ISSN 1694-5492
Основана 23 марта
1925 года

ЕДИНЫЙ КЫРГЫЗСТАН - ЕДИНЫЙ НАРОД

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА

Формирование нового мироустройства, или «Сшивание Евразии»


Эксперты на площадке дискуссионного клуба «Пикир» обсудили расширение ШОС: новые горизонты сотрудничества.

 

 

Выступая перед собравшимися, эксперт-аналитик Центра геополитических исследований «Берлек-Единство» Артур Сулейманов заявил, что для России ШОС является элементом архитектуры Большой Евразии и рассматривается в контексте евразийской интеграции и некоего сопряжения с ЕАЭС. Для Китая он открывает дорогу к инициативе «Один пояс, один путь», а для центральноазиатских республик — новые возможности и активизацию прежде всего российских и китайских бизнес-проектов, инвестиций. Да и в целом повышается экономическая и политическая субъектность Центральной Азии.

 

Он также отметил, что для Поднебесной тайваньский вопрос и инициатива «Один пояс, один путь» являются архиважными. Особенно в контексте предстоящего в октябре съезда КПК. Пандемия заморозила проект, а приезд спикера нижней палаты Конгресса США Нэнси Пелоси на Тайвань значительно обострил китайско-американские отношения. Вероятнее всего, на съезде партии эти два вопроса станут основными и по ним следует ждать решений. Если проанализировать китайские проекты в Центральной Азии, то следует отдельно выделить строительство железной дороги «Китай — Кыргызстан — Узбекистан» и ветки газопровода «Центральная Азия — Китай». О них в последнее время активно говорят в СМИ. Есть вероятность того, что они могут получить развитие и поддержку со стороны ШОС. Естественно, если Поднебесная их профинансирует. Другое дело, что в регионе до сих пор нет общего подхода к проектам.

 

«Повестка предстоящего саммита ШОС насыщена важными решениями. Планируется подписание 28 документов по многим направлениям. В частности, план по реализации договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, программа промышленной кооперации, концепция транспортной взаимосвязанности, положение о почётном звании «Посол доброй воли ШОС». Также в Самарканде состоится процедура по приёму Ирана в ШОС и по предоставлению статуса партнёров по диалогу Египту, Катару и Саудовской Аравии. Беларусь в этом году также подала заявку на присоединение в качестве полноправного члена.

 

Начинается новый этап развития организации, ориентированный на расширение и консолидацию потенциалов стран-участниц. Это решение обоснованно с экономической и политической точки зрения.

 

Важным аспектом самаркандского саммита является обсуждение ситуации в Афганистане. Уделяется стратегическое значение восстановлению её экономики, реализации крупных инфраструктурных проектов.

 

Кроме этого, наблюдается сближение ШОС и ЕАЭС, которое носит взаимовыгодный экономический характер. Так, по официальным данным, товарооборот двух объединений в 2021 году увеличился на 25% по сравнению с 2019 годом и достиг почти $200 миллиардов. Это результат совместной работы, предполагающей сопряжение в транспортно-логистической сфере, а также в области технического регулирования.

 

Стоит отметить, что сегодня переход на расчёты в национальных валютах возможен. Например, Индия заинтересована в этом как никто другой. Доля экспорта в США у этой страны составляет около 15% и импорта — 5%. При этом более 80% расчётов осуществляется в долларах. А Россия и Китай ещё в 2009 году после мирового финансового кризиса предлагали создать международную резервную валюту. К слову, между этими странами во внутренних расчётах доллар ещё по итогам 2021 года заметно просел и составил не более одной трети от общей суммы сделок. Вероятнее всего, скоро тенденция дедолларизации двухсторонних расчётов продолжится, и американская валюта постепенно уйдёт в сторону», — предположил эксперт.

 

Также Артур Сулейманов отметил, что ШОС — одна из интенсивно развивающихся организаций в политическом, экономическом и научно-техническом плане. На государства организации приходится примерно половина населения планеты и четверть мирового ВВП. В глобальном значении, если оставить за скобками высокую экономическую мотивированность стран в предстоящем саммите и его насыщенную повестку, происходит формирование нового порядка мироустройства. Это не только перелом в международных отношениях и их глобальная перестройка, но и ответ на усиление политической и экономической турбулентности в мире, активизация реального сотрудничества по взаимовыгодным направлениям.

 

В свою очередь Чрезвычайный и Полномочный Посол Ирана в Кыргызстане Саид Харази заявил, что мировой порядок меняется, завершается однополярный мир. Страны осознали, что для поддержания и обеспечения собственных национальных интересов и безопасности наряду с международным взаимодействием и активным присутствием в глобальных платформах им следует выгодно использовать механизмы региональных организаций. Опыт показал, что многие потребности и вызовы государств, в том числе политические, экономические, оборонные и культурные, могут решиться в их рамках. Инициатива создания Шанхайской организации сотрудничества в 1996 году пятью странами и увеличение числа её постоянных членов и наблюдателей до 11 за последние годы является одним из успешных примеров регионального сотрудничества. Одной из миссий членов объединения является формирование многополярного миропорядка на основе общепризнанных принципов международного права, многовекторности и общей, всеобъемлющей, стабильной и обширной безопасности. К сожалению, сегодня, несмотря на все приложенные усилия, масштабы терроризма и экстремизма не только не уменьшились, но и расширились. Действия и движения Америки в отношении террористических группировок в регионе — от Сирии до Ирака и Афганистана — не только не снизили риск нарастания угроз со стороны террористических групп, но и придали этим угрозам новые масштабы.

 

«Предстоящая встреча глав государств — членов Шанхайской организации сотрудничества, намеченная на сентябрь в Самарканде, является важной. Она пройдёт спустя год с момента безответственного вывода Вооружённых сил США из Афганистана. Террористические группировки там активизировались больше, чем в прошлом, и сегодня считаются серьёзной угрозой для стран региона, в том числе Центральной Азии. Влияние и последствия украинского кризиса и санкций против России также повысили значимость предстоящего саммита. Поэтому принятые там решениясыграют важную роль в дальнейшем сотрудничестве стран-членов. Несомненно, последние события на Тайване, усилившие размах напряжённости в Азии, станут одной из главных тем.

 

Также в Самарканде обсудят вступление новых государств в полноправные члены, получение статуса наблюдателя или партнёра. Это станет поворотным моментом в 25-летней истории организации», — сказал посол.

 

Саид Харази также отметил, что Иран оценивает ШОС как важную региональную организацию с большими возможностями и чёткими перспективами сотрудничества. Сегодня Китай, Россия, Индия и Пакистан входят в число важных партнёров в торгово-экономической сфере. А преференциальное тарифное соглашение Ирана с Евразийским экономическим союзом привело к большим изменениям в сотрудничестве со странами — членами альянса за последние три года. К слову, готовится к подписанию Соглашение о свободной торговле с Евразийским экономическим союзом. «Иран добился успехов в борьбе с экономическими санкциями, опираясь на отечественное производство.

 

Геополитическое положение в Персидском заливе и Оманском море даёт возможность странам — членам организации пользоваться преимуществами портов Бендер-Аббас и Чабахар для доступа к морю и мировым рынкам. А многочисленные возможности Ирана вполне могут стать доступны к использованию их странами региона, в том числе членами Шанхайской организации сотрудничества, и создать предпосылки для большего усиления на мировой и региональной арене», — подчеркнул Саид Харази.

 

Директор узбекистанского Центра исследовательских инициатив «Ma’no» Бахтиёр Эргашев заявил, что ШОС превращается в серьёзную большую организацию, объединяющую крупнейшие глобальные и региональные евроазиатские державы. Она занимается не только борьбой с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом, но и развитием экономик, цифровых технологий, зелёной энергетики. «Расширение ШОС за счёт Индии, Пакистана, в будущем и Ирана, и, может быть, Турции, превращает организацию наряду с БРИКС (куда входят Китай, Индия, Россия) в одну из крупнейших, объединяющих страны не Запада. И роль её станет только усиливаться. Теперь союз должен стать площадкой для формирования новой повестки глобального развития, исходя из парадигмы формирования нового многополярного мироустройства», — отметил эксперт.

 

По его мнению, ШОС предстоит заниматься плотно Афганистаном. Пока это государство находилось под западной коалицией, работать с ним было почти невозможно. Сегодня всё изменилось. Однако режим «Талибана» — не очень надёжный партнёр для сотрудничества. И это делает усилия как отдельных стран, так и организации в целом по созданию условий для внутриафганского урегулирования недостаточно эффективными на афганском треке.

 

Бахтиёр Эргашев также отметил, что ШОС, постепенно приобретающая общеконтинентальное евроазиатское наполнение, одним из главных и ключевых направлений сотрудничества должна сделать упор на развитие трансевразийских трансконтинентальных транспортных коридоров. Это могут стать как Север — Юг, так и Восток — Запад. При этом нужно добиться сопряжения их, постараться уйти от конкуренции проектов, прежде всего предлагаемых к реализации Китаем и Индией.

 

Выступая на заседании, эксперт Российского совета по международным делам Елена Кузьмина заявила, что самые сложные вопросы в рамках ШОС — экономические. Страны ЕАЭС на 75% торгуют в национальных валютах, Россия и Китай — 25%, свои механизмы есть и у государств Центральной Азии. «Что сейчас станет мерилом торговли — юань, рубль, рупия? Или что-то похожее на европейское экю до введения евро? Это сложный вопрос, задевающий национальные интересы всех республик, а также политические и геополитические амбиции крупнейших игроков на мировой арене. Также при полном переходе к расчётам в нацвалютах необходимо решить, в какой системе они станут проходить. Уже несколько стран — действующих и будущих членов ШОС — отключены от системы SWIFT. Россия и Китай предлагают перейти, соответственно, на их системы платежей. За столько лет мы не смогли решить вопрос об открытии Банка развития ШОС. Идут споры о том, на базе чего он станет работать: Азиатского банка инфраструктурных инвестиций или Евразийского банка развития, в котором участвует большинство стран ЕАЭС? В течение 10 лет дальше уже имеющегося Межбанковского совета мы не продвинулись», — высказалась Елена Кузьмина.
По её словам, расширение объединения — усложнение системы. Нужны транспортная связанность, промышленное развитие и современная цифровая экономика. Сегодня нет ни одного общего экономического проекта ШОС — есть двухсторонние, трёхсторонние программы стран, входящих в эту организацию.

 

В свою очередь исполнительный директор Центра стратегических решений «Аппликата» Кубатбек Рахимов заявил, что ШОС может стать дискуссионным клубом. За повторяющимися из года в год декларациями о борьбе с терроризмом, экстремизмом, сепаратизмом не видно экономики. Поэтому, по его мнению, Банк ШОС надо было давно сделать открытым с переносом финансовой архитектуры на азиатское направление. «Если бы не сопротивление ряда прозападно настроенных экономистов в Центробанке, Минэкономразвития, Минфине России, мы бы давно перешли к практическому обсуждению этой темы. Если и в сентябре не решится это, значит, ШОС — всё-таки дискуссионный клуб.

 

Второй момент — перенос столицы объединения в одну из стран Центральной Азии. Тот клубок противоречий, которые есть между Китаем и Индией, Индией и Пакистаном, станет давать токсичность в отношении организации, штаб-квартира которой располагается в Поднебесной. Поэтому Центральная Азия — выбор идеальный. Давайте перенесём столицу ШОС в Кыргызстан. Думаю, что для Бишкека это высокая честь, мы сможем обеспечить организацию логистическими возможностями. Также среди вариантов Узбекистан. Там уже располагается РАТС ШОС. Мы можем выбирать из четырёх участников стран Центральной Азии, но столицу переносить надо.

 

Я сторонник разноскоростной интеграции внутри ШОС. Нам надо возродить «шестёрку», но другую: Иран, Россия плюс четыре страны Центральной Азии. Эту связку сделать отдельно и перехватывать инициативу. Вот этот транспортный коридор, который мы 25 лет обсуждаем: Китай — Кыргызстан — Узбекистан, стыкуется с трансафганским, который как раз идёт от Узбекистана с Афганистаном на Иран и Пакистан. Кыргызстан может выступать здесь точкой сборки», — считает эксперт.

 

Сопредседатель Социалистического движения Казахстана Айнур Курманов напомнил собравшимся о недавней встрече министров иностранных дел стран ШОС. К слову, именно они готовят всю повестку для принятия решений в рамках предстоящего саммита в Самарканде 15-16 сентября. Переговоры тогда прошли успешно. Также согласованы проекты документов по переходу на взаиморасчёты в торговле на национальную валюту. По этим судьбоносным темам не появилось никаких разногласий, что говорит о дальнейшем развитии объединения. «Уже есть проекты меморандумов по предоставлению Египту, Саудовской Аравии и Катару статуса партнёра по диалогу ШОС. А на самом саммите должны принять решения о придании аналогичного статуса Бахрейну и Мальдивам. Сейчас государствами-наблюдателями являются Афганистан, Беларусь, Иран и Монголия. Государствами — партнёрами по диалогу — Азербайджан, Армения, Камбоджа, Непал, Турция и Шри-Ланка.

 

На Самаркандском саммите Иран станет полноправным членом объединения и примет активное участие в мероприятии, а примерно через год уже вступит и Беларусь. Известно также, что присоединиться теперь хотят и арабские страны, в частности, такое желание выразили правящие монархические семьи Саудовской Аравии, Катара.
Многие эксперты, как и главы всех стран мира, внимательно следят за приготовлениями к саммиту, так как главным бенефициаром организации становится Пекин, который придаёт этому объединению более чёткие очертания и цельную структуру. Поэтому наблюдается стремление целого ряда государств непременно усилить взаимодействие с ШОС и даже вступить в неё, поскольку это даёт возможность стать не просто членом клуба друзей, но и деловым партнёром Поднебесной. Ведь именно она имеет все шансы в ближайшей перспективе превратиться из второй экономики мира в первую.

 

ШОС наполняется новым смыслом и превращается в реальный политико-экономический блок под эгидой Китая. Он станет определять правила игры и формировать новый региональный рынок Большой Евразии, создавать платёжную систему», — заявил эксперт.
По мнению Айнура Курманова, скоро начнётся повсеместный отказ от доллара как платёжного средства в совместной торговле в рамках Шанхайской организации. Переход на взаиморасчёты в

 

нацвалютах только укрепит внутренний рынок и финансовую систему государств, в том числе и республик Центральной Азии. Кроме этого, возможно, стоит разработать общую модель введения новой расчётной мировой валюты в цифровом формате, которая использовалась бы исключительно в международных отношениях, являлась устойчивой, прозрачной и справедливой, защищённой от разного рода санкций. Её создание дало бы толчок для ускорения, углубления интеграции уже и в рамках ЕАЭС на постсоветском пространстве.

 

«ШОС становится и прообразом нового, уже военно-политического блока. Также происходит и явное смещение точки опоры российского влияния и в Центральной Азии. Так, можно наблюдать, что более близким для Москвы партнёром становится, несмотря на некоторые проблемы, именно Узбекистан, а не Казахстан, правящая элита которого усиленно цепляется за многовекторную политику, стремясь нарастить экономическое и военное сотрудничество со странами Запада и игнорируя свои союзнические обязательства. Это сейчас проявляется и в том, что принимающей стороной саммита ШОС выступил именно Ташкент, что стало проявлением особого доверия со стороны Златоглавой и Пекина. При этом Шавкат Мирзиёев получил и орден Александра Невского из рук Владимира Путина, тогда как Касым-Жомарт Токаев принципиально отказался от этой награды. Возможно, именно поэтому в начале июля иностранные спецслужбы организовали волнения в Каракалпакии, чтобы раскачать ситуацию в стране и поджечь всю Центральную Азию? Выходит, что Запад не случайно пытается всячески выбить Узбекистан в качестве пазла из новой создаваемой конструкции, поскольку Ташкент неминуемо в перспективе станет настоящим лидером региона.

 

Надо понимать в связи с этим и бесперспективность попыток поиска прозападной частью правящих элит некоторых республик Центральной Азии альтернативных маршрутов в обход России и в противовес ШОС, чтобы сохранить отношения с Западом и господство американских, британских и европейских компаний на тех же месторождениях в казахстанской части Каспия. При этом в данном направлении идут попытки сближения с Турцией и Саудовской Аравией. Но, как видим, Анкара сама проводит «многовекторную политику» и заинтересована в сближении с ШОС, а Азербайджан и Армения также могут стать в перспективе полноправными участниками организации. И таким образом закроется это «геополитическое окно» в Европу через Каспий, на который рассчитывают сторонники Запада. В связи с этим неизбежны изменения и в бывшей советской Средней Азии, так как ни Москва, ни Пекин не допустят появления здесь для себя очередного «южного фронта». Поэтому результаты и значение предстоящего Самаркандского саммита ШОС вообще очень трудно переоценить», — поделился Айнур Курманов.

 

В свою очередь директор фонда «Диалог цивилизаций» из Таджикистана Фаридун Усмонов отметил, что за последние пять лет это уже второе расширение ШОС за счёт достаточно крупных и серьёзных региональных игроков. Вступление Ирана можно рассматривать через призму балансирования сил в квадрате Китай — Индия — Пакистан — Иран (КИПИ). Последний играет немаловажную роль в структуре безопасности Южной Азии и традиционно имеет хорошие связи с Индией, а Китай является крупнейшим торговым партнёром этой страны. В ближайшей перспективе одной из задач ШОС станет обеспечение взаимной терпимости в квадрате КИПИ. Вместе с тем со вступлением Ирана у организации появляется мостик ещё с одним микрорегионом — Кавказом. Россия граничит с Азербайджаном и Грузией, но сейчас появится у союза граница и с Арменией. Фактически появляются реальные условия для полноценного включения в проекты ШОС уже и кавказского региона. Ведь Азербайджан и Армения с 2015 года являются партнёрами по диалогу ШОС, и этот формат позволяет организации привлекать к сотрудничеству и южнокавказские республики.

 

Кроме этого, эксперт отметил, что теперь практически полностью все страны «Московского формата» по Афганистану становятся его членами. Из 11 его государств-участников только Туркменистан не входит в ШОС, а Афганистан с 2012 года является страной-наблюдателем. Шанхайская организация сотрудничества виделась самой перспективной площадкой для решения афганского кризиса, так как в ней представлены практически все страны, которые заинтересованы в его решении. «ШОС стала первой международной организацией, сделавшей идею борьбы с терроризмом стержнем своей деятельности. Вопрос Афганистана можно решить согласно традиционной активности союза в области борьбы с проявлениями «трёх зол» — терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом. И страны-участницы активно двигаются в этом направлении. Определённая подготовительная работа проведена ещё в 2019 году, когда в Бишкеке согласована «дорожная карта» Контактной группы «ШОС-Афганистан», в которой все страны-участницы заявили о своей приверженности ключевым принципам урегулирования ситуации в Афганистане — безальтернативности решения конфликта путём политического диалога и осуществления инклюзивного мирного процесса под руководством самих афганцев, а также важности восстановления экономики этой республики для установления мира и стабильности, безопасности и устойчивого развития региона в целом.

 

А с уходом из Афганистана западных вооружённых сил решение афганской проблемы становится «делом чести» для ШОС. Страна, независимо от того, какие силы ею управляют, географически расположена внутри ШОС. Поэтому это практически вопрос безопасности нескольких регионов. Мирное урегулирование конфликта и поствоенное восстановление — это задача на десятилетия для стран ШОС. Только сообща и с учётом интересов всех государств можно добиться реальных сдвигов в этом направлении», — подчеркнул Фаридун Усмонов.

 

Он также отметил, что расширение ШОС несёт в себе и дополнительные сложности. Все говорят, что союз — практически половина населения мира. Вместе с тем осознания общности на уровне населения нет. Существуют ограничения в передвижении между странами, есть приграничные споры. Речь не только о свободном передвижении по всему региону — сложности существуют даже между соседними государствами. Так, например, из Душанбе в Нью-Дели — всего лишь два полёта в неделю, а между Исламабадом и Бишкеком вообще нет рейсов. «Развитие транспортных путей и логистических центров остаётся наиважнейшей задачей, стоящей перед странами ШОС. Членство Ирана даёт возможность более активно использовать и Каспийское море, так как только транзит через эту страну позволяет связать каспийское побережье с Индийским океаном. Вместе с тем для полноценного использования данного маршрута необходимы колоссальные инвестиции. Надо развивать портовую инфраструктуру во всех прикаспийских странах, в разы увеличить торговый флот в каспийском бассейне, расширить железнодорожную сеть внутри Ирана. Для того чтобы появилась возможность активно развивать торгово-экономические отношения, очень важно, чтобы транскаспийский маршрут заработал в ближайшие сроки. И без совместных усилий стран организации не получится добиться транспортной взаимосвязи», — поделился мнением специалист из Таджикистана.

 

А вот эксперт по вопросам национальной безопасности Таалайбек Джумадылов считает, что может появиться новый военно-политический блок в противовес НАТО на основе ШОС и ОДКБ, но в каком-то новом формате. По его мнению, последние события свидетельствуют о начале полного и бесповоротного демонтажа существующего миропорядка. Это, в частности, пандемия коронавирусной инфекции, фиаско 20-летней военной кампании США и их союзников в Афганистане, события вокруг Тайваня. Становится совершенно очевидным, что как прежде уже точно не будет.

 

Политолог Алина Молдокеева отметила, что трансформация ШОС — процесс закономерный. Эта организация обязательно станет изменяться, вопрос только в том, что войдёт в список приоритетов. Возможно, она поглотит все те региональные организации, которые существуют на сегодняшний день в регионе — ОДКБ, ЕАЭС, — и станет региональной моделью для Центральной Азии. Не случайно Самаркандскому саммиту ШОС предшествовала встреча глав государств центральноазиатских республик. Но нужно возвращаться к модели, существовавшей в период «Шанхайской шестёрки». Необходимо выдвигать вопросы, стоящие на повестке дня у государств Центральной Азии. В частности, более тесного военно-политического сотрудничества.

 

Кандидат исторических наук Павел Дятленко добавил, что расширение ШОС тесно связано с формированием многополярного миропорядка, который постепенно сменяет американоцентричный мир. Даже в период острого геополитического противостояния объединение остаётся привлекательным и открытым для стран разных регионов мира. Процесс расширения идёт в основном за счёт Евразии и глобального Юга (страны Юго-Восточной Азии и арабские государства), которые стремятся сохранить свою независимость в условиях новой холодной войны и поэтому противостоят агрессивной неоколониальной политике Запада. Странам Центральной Азии выгодно наращивание экономического и военного сотрудничества в рамках ШОС, так как Россия и Китай — ключевые игроки и являются основными партнёрами государств нашего региона. Также увеличение организации постепенно превращает её в финансово-экономическую альтернативу Западу, что повышает транзитное значение Центральной Азии и снижает зависимость региона от западного финансирования. Кроме этого, новые перспективы появляются для согласования сотрудничества ШОС и ЕАЭС, ЕАЭС и китайского проекта «Один пояс, один путь» и реализации ранее заявленных общих финансовых проектов (пример — Банк развития ШОС). Ещё в качестве общего финансового проекта можно использовать Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, среди учредителей которого находятся страны объединения.

 

«Афганистан является страной-наблюдателем в ШОС и с 2015 года ожидает ответа на свою заявку на членство. Более 60% внешней торговли у них приходится на страны организации. Согласованное использование растущих возможностей ШОС поможет стабилизации и экономическому восстановлению этой республики через долгосрочное сотрудничество с соседними государствами. Для этого целесообразно использовать существующий механизм Контактной группы «ШОС — Афганистан». А получение Ираном постоянного членства в объединении поможет успешному решению проблем Афганистана.

 

Расширение ШОС подтверждает естественный процесс «сшивания Евразии» с помощью международных транспортных коридоров Север — Юг и Восток — Запад и крупных инфраструктурных проектов. Это постепенно решит проблему доступа к морским портам для стран Центральной Азии, а также поможет сближению республик постсоветского пространства и преодолению их зависимости от Запада. В перспективе большинство из них присоединится к ШОС. Отмечу, что организация постепенно трансформируется из региональной евразийской в мировую, которая станет важной и влиятельной частью формирующегося многополярного мира», — заявил Павел Дятленко.

 

В свою очередь общественный деятель Эдил Марлис уулу подчеркнул, что на Самаркандском саммите ШОС — 2022 одним из приоритетных направлений должна стать борьба с новой мировой угрозой, а именно защита от биологического оружия массового поражения, разрабатываемого США в лабораториях, расположенных по всему миру. Также в торгово-экономических отношениях в приоритете обязана находиться продовольственная безопасность. Необходимо и усилить взаимоотношения с Афганистаном как страной, имеющей статус наблюдателя, не дать недружественным государствам и блокам использовать её территорию в качестве плацдарма для атаки на республики ШОС. По его мнению, также стоит усилить работу по укреплению традиционного ислама в Среднеазиатском регионе — для предотвращения радикализации и укрепления экстремистских религиозных группировок.
«ШОС должна стать не только экономически выгодной для стран-членов, но и политической силой на мировой арене. По количеству стран, желающих вступить и сотрудничать с объединением, мы можем видеть тех, кто не согласен с нынешним миропорядком и политикой США и коллективного Запада. Можно сделать вывод о формирующемся Коллективном Востоке», — заключил Эдил Марлис уулу.

 

Подготовила
Ирина КОВШОВА.

Автор: -

Дата публикации: 14:52, 13-09-2022

ПОИСК ПО АВТОРАМ:

АбытовАйжигитовАщеуловБайджиевБеляковБиялиновБоконбаевВоропаеваГоршковаНестероваДосалиевСапожниковКенжесариевКовшоваКузьминПетровПлоскихПоповаПрокофьеваСидоровШаповаловШариповШевцовШепеленкоШириноваЭркебаев