы как-то поднять маленьких ленинградцев, накормить, обогреть, одеть, Абдыкасым через финчасть полка перевёл правлению колхоза немалую по тем временам сумму. Потом он получил от них письмо. Читали его всей эскадрильей. Дети непобеждённого Ленинграда рассказывали о своих новых семьях, где их окружили теплом и заботой, о дружбе с сельскими сверстниками, делились своими школьными успехами, говорили, что, когда вырастут, пойдут на фронт и будут помогать ему бить фашистов. Позже наш политрук размножил письмо и как памятку раздал каждому экипажу…»

 

6 мая 1945 года после массированной артподготовки соединения и части 3-го Белорусского фронта под командованием маршала А. Василевского приступили к штурму г. Кёнигсберга, административного центра Восточной Пруссии. Звено Абдыкасыма получило задачу сопровождать несколько тяжёлых бомбардировщиков, следовавших для нанесения ударов по системе оборонительных сооружений гитлеровцев. Только успели взлететь, как в районе населённого пункта Тильзит (ныне город Советск в Калининградской области) на них насели несколько вражеских истребителей. Завязался бой. Выждав момент, когда один из «немцев» подставит свой бок, Абдыкасым пулемётной очередью прошил кабину пилота. Возвращаясь с задания, на предельно малой высоте уничтожил крупную группировку противника, дислоцированную в 50 километрах от Кёнигсберга, и железнодорожный состав с авиационным топливом. Орден Славы 1-й степени гвардии старшина А. Карымшаков получил из рук главного маршала авиации СССР А. Новикова.

 

За годы Великой Отечественной войны наш герой совершил около 300 боевых вылетов, уничтожил сотни важных стратегических объектов вермахта, принимал непосредственное участие в 60 воздушных боях, в которых сбил 8 самолётов противника (3 лично и 5 в группе). В журнале боевых действий авиаполка последний вылет экипажа Абдыкасыма датирован 8 маем 1945 года с задачей провести разведку боем в районе города Пиллау (сейчас г. Балтийск), где находились военно-морская база германского флота и школа по подготовке личного состава для подводных кораблей. Выполнив задание и передав командованию координаты стоявших на внешнем рейде подводных лодок, сели на аэродроме, отбитом у гитлеровцев. Передохнуть не получилось. Снова команда: «На взлёт!» И теперь уже прямым курсом на Кёнигсберг, прикрывая с воздуха 1-ю Краснознамённую бригаду торпедных катеров.

 

В те дни газета 1-й воздушной армии 3-го Белорусского фронта «Сталинские соколы» писала: «…Гитлер называл Кёнигсберг неприступным городом-крепостью, но советские солдаты сбили спесь, поумерили прусский дух главаря нацистов и взяли его меньше чем за трое суток. Мужество и героизм проявили все без исключения рода войск, в том числе наши славные лётчики. Один из них — воин из горной республики Киргизии старшина Абдыкасым Карымшаков, стрелок-радист 75-го полка штурмовой авиации с позывным «Алтай». Атакуя огневые точки первой линии обороны цитадели, он поразил несколько расчётов зенитных установок, два бронетранспортёра с пехотой, столько же самоходных артиллерийских орудий и радиолокационную станцию противника. Это позволило нашим бомбардировщикам обойтись малыми потерями при нанесении ударов по крепости. На вопрос военного корреспондента, какие чувства испытывал он в этом бою, отважный лётчик ответил так: «Давить и давить врага до тех пор, пока он не задохнётся…»

 

 

***

 

Вернувшись после Победы в родное село, Абдыкасым работал на местной машинно-тракторной станции механизатором и комбайнёром. Внёс около 10 рацпредложений по усовершенствованию механизмов хлебоуборочных машин. Поощрялся почётными грамотами Президиума Верховного Совета и Совета Министров Киргизской ССР. За высокие показатели на трудовом фронте неоднократно представлял республику на ВДНХ в Москве. Принимал активное участие в патриотическом воспитании молодого поколения. В колхозном доме культуры для школьников вёл на общественных началах кружок «Юный защитник Родины». Полный кавалер ордена Славы Абдыкасым Карымшаков ушёл из жизни в 1997 году. Его имя носят школа, одна из улиц в селе Курменты и общественный фонд. В Чон-Арыкском музее истории Великой Отечественной войны А. Карымшакову посвящён стенд, повествующий о его судьбе в годы военного лихолетья и в мирное время.

 

По данным председателя республиканского Совета ветеранов ВОВ, Вооружённых сил, труда, правоохранительных органов и тружеников тыла Токтогула Какчекеева, на сегодняшний день в республике осталось 34 участника ВОВ, 11 блокадников Ленинграда и 9 бывших узников фашистских концлагерей, нуждающихся в особом, постоянном внимании государства и гражданского общества.

 

ЖЕНСКОЕ ЛИЦО ТЫЛА

 

В годы Великой Отечественной до нашей республики не доходил гул разрывов и бомбовых атак, но кыргызстанцы были тесно связаны и сплочены с фронтом. Оставшиеся в тылу бессменно стояли у заводских станков, растили коней для нужд армии, шили и вязали тёплые вещи бойцам Красной Армии. Пахали и обрабатывали поля, собирали урожай. Боролись за каждый колосок, каждое зёрнышко. За первые четыре месяца войны колхозы и совхозы республики поставили на фронт сельскохозяйственной продукции в разы больше, чем сдали государству в предвоенном 1940-ом году. Основная тяжесть легла на плечи женщин. К. Шопокова, З. Кайназарова, Ш. Тезегбаева, Т. Атабекова… В этом ряду славных тружениц тыла достойное место занимает Касия Токобаева, вложившая немалую долю в дело великой Победы.

 

Родилась наша героиня в 1889 году в селе Орок в крестьянской семье. В 14 лет девочку отдали замуж за на много лет старше её, овдовевшего Ниязалы Токобаева из соседнего аула Чон-Арык, у которого после смерти супруги осталось четверо детей. В замужестве родила ему столько же. Никогда не делила их на родных и неродных. Ко всем относилась равно, с большой заботой, любовью и воспитала достойными людьми. С ликованием встретила Касия Октябрьскую революцию 1917 года, позволившую ей и другим забитым, бесправным женщинам наравне с мужчинами принимать активное участие в общественной жизни только зарождающейся республики. Окончила женские образовательные курсы в Пишпеке (до революции — женская гимназия на пересечении Ташкентского тракта и улицы Купеческой, сейчас — проспект Жибек-Жолу и Советская). В своём селе Чон-Арык и в соседних Орто-Сай, Беш-Кунгей, Киргизия обучала грамоте взрослых и детей. В 28 лет вступила в комсомол.

 

Сельская молодёжь единодушно избрала Касию секретарём комсомольской ячейки. Заведовала «красными юртами» на дальних выпасах, джайлоо и труднодоступных горных местностях, для проведения агитационной работы с населением. В то время их ещё называли «островками советской власти».

 

 

Принимала активное участие в движении «Худжум» (общественная организация за равноправие и просвещение женщин). Долгое время трудилась секретарём сельсовета с. Чон-Арык. Избиралась делегатом 1-го съезда дехканок, батрачек и крестьянок Киргизской автономной области. В 1929 году Касию Токобаеву приняли в члены ВКП(б). Партийное начальство района доверяло молодому коммунисту самые ответственные и небезопасные в то время задания по организации коллективных хозяйств, и Касия выполняла их с присущей ей самоотдачей, обязательностью и верой в правоту своего дела.

 

Глубоко потрясло её жестокое убийство врагами советской власти Уркуи Салиевой, организовавшей первый на юге республики колхоз «Кызыл аскер». Для Касии эта мужественная женщина стала примером жизненной стойкости и учителем в претворении планов колхозного строительства в жизнь, и, что очень важно, знания методов её работы в этом направлении пригодились нашей героине в будущем. В 1944 году Касия Токобаева заменила ушедшего на фронт председателя колхоза «Чон-Арык». По воспоминаниям наркома земледелия Киргизской ССР Д. Турабекова, несмотря на все трудности, ей удалось за короткий срок сделать хозяйство передовым в Чуйской области по поставкам сельскохозяйственной продукции фронту за счёт увеличения посевных площадей и поголовья скота. Касия Токобаева никогда не падала духом и не давала этого делать колхозникам, заряжала их своей энергией, словом и делом поддерживала в суровых условиях, по её словам, тоже сражающегося тыла.

 

Волевому и сильному характеру Касии, организаторским способностям по-доброму завидовали мужчины-хозяйственники и не стеснялись попросить поделиться опытом. В конторе не засиживалась, наравне со всеми работала на полях и фермах. Хорошо разбираясь в сельхозтехнике, вела курсы механизаторов для девушек и подростков села. Организовала несколько групп надомных швей и мастериц по пошиву и изготовлению зимнего и летнего обмундирования для бойцов Красной Армии. Одна из первых внесла в республиканский Фонд обороны личные сбережения, облигации займов и драгоценные украшения на строительство танковой колонны «Советская Киргизия». Патриотический почин своего председателя с большим воодушевлением подхватили колхозники, помогая сражающимся односельчанам и всей стране одолеть врага.

 

В годы войны на фронт ушли 411 жителей села Чон-Арык, около 300 из них не вернулись. Вечной болью в сердце стал для Касии сын Арслан, без вести пропавший в боях под Смоленском. Выпускнику Ташкентского пехотного училища было всего 19 лет. Последнее письмо она получила в феврале 1942 года. Писал, что жив, здоров, воюет. Просил беречь себя. Наказывал домочадцам присматривать за маленькими членами семьи. Похоронки не было, поэтому до конца жизни Касия не теряла надежды, что он жив и вернётся домой. Горе матери как-то скрашивала гордость за старшего сына Асанкула. Как и младший брат, он добровольцем хотел уйти на фронт, но держала бронь: работал наркомом социального обеспечения республики. На должности в годы войны особенно трудной и ответственной. В народе Асанкула любили и уважали.

 

В личном архиве директора Чон-Арыкского музея боевой славы и истории ВОВ Калбюбю Менсеитовой сохранился номер газеты «Советская Киргизия» за февраль 1944 года со статьёй комиссара строительства Большого Чуйского канала, секретаря ЦК Компартии Киргизии Б. Мамбетова. В ней говорится: «…Невзирая на войну, трудящиеся республики продолжают самоотверженно строить БЧК. Канал стал поистине народной стройкой, в которой активное участие принимают рабочие, служащие, студенты, интеллигенция столицы и колхозники Фрунзенской области. Люди трудятся с небывалым подъёмом с рассвета до полной темноты, сознавая важность задач, поставленных им партией и правительством…»
За колхозом «Чон-Арык» закрепили пятикилометровый участок около посёлка, где в начале войны поселили семьи депортированных народов Северного Кавказа (сейчас село Восток), как вспоминала Касия Токобаева. Кругом болота вперемешку с каменистым грунтом. Копали вручную. Из техники, если её можно так назвать, только ломы, лопаты, кирки, тачки и носилки. Работали по колено в воде. Жили в палатках и камышовых шалашах. По ночам, чтобы согреться, жгли костры из сушняка. На трудности не роптали, понимали, что новые орошаемые земли дадут дополнительный урожай, и что это очень важно для победы на фронте.

 

За ударный труд и перевыполнение плана земляных работ бригада женщин колхоза «Чон-Арык» под руководством его председателя неоднократно награждалась вымпелом «Победителю в социалистическом соревновании» и поощрялась денежными премиями. После войны богатый опыт управленца и организаторские способности Касии Токобаевой стали востребованными в различных сферах жизни республики: инструктор отдела по работе с женщинами Фрунзенского горкома Компартии Киргизии, директор городского промкомбината и другие руководящие должности. После ухода на заслуженный отдых работала стрелочницей на железнодорожной станции «Фрунзе-1». Умерла Касия Токобаева в 1969 году, в возрасте 80 лет. Похоронена на сельском кладбище родного села.

 

Сергей СИДОРОВ.

Поделиться:

Автор: -

Дата публикации: 15:56, 19-04-2024

ПОИСК ПО АВТОРАМ:

АникинАрисоваАщеуловБорисенкоГоршковаНестероваСапожниковКенжесариевКирьянкоКовшоваКузьминЛариса ЛИнестПлоскихПрокофьеваРубанСидоровCтейнбергСячинТихоноваШепеленкоШиринова